Афганистан дрейфует на север. США экспортируют нестабильность в Центральную Азию - 13 Сентября 2012 - Казахстанский военный сайт
Главная » 2012 » Сентябрь » 13 » Афганистан дрейфует на север. США экспортируют нестабильность в Центральную Азию
15:05
Афганистан дрейфует на север. США экспортируют нестабильность в Центральную Азию
Геополитическая переконфигурация Центральной Азии, которая ожидает ее в связи с предстоящим в 2014 г. выводом войск США и НАТО из Афганистана, начинает приобретать все более зримые контуры. Причем очертания этих контуров для государств региона выглядят скорее неблагоприятными, а нередко – и просто угрожающими.

Приближение 2014-го заставляет аналитиков все чаще гадать – что будет после того, как основная масса войск западной коалиции все же покинет Афганистан. Большинство из них сходится в том, что на военно-политической ситуации в Центральной Азии это отразиться не самым благоприятным образом. Казахстанский эксперт Константин Сыроежкин, перечисляя реальные и потенциальные угрозы безопасности государств региона, такие как активизация радикальных исламистских группировок, наркотрафик, приход к власти Талибана и дестабилизация Пакистана, отмечает, что планируемый перевод активных действий войск западной коалиции на север Афганистана способен вызвать активизацию исламистов вблизи южных границ СНГ. Результатом действий США будет экспорт нестабильности из Афганистана в государства Центральной Азии для формирования в Евразии обширной "дуги нестабильности". С этой целью американцы, по всей видимости, планируют расширить зону "контролируемого конфликта", перенеся ее с территории Афганистана в Ферганскую долину.

Ферганская долина – ключевой район Центральной Азии. Здесь сходятся границы трех из пяти государств региона – Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, которые, в связи с высокой численностью населения и сложной экономической ситуацией являются самыми нестабильными в социальном и военно-политическом отношении.

В советский период территория долины, ранее всегда являвшаяся политической целостностью, была поделена между Узбекской, Киргизской и Таджикской ССР. В результате сегодня она представляет собой сложное переплетение государственных границ. На территории долины расположены Ферганская, Наманганская и Андижанская области Узбекистана, Ошская, Джалал-Абадская и Баткенская области Киргизии, а также Согдийская область Таджикистана. Ферганская долина отличается самой высокой в Центральной Азии плотностью населения, что в сочетании с ограниченностью земельных и водных ресурсов создает социальную напряженность и провоцирует многочисленные конфликты.

Наследием СССР является и проблема территориальных анклавов, которых в Ферганской долине насчитывается восемь. Только в Киргизии расположены четыре узбекских и два таджикских анклава. Наиболее крупный из таджикских анклавов – Ворух, административно относящийся к Согдийской области Таджикистана. На его территории проживают около 30 тыс. человек, большая часть которых – таджики. В Киргизии же расположены узбекские анклавы Сох и Шахимардан. В Сохе проживают около 35 тыс., в Шахимардане – около 5 тыс. чел. В Узбекистане расположен киргизский анклав Барак площадью около 4 кв. километров, где проживают около 1 тыс. чел., главным образом – киргизы. Анклавы являются постоянным фактором напряженности в межгосударственных отношениях трех стран. Так, во время баткенских событий 1999 г. на территорию Шахимардана пытались прорваться боевики Исламского движения Узбекистана, после чего узбекские власти заминировали его границы. В ходе межэтнических столкновений в южных регионах Киргизии, произошедших в июне 2010 г., несколько сотен жителей Барака в результате наплыва узбекских беженцев были вынуждены бежать в Киргизию.

Тесное переплетение государственных границ, анклавов и транспортных коммуникаций создает ситуацию, при которой дестабилизация ситуации в одной из республик вызовет цепную реакцию, втягивая в зону нестабильности соседние страны.

Статус главной "горячей точки" Центральной Азии делает Ферганскую долину идеальным местом для воплощения стратегии "управляемого хаоса". Не случайно все три республики в последнее время стали объектом повышенной дипломатической активности США.

Особенно пристальное внимание американцы уделяют Таджикистану и Узбекистану. Причем их деятельность начинает приносить свои плоды. Летом этого года Ташкент заявил о приостановлении своего членства в ОДКБ, а в начале сентября – о выходе из состава корпуса миротворческих сил СНГ, созданного в 1994 г. 12-ю республиками бывшего СССР для ликвидации последствий природных и техногенных чрезвычайных ситуаций. В августе российские и казахстанские издания сообщили о возможном размещении в Узбекистане военной базы США. По сведениям "Коммерсанта", это будет крупнейший американский военный объект на территории Центральной Азии, который возьмет на себя функции Центра оперативного реагирования на случай обострения ситуации в Афганистане.

Ситуация в Таджикистане остается напряженной и без всякого видимого внешнего вмешательства. На фоне сложной экономической и политической ситуации в республике обострилась проблема этнорегионального сепаратизма. В конце июля в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) был убит генерал госбезопасности Абдулло Назаров. В убийстве власти обвинили группировку одного из влиятельных лидеров Горного Бадахшана, начальника Ишкашимского пограничного отряда Толиба Айембекова. По версии прокуратуры, она была причастна к контрабанде наркотиков, табачных изделий, драгоценных камней, а также совершении тяжких преступлений, включая бандитизм. В административный центра ГБАО Хорог были введены правительственные войска и 24 июля началась спецоперация, в ходе которой по официальным данным было убито 42, по информации Би-би-си – до 200 человек. На следующий день было объявлено о заключении перемирия, которое было достигнуто при активном содействии представительства Фонда Ага Хана – главы исмаилитов всего мира. В отличие от большинства таджиков, исповедующих суннитский ислам ханафитского толка, большая часть населения Горного Бадахшана является исмаилитами. Сам факт того, что власти после ожесточенных боев были вынуждены пойти на заключение перемирия, показал, что решить проблему Горного Бадахшана с помощью военной силы они пока не в состоянии.

Активное участие в этих событиях принимали афганцы. По данным Центра общественных связей Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Таджикистана, озвученным 24 июля, в результате операции было задержано 40 участников незаконных вооруженных формирований, включая 8 граждан Афганистана. В ходе боев около 200 боевиков, по данным таджикских СМИ, сконцентрировались на приграничной афганской территории. Одновременно в СМИ появилась информация о том, что Толиб Айембеков бежал на территорию Афганистана. Тесные связи между памирскими полевыми командирами и афганцами налицо, и обвинения официальных властей в контрабанде товаров имеют, по-видимому, основания. Между тем, Горный Бадахшан – это почти половина (45%) территории Таджикистана, большую часть которой занимает высокогорье Восточного Памира.

В условиях горного рельефа местности контролировать Горный Бадахшан, а тем более - вести на его территории боевые действия сложно. Хватит ли для этого военных возможностей официального Душанбе – большой вопрос.

Полунезависимый статус Горного Бадахшана, ставший результатом гражданской войны 1992-1997 гг., остался пока без особых изменений. В конце августа в своем доме в Хороге был убит другой влиятельный памирский полевой командир Имомназар Имомназаров, который в последние годы был серьезно болен и не вставал с постели. На следующий день в Хороге собрался митинг протеста численностью около 3 тыс. человек. Его участники потребовали вывода правительственных войск, заявив, что они не могут обеспечить их безопасность. Участниками митина выдвигались и политические требования, включая внесение изменений в конституцию Таджикистана, чтобы глава ГБАО выбирался на прямых выборах, а не назначался из Душанбе, а также разделение исполнительной и законодательной властей (сегодня глава области одновременно является председателем местного парламента). Власти были вынуждены пойти на переговоры, согласившись на вывод войск в обмен на прекращение митинга. Тем не менее, ситуация остается взрывоопасной, и вероятность нового конфликта не исключена.

3 сентября радио "Озоди" (таджикская служба радио "Свобода") сообщила о переброске в Хорог дополнительных сил МВД, ГКНБ и президентской гвардии. Сообщалось, в частности, об отправке шести автобусов с военнослужащими МВД и групп быстрого реагирования из других регионов Таджикистан, включая Душанбе и Согдийскую область. По официальной версии, дополнительные силы перебрасываются в Хорог для обеспечения безопасности президента Таджикистана Э. Рахмона, который планировал посетить город во второй половине сентября. Аналитики же предполагают, что на самом деле таджикские власти готовят новую зачистку с целью окончательно поставить Горный Бадахшан по свой контроль, а визит служит всего лишь прикрытием. 6-го сентября информационное агентство "Регнум" со ссылкой на радио "Свободный Афганистан" сообщило, что в афганском Бадахшане на границе с Таджикистаном находятся около 70 боевиков "Аль-Каиды". По данным руководителя службы безопасности уезда Аргунчхой афганской провинции Бадахшан Абдулаввала, в состав этой группы входят граждане Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, Казахстана, Пакистана и, возможно, России. Кроме того, среди боевиков находятся сторонники Толиба Айембекова, которые могли принимать участие в недавних боях с правительственными войсками в Хороге. Если Афганистаном и странами Центральной Азии не будут своевременно приняты против них необходимые меры, эта группа, по мнению афганского офицера, может создать большие проблемы.

Положение в Горном Бадахшане обострилось на фоне нерешенности проблемы с пребыванием в республике 201-й российской военной базы, которая по боевой мощи превосходит всю таджикскую армию.

База, подразделения которой расквартированы в Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе, насчитывает около 6 тыс. военнослужащих. В соответствии с соглашением 2004 года она дислоцируется в Таджикистане практически бесплатно. Срок ее пребывания заканчивается в 2014 г. В сентябре прошлого года тогдашний президент России Д. Медведев во время визита в Душанбе договорился с президентом Таджикистана Э. Рахмоном о том, что в первом квартале 2012 г. соглашение по 201-й базе будет продлено на 49 лет. Однако договор не подписан до сих пор. В таджикских СМИ упорно циркулировали слухи о том, что за дальнейшее размещение базы республика хочет получать 300 млн. долл. в год – в три с лишним раза больше, чем Россия платит Украине за военно-морскую базу в Севастополе. В конце июня главнокомандующий Сухопутными войсками России Владимир Чиркин заявил, что переговоры о продлении срока пребывания на территории республики российской базы зашли в тупик, и может встать вопрос о том, сохранится ли военное присутствие России в Таджикистане вообще. Душанбе, по его словам, выдвинул Москве свыше 20 требований, которые постоянно изменяются и в большинстве своем для России неприемлемы. В конце августа таджикское руководство, по неофициальной информации, предложило РФ временно отказаться от подписания нового договора до 2016 г, продлив на этот период действие прежнего соглашения. В 2013 -2014 гг. республике предстоят президентские и парламентские выборы, и обострять вопрос российского военного присутствия власти не хотят. Однако о реакции России на это предложение пока ничего не известно.

В случае дестабилизации ситуации в Афганистане, которая по мере приближения даты вывода войск США кажется все более реальной, ОДКБ окажется единственной реальной силой, способной обеспечить безопасность Таджикистана.

И поэтому в продлении сроков пребывания в республике 201-й базы заинтересована, прежде всего, она сама. Иначе "экспорт нестабильности" из Афганистана грозит поглотить не только Таджикистан, который и сегодня не в состоянии контролировать отдельные районы, но и другие страны Центральной Азии. Последним рубежом, который России придется оборонять, окажется при этом южная граница Казахстана. Такой пессимистичный сценарий, предусматривающий исчезновение целых государств и кардинальную перекройку политической карты региона, выглядит пока малореальным. Однако способность афганского правительства удержать власть, как и военные возможности "малых" стран ОДКБ – Киргизии и Таджикистана – также вызывают большие сомнения.

Специально для Столетия
Александр Шустов
13.09.2012

Источник - stoletie.ru

Категория: Международные военные новости | Просмотров: 467 | Добавил: Zhan | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
Календарь
«  Сентябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930