Главная » 2011 » Ноябрь » 4 » Битва за Каспий. Колоссальные нефтяные ресурсы озера-моря стали предметом борьбы пяти стран
09:02
Битва за Каспий. Колоссальные нефтяные ресурсы озера-моря стали предметом борьбы пяти стран
Делить на Каспии есть что. Озеро-море – еще почти не распечатанная "нефтяная бутыль". Уже доказанные ресурсы нефти в Каспийском море составляют около 10 миллиардов тонн, общие ресурсы нефти и газоконденсата оцениваются в 18-20 миллиардов тонн. Запах нефти привлек на Каспий ведущие нефтегазовые компании мира – "Эксон Мобил", "Коноко Филипс", "Шелл", "Тоталь", "Эни", наш "Лукойл" и другие. Как иностранные компании получили доступ во внутреннее море, если действующий правовой режим Каспия, установленный советско-иранскими договорами 1921 и 1940 годов, предусматривал запрет на плавание в его акватории любых судов, кроме каспийских государств, вопрос отдельный.

С момента распада СССР проблемы раздела Каспийского моря только обостряется, поскольку теперь уже делятся нефть и газ, а не только биологические ресурсы. Каспий – не море, и к нему не могут применяться автоматически нормы и понятия международного морского права, в том числе положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Каспий – большое озеро. И потому Азербайджан, Казахстан и Туркменистан настаивают на разделе Каспия по срединной линии, а Иран - на разделе Каспия по одной пятой части между всеми прикаспийскими государствами.

Ну, а Россия? В состав России северные берега Каспия вошли в 1569 году по результатам первой русско-турецкой войны. После "Персидского похода" Петра I в 1722-1723 годах и русско-персидских войн 1804-1813 и 1826-1828 годов по Гюлистанскому (1813 год) и Туркманчайскому (1828 год) трактатам Россия получила исключительное право иметь военный флот на Каспийском море, а Персия сохраняла право только на торговое судоходство. Это означало, что Каспий стал внутренним водоемом России. После 1917 года Советская Россия отказалась от монопольных прав на Каспий, и советско-иранские договоры 1921, 1935 и 1940 годов закрепили равные и исключительные права на осуществление морской деятельности на Каспии СССР и Ирана. Ну, а после распада Союза прикаспийские страны стали чертить на Каспии границы "на свой лад".
В 1992 году МИД России объявил Каспий "замкнутым морем" с 12-мильной зоной территориальных вод прибрежных государств.

Но вслед за этим Кремль дал согласие на привлечение "третьих стран" - понятное дело, западных нефтяных компаний - к освоению природных ресурсов Каспия "на условиях, согласованных между всеми прикаспийскими государствами". И тем самым открыл "ящик Пандоры": согласовывать условия никто не стал...

В 1998 году мы заключили соглашение с Казахстаном о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование, соглашение с Азербайджаном о разграничении сопредельных участков дна северной части Каспийского моря в 2002-ом и через год - трехстороннее российско-азербайджано-казахстанское соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря, которыми установлены географические координаты разделительных линий, ограничивающих участки дна, в пределах которых стороны осуществляют свои суверенные права в сфере разведки и добычи минеральных ресурсов. То есть, раздел шельфа осуществляется частными межгосударственными договорами соседей по Каспию. Как сказано в статье 1 российско-казахского соглашения, "дно северной части Каспийского моря и его недра при сохранении в общем пользовании водной поверхности, включая обеспечение свободы судоходства, согласованных норм рыболовства и защиты окружающей среды, разграничиваются между Сторонами по срединной линии, модифицированной на основе принципа справедливости и договоренности Сторон".

К лучшему пониманию вопроса дополню, что так называемая срединная линия представляет собой воображаемую линию, каждая точка которой равноотдалена от побережья этих государств. А ее последняя – модифицированная - версия включает в себя участки, которые не являются равноотстоящими от побережий сторон и определяются с учетом островов, геологических структур, а также с учетом уже существующих зон экономического присутствия. Понятно, что модификация средней линии – компромисс, поскольку он позволяет по взаимной договоренности отступать от обычной срединной линии в пользу той или иной стороны. И разница тут в том, что при разграничении Каспия по обычной срединной линии на долю России приходится 18,7 процентов дна, Казахстана - 29,6, Азербайджана - 19,5, Туркменистана - 18,4, Ирана - 13,8 процентов. А модификация ее несколько увеличивает доли России и Ирана – разумеется, за счет соседей.

Весьма важно остановиться подробнее на позициях той страны, которая когда-то дружески делила Каспий с Россией.

Иран занимает достаточно жесткую позицию, настаивая на равном дележе акватории и морского дна. Внутреннее законодательство страны запрещает правительству заключать соглашения, ухудшающие его международное положение или наносящие ущерб экономическому или политическому потенциалу.

Поэтому "срединный дележ" для Тегерана неприемлем, ведь при этом предлагаемая ему доля Каспия будет наименьшей. Тегеран считает справедливым, если в его исключительной экономической зоне он будет иметь суверенные права на проведение геологоразведочных работ, добычу полезных ископаемых, а также будет самостоятельно решать вопросы сохранения биологических и минеральных ресурсов. При этом соседи по Каспию смогут пользоваться свободой судоходства и полетов, а срединная часть Каспия и ее недра, оставшиеся за 40-мильной исключительной экономической зоной, будет общим достоянием всех прикаспийских государств и должна управляться совместно, коллективным органом, который будет выдавать лицензии нефтедобывающим компаниям в соответствии с их техническими возможностями и с учетом экологической обстановки.

Понятно, что остальные участники торга не признают такой вариант раздела Каспийского моря, поскольку от "ширины национального сектора Каспия" (длины береговой границы) зависит количество нефти, получаемой в собственность прибрежной страны, и количество нефти, отдаваемой в "общий котел". С этой точки зрения нам и не только нам выгоднее "срединный" принцип.

Но Иран отвергает этот принцип на корню. И затягиванием переговоров хочет добиться большей доли каспийских месторождений, поскольку по оценкам специалистов в зависимости от способа раздела Каспия иранские запасы могут вырасти в 2,5 раза.Чтобы понять, насколько существенна эта разница, приведу несколько цифр: запасы углеводородов в миллиардах тонн условного топлива делятся между прикаспийскими государствами в зависимости от правового статуса Каспия таким образом – России при ее береговой линии в 695 километров достается 2 миллиарда тонн, а по "срединной линии" 2,34 миллиарда; Азербайджану при его 850 километрах берега – 4 или 2,84 миллиарда тонн, Казахстану с 2320 километрами побережья – 4,5 или 2,84 миллиарда, Туркмении с 1200 километрами – 1,5 или 2,14 миллиарда, а Ирану с его 900 километрами берега - 0.5 или 1,94 миллиарда тонн. Не шуточки!

Тегеран начал в одностороннем порядке осваивать ряд месторождений, находящихся в "спорных" зонах с Азербайджаном и Туркменистаном, еще в 2002 году. Тогда и Баку, и Тегеран заявили претензии к месторождениям "Алов Шарк Араз".

Но и среди бывших союзных республик СССР в погоне за энергоносителями Каспийского шельфа согласья нет. И, видимо, уже никогда не будет.

Оселком для проверки на прочность существующих договоренностей каспийской четверки стал пресловутый транскаспийский "Набукко". Напомню: "Nabucco" предполагает транспортировку природного газа из каспийского региона в европейские страны в обход России через Азербайджан, Грузию, Турцию, Болгарию, Венгрию, Румынию и Австрию. Он рассчитан на ежегодную транспортировку 31 миллиарда кубометров газа, что составит около 5 процентов потребностей ЕС в газе в 2020 году. Участниками проекта с равными долями по 16,67 процента являются австрийская OMV, венгерская MOL, болгарская Bulgargaz, румынская Transgaz, турецкая Botas и немецкая RWE. Строительство газопровода планируется начать в 2013 году, а коммерческие поставки – в 2017-ом.

Минувшим сентябрем решением Совета Евросоюза был утвержден мандат "Еврокомиссии" на трехсторонние переговоры ЕС-Туркменистан-Азербайджан по подписанию юридически обязывающего соглашения в целях реализации проекта Транскаспийского газопровода.

Впервые в каспийские дела вмешалась внешняя, не имеющая, скажем так, береговой линии на Каспии сила. В ответ на это официальный представитель МИД России Александр Лукашевич напомнил Евросоюзу, что "государства "каспийской пятерки" договорились о том, что все основные вопросы деятельности в Каспийском море решаются только самими прибрежными странами. Этот принцип закреплен в политически обязывающей Декларации, подписанной 16 октября 2007 года главами прикаспийских государств по итогам Второго каспийского саммита в Тегеране. Он подтвержден и в Совместном заявлении президентов по итогам Третьего каспийского саммита в Баку 18 ноября 2010 года. Очевидно, что планы прокладки магистрального транскаспийского трубопровода в замкнутом водоеме с повышенной сейсмической активностью и большой тектоникой дна относятся как раз к такого рода вопросам".

Не надо объяснять, что последствия строительства и эксплуатации транскаспийского газопровода и, тем более, любой аварии на нем затронут все прибрежные государства, а не только те, чьи берега трубопровод свяжет.

Битва с ЕС за Каспий началась. Российский президент Дмитрий Медведев провел совещание с постоянными членами Совета безопасности по вопросам взаимодействия с ЕС и противодействия Транскаспийскому газопроводу, по которому Брюссель надеется качать туркменский газ в обход России. Он подчеркнул, что Россия должна сформулировать свою позицию и "довести ее до сведения наших каспийских партнеров в случае принятия ими тех или иных решений".

В ответ еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер пообещал России большие проблемы в газовом бизнесе с Европой. Если Москва будет мешать строить "Транскаспий", ей не дадут построить "Южный поток", конкурирующий с "Южным коридором" проект доставки российского газа в Юго-Восточную и Центральную Европу. Кроме того, Еврокомиссия сделает все, чтобы сузить наш рынок газа в ЕС за счет ужесточения регулирования. Вслед за этим ультиматумом, как вы помните, несколько сотен сотрудников Еврокомиссии провели масштабные обыски в офисах "дочек" "Газпрома" и его партнеров в десяти странах Восточной и Центральной Европы.
Этот обмен ударами вызывает в памяти прошлогодний доклад Пентагона "Joint Operating Environment 2010", где, среди прочего, откровенно говорится о нависшей угрозе энергетического кризиса. "Уже в 2015 году, - пишет "La Repubblica", - по данным аналитиков Пентагона, разница между галопирующим спросом и затухающим предложением может достичь 10 миллионов баррелей в день". Такие же сведения на протяжении многих месяцев поступают от экспертов, аналитиков, экономистов. По данным Оксфордского университета, мировые запасы нефти переоценены в три раза.

И вполне очевидно, что в ближайшие 3-5 лет на нефтяных рынках развернется жесткая борьба за энергоресурсы.

В докладе Пентагона прямо говорится, что Каспий, Бразилия, Колумбия и американские континентальные шельфы смогут лишь компенсировать упадок добычи на старых месторождениях, но они не увеличат ее общий объем.

Что последует за этим – понятно. Китай, к примеру, уже с оружием в руках защищает месторождения в Судане. В случае кризиса и другие страны захотят вторгнуться в пределы Африки, чтобы обеспечить себя запасами сырья. И тогда мы получим настоящий нефтяной Армагеддон. Сами американские эксперты уверены, что сложившаяся ситуация может заставить крупных производителей нефти вооружаться.

Я не пытаюсь кого-то напугать. Но на Западе уже подсчитали, что прогнозные нефтяные запасы Каспия предположительно оцениваются в 200 миллиардов баррелей, запасы газа - в 640 триллионов кубических футов и составляют 15 процентов запасов энергоресурсов всего мира.

Разведаны сейчас только 40 миллиардов баррелей нефти и 200 триллионов кубических футов газа. Сравните: запасы в США составляют 22 миллиарда баррелей нефти, во всем Северном море - 17 миллиардов баррелей. Плюс стратегически благоприятное расположение Каспийского региона, позволяющее контролировать поставки как на Запад, так и в Азиатско-Тихоокеанский регион…

Уже ясно, кто попытается силой откупорить нефтегазовую "каспийскую бутыль".

Брюссель создал рабочую группу для подготовки документов трехстороннего соглашения по Транскаспийскому проекту. Активно обрабатываемые Западом Азербайджан и Туркменистан уже около года синхронно выступают за то, что прокладка газовой трубы по дну Каспия - это их внутреннее суверенное дело. Назарбаев пока выжидает, но не забудем, что именно он первым пустил в каспийские нефтяные закрома американскую "Шеврон", отдав ей на 40 лет Тенгиз - одно из самых глубоких и крупнейших нефтяных месторождений в мире. Согласно данным "Wikileaks", Баку уже консультировался на предмет газовой трубы под Каспием с Вашингтоном, и Бердымухамедов даже провел смотр военно-морских сил Туркменистана, учредил День ВМФ страны и поручил своему флоту блюсти интересы государства на Каспии.

Продолжает большую "газовую" игру и Туркмения. Только что она получила официальное подтверждение того, что ее газовое месторождение Южный Йолотань - второе в мире после ирано-катарского Парса. Подсуетившаяся британская аудиторская компания Gaffney, Cline & Associates (GCA) заявила, что пересмотрела оценку запасов этого месторождения, которое теперь составляет минимум 13 триллионов кубометров газа, а максимум - 21 триллиона против прежних 4 и 14 триллионов. Вместе с кубометрами растут и амбиции Туркмении. Там, после встречи президентов Бердымухамедова и Фишера полным ходом идет создание договорно-правовой базы для поставок туркменских энергоресурсов в направлении Европы. Ашхабад тоже выразил свое принципиальное согласие приступить к детальному обсуждению проекта строительства Транскаспийского газопровода и заявил, что для прокладки трубы по дну Каспия достаточно согласия тех сторон (Туркменистана и Азербайджана), территорию которых проект охватывает. Эти 300 километров трубы и будут частью транснационального проекта "Набукко", с реализацией которого Брюссель рассчитывает за счет каспийских ресурсов диверсифицировать источники потребления газа, значительную часть которого на данном этапе обеспечивает Россия.

Запах газа из Азии напрочь отбил у еврочиновников желание глубоко копаться в "демократии и правах человека" там, где это мешает сделать бизнес.

И уж тем менее будет желающих всерьез беспокоиться о том, что прежде судьбу Каспия определяла не Еврокомиссия, а пять конкретных стран. Тем более, что и сами эти страны уже втянулись в гонку за нефтеприбыли. И то, что Каспийское море представляет собой уникальную закрытую экосистему и расположено в районе повышенной сейсмичности, в отличие, скажем, от моря Балтийского, по дну которого проходит "Северный поток", будут говорить недолго.

Французская "Le Monde" пишет вполне откровенно: "Брюссель хочет завладеть частью газовых запасов Азербайджана и особенно Туркмении, чтобы диверсифицировать источники поставок в ожидании, что рано или поздно политические условия позволят получить доступ к огромным запасам Ирана". Вот – стратегический размах даже в короткой перспективе. Поневоле отметишь, что его очень недостает в Москве. Действуя лишь вдогон событиям, мы в очередной раз проигрываем и отступаем там, где еще вчера твердо стояли на своих интересах. А при том раскладе политических сил, который сложился сегодня, увы, уже не Россия, похоже, станет заказывать погоду на Каспии.

Специально для Столетия
Елена Пустовойтова
03.11.2011
Источник - stoletie.ru
Категория: Международные военные новости | Просмотров: 842 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Календарь