Главная » 2011 » Декабрь » 14 » "CACI Analyst": Ресурсы Туркменистана меняют геополитику Евразии
19:36
"CACI Analyst": Ресурсы Туркменистана меняют геополитику Евразии
Туркменский президент побывал с визитом в Исламабаде и Пекине, чтобы найти новых клиентов для экспорта своих энергоресурсов

Туркменистан снова оказался в центре энергетической геополитики Центральной Азии. В то время, как в столице страны городе Ашгабат проходил ежегодный международный форум "Нефть и газ Туркменистана - 2011", президент Бердымухамедов совершил поездку в Пакистан и Китай. В середине ноября он побывал в Исламабаде, чтобы вступить и закрепиться в быстро растущем рынке энергоресурсов в Пакистане и Индии. Спустя неделю он отправился в четырехдневную поездку в Пекин, Гуандунь и Гонконг, где он подписал соглашение по повышению объемов поставляемого в Китай природного газа. Стратегические шаги Туркменистана по диверсификации экспорта газа уже стали причиной изменения баланса сил в Центральной Азии и за ее пределами.
14 ноября Бердымухамедов был принят президентом Пакистана Асифом Али Зардари, также он провел переговоры с пакистанским правительством и Министерством нефтяных и природных ресурсов. Хотя во время визита стороны обсудили широкий спектр вопросов, в том числе послевоенное восстановление Афганистана и улучшение двусторонних торговых и деловых отношений, на повестке дня доминировал вопрос о совместных инфраструктурных проектах в области энергетики. Среди окончательных документов была подписана совместная декларация по продаже газа и подписано соглашение, где стороны установили цену за газ, который будет поставляться из Туркменистана в Пакистан через трубопровод ТАПИ. Этот трубопровод, протяженностью в 1700 км., с планируемой пропускной способностью в 33 млрд. кубометров газа в год, будет поставлять газ из Даулетабада через Афганистан в Пакистан и Индию. Соглашение по реализации проекта ТАПИ было подписано в Ашгабате в 2010 году на саммите с участием четырех стран.
С 22 по 25 ноября Бердымухамедов находился с визитом в Китае, где он принял участие в церемонии открытия второй линии китайского газопровода "Запад-Восток". Будучи в Пекине, Бердымухамедов и Ху Цзиньтао также заключили соглашение по поставке дополнительных объемов туркменского газа в Китай. По этому соглашению Туркменистан увеличит поставки газа в Китай на 25 млрд. кубометров. Помимо этого, во время саммита в Пекине был подписан пакет других межправительственных документов, среди которых была сделка о предоставлении кредита, связанная с разработкой Китаем туркменских газовых месторождений.
Последний дипломатический тур туркменского президента является частью долгосрочной экспортной стратегии Ашгабата, направленной на получение доступа к мировым энергетическим рынкам. Эта стратегия получила толчок спустя несколько лет после того, как в конце 2006 года к власти пришел Бердымухамедов. Таким образом, в конце 2009 года Туркменистан открыл новый газопровод в Китай через территорию соседнего Узбекистана и Казахстана, значительно расширив место для маневрирования центрально-азиатским производителям газа. В начале 2010 года было инициировано строительство второго небольшого соединительного трубопровода из Туркменистана в соседний Иран. Это позволило Ашгабату увеличить экспорт газа на юг в целом до 20 млрд. кубометров в год.
Помимо газопровода ТАПИ, Ашгабат разрабатывает другие альтернативные экспортные маршруты, самым продвинутым из которых является Транскаспийсий газопровод в Кавказ и Турцию. Затем туркменский газ может достичь Европы через газопровод "Южный коридор". Отношения Ашгабата с Москвой, контролировавшей почти весь объем экспорта туркменского газа, начиная с независимости в 1991 году, остаются напряженными с весны 2009 года, когда Москва в одностороннем порядке остановила импорт туркменского газа, сославшись на технический инцидент на основном газопроводе "Центральная Азия-Центр". И с 2010 года объем ввозимого Россией туркменского газа достиг своего исторически низкого уровня, не превышающего 10-12 млрд. кубометров в год.
Последние газовые сделки, вероятно, будут иметь последствия для стратегического равновесия далеко за пределами Туркменистана. В первую очередь, сделки подтверждают усиливающееся присутствие Китая в энергетическом секторе Центральной Азии. Несмотря на тот факт, что деятельность по разведке и добычи газа в Туркменистане идет не так быстро, как ожидалось и объем экспорта туркменского газа в Китай на 2011 год не превысит 15 млрд. кубометров, Китай за прошлый год уже обрел статус основного торгового партнера Туркменистана благодаря своему активному участию и заинтересованности. Утвердительный вход Китая в конкуренцию за углеводородные ресурсы Центральной Азии, в том числе за огромные запасы туркменского газа, неизбежно подорвал монополию России над основным экспортным активом региона, контроль над которым позволял Москве сохранять статус энергетической супердержавы.
Учитывая высокую взаимодополняемость экономики Китая и Центральной Азии, продолжающееся энергетическое сотрудничество также способствует продвижению их экономической интеграции, что приводит к тому, что Китай балансирует влияние России в регионе. Кроме этого, доступ к туркменскому газу обеспечивает Китаю переговорную силу во время двусторонних переговоров с Россией о возможной реализации совместных энергетических проектов. Москва и Пекин спорят относительно цены за российский газ, который будет поступать из Западной Сибири в Китай через предложенный газопровод "Алтай", стоимостью в 14 млрд. долларов США. Получив доступ к туркменскому газу, Китай не будет вынужден соглашаться с условиями России.
Последствия также можно ожидать к югу от границ Туркменистана. Тогда как будущее ТАПИ еще не является гарантированным, учитывая необходимость уточнения технических аспектов проекта, таких как цена за поставку газа в Индию, или условия газового транзита, и, самое важное, безопасность трубопровода на афганской и пакистанской территории вдоль маршрута, последний предполагаемый Исламабадом договор о купле-продаже газа стал главным ударом по ключевому союзнику России в Ближнем Востоке – Ирану, а также по попыткам установить газовую картель, контролирующую большинство рынков Евразии. Цена на газ, о которой недавно договорились Исламабад и Ашгабат, существенно ниже, чем цена, о которой договорились с Ираном, соперничающим с Туркменистаном в получении доступа в те же самые газовые рынки на Индийском субконтиненте. Это предоставляет Исламабаду больше свободы действий во время переговоров с Тегераном относительно условий приобретения газа через предложенный газопровод "Иран-Пакистан".
Таким образом, дипломатическая активность Туркменистана с целью диверсифицировать экспорт энергоресурсов должна рассматриваться в контексте усиливающейся международной конкуренции за углеводородные ресурсы Центральной Азии. Это демонстрируют попытки стран заполучить контроль над экспортными маршрутами из этого региона, не имеющего выхода к морю. Учитывая наличие огромных запасов природного газа и месторасположение, Туркменистан становится важной составляющей энергетической геополитики в Центральной Азии. Продолжающаяся переориентация - которая уже очевидна и продвигалась далее во время последних визитов Бердымухамедова в Пакистан и Китай – экспорта туркменского газа от России, может стать показателем возможных изменений в основных энергетических потоках в крупных частях Евразии.

Жан Сир
"CACI Analyst", 30 ноября 2011 года
Перевод – "InoZpress.kg"
Источник - zpress.kg
Категория: Международные военные новости | Просмотров: 544 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Календарь