Главная » 2011 » Декабрь » 23 » Д.Ашимбаев: Причинно-следственная трагедия. Субъективный взгляд на события в Жанаозене
21:33
Д.Ашимбаев: Причинно-следственная трагедия. Субъективный взгляд на события в Жанаозене
Субъективный взгляд на события в Жанаозене

Потребуется немало времени, чтобы наше общество до конца осознало произошедшее в Жанаозене. Однако аналитики, которые с самого начала пристально наблюдали за развитием ситуации, могут позволить себе высказать свое видение по горячим следам. Поэтому сегодня мы предоставляем слово одному из них - Данияру Ашимбаеву.

Нетрудовой характер конфликта

- Почему этот, как утверждают, банальный трудовой конфликт затянулся на столь длительный срок?

- Ну, во-первых, я бы сказал, что трудовой конфликт, по сути, закончился еще летом. Потому что основная часть забастовки завершилась - суд признал ее незаконной, и основная часть забастовщиков была уволена. Тем самым трудовой спор был исчерпан.

По большому счету, проблема возникла из-за просчетов в миграционной политике, которая с начала 1990-х оказалась сильно идеологизированной. В том плане, чтобы она не смогла снизить уровень оттока неказахского населения. Ведь, если называть вещи своими именами, уезжали не просто русские, украинцы, немцы или евреи, а высококвалифицированные и просто квалифицированные кадры.

Тогда же был провозглашен лозунг о возвращении в Казахстан "соотечественников". Но кто в основном стал приезжать? Совсем не самые успешные люди, а в основном те, кто являлся в местах прежнего проживания "социальными аутсайдерами". Костяк прибывающих составляли люди с низкой квалификацией и завышенными социальными ожиданиями: мол, раз Отечество их пригласило, то оно просто обязано всем их обеспечить. Массовый приток приезжих в Мангистаускую область и в Жанаозен экономически не был ничем подкреплен. Население города за десять лет выросло вдвое, хотя такой потребности в рабочей силе не было.

Сейчас некоторые задают вопрос: почему за семь месяцев не было сделано ничего, чтобы успокоить ситуацию? Но это в корне неверный подход. Из-за чего возникла проблема Жанаозеня? Если смотреть с точки зрения экономики, то в этот город вложены колоссальные средства. Каждый месяц нацкомпания сообщает о запуске очередного объекта социальной инфраструктуры: школы, больницы, спортивного центра, жилых домов. Такое ощущение, что в республике есть только один город, в который все должны вкладываться. Но давайте взглянем на ситуацию несколько шире. Изначально Жанаозен был вахтовым поселком, не предназначенным для проживания такого количества населения. Узенское месторождение разрабатывается около 40 лет и, в принципе, уже выработало свой основной ресурс. Добыча нефти идет по нисходящей. И потому с каждым годом потребность в кадрах снижается. А численность населения, наоборот, растет. При этом большинство его - это люди без высшего и соответствующего профессионального образования, без опыта работы.

Кистень забастовки

- Если исходить из причинно-следственной связи, то события 16 декабря в Жанаозене - это следствие. А в чем глубинные причины происходящих в регионе и отрасли негативных процессов, которые в конце концов вылились во все это?

- Вопрос не только в оралманах. Ситуация в Мангистауской области нехарактерна для республики - в том смысле, что специфика этого региона в некотором роде усугубила проблемы, которые имеются в общем-то везде. У нас повсеместно хватает нетрудоустроенной молодежи. Посмотрите на пригороды Алматы, где имеются анклавы типа Шанырака или Бакая. Практически те же гетто. Там проживают в основной массе люди, которые заняты на самых низкооплачиваемых работах. Основные работоемкие производства в рамках ФИИР у нас запускаются в Павлодаре, Караганде, Восточном Казахстане. Но даже там нужны не просто "гастарбайтеры", а именно квалифицированные специалисты. Отечественная система профессионально-технического образования давно "накрылась медным тазом", к тому же и сами граждане не особо стремятся получить соответствующее образование. Специфика Мангистауской области заключается в том, что, во-первых, там очень сложные природно-климатические условия, во-вторых, ее экономика не диверсифицирована. Если, к примеру, сравнить этот регион с соседней Атырауской областью, то сразу заметна разница. Как известно, компания "Разведка и добыча" (РД), в которой возник конфликт, работает в основном на двух месторождениях - Узенском и Эмбинском, и условия по оплате труда приблизительно одинаковые. Однако экономика в Атырау более многопрофильная. Там достаточно развиты сельскохозяйственное производство и рыболовство, имеются предприятия машиностроения, нефтеперерабатывающий завод. В Мангистау же культивирование сельского хозяйства представляется проблематичным, а значит, у людей, там проживающих, меньше альтернатив для выживания.

В-третьих, здесь произошла концентрация солидного массива оралманов из Каракалпакстана и Туркменистана. Выходцы из этих регионов, как известно, являются носителями довольно специфической ментальности, которая отличается повышенной активностью. Приплюсуйте сюда легендарный адайский характер. Не упомянуть его в числе заметных факторов попросту нельзя. Да и складывающуюся с 1989 года историческую традицию нельзя сбрасывать со счетов. Она получила подкрепление в виде перманентно нараставшего в последние годы забастовочного движения. Люди приобретали навыки по защите своих прав. Частично многие из этих выступлений в экономическом и социальном планах были вполне обусловленными.

Однако если брать условия работы, например, в 2006 году и сейчас, то это две большие разницы. Во время первых забастовок рабочие добивались расширения своих прав и увеличения вложения в инфраструктуру города. Похоже, по ходу возникла некая психологическая установка, что забастовками можно добиваться чего угодно. Тем более что эти настроения стали подогреваться разного рода заезжими элементами. Данный тезис проговаривался представителями аблязовских структур, теми же национал-патриотами, не отставали от них эмиссары от ОСДП. Все выражали всемерную поддержку, и в какой-то момент ситуация была доведена, что называется, до ручки.

В принципе, с лета шел достаточно продуктивный диалог. Несмотря на то, что забастовка была признана незаконной, несмотря на увольнения (еще раз хочу подчеркнуть, что на вполне законных основаниях), тот же Тимур Кулибаев предложил создать дополнительные рабочие места на сервисных предприятиях КМГ, куда эти люди могли бы устроиться. Да, с окладом на 10-15 процентов ниже, чем на Узенском месторождении. Но никто не пожелал воспользоваться этим предложением. Также были проигнорированы усилия областного акимата по созданию социальных рабочих мест. Народ хотел работать только в "нефтянке", получать большие деньги и ни на какие уступки идти не желал.

Усложняло процесс переговоров то обстоятельство, что бастующие не выдвигали конкретных лидеров, тех, кто постоянно выступал бы от их имени. Все-таки это в определенной мере могло бы систематизировать переговорный процесс. Настроения не могли не подогреваться и постоянной телевизионной картинкой последних месяцев с акциями о беспорядках в странах Европы, в арабском мире, в США, в России. Люди реально видели, что такой тренд проявляется повсеместно. Поэтому я думаю, что к выступлению именно 16 декабря их очень хорошо подтолкнули.

Не ищите виноватых

- Есть стойкое ощущение, что к событиям в Жанаозене привели просчеты всех, в том числе и руководящего состава нефтяных компаний, которые так или иначе способствовали консервации конфликтной ситуации. Какие у вас соображения на этот счет?

- Сейчас виноватых можно искать везде. Пойдем по пунктам. Центральное правительство виновато в том, что осуществляло миграционную, социальную политику без учета местной специфики и реальных потребностей экономики страны. Какие-то вопросы чрезмерно политизировались, на какие-то проблемы смотрели исключительно через призму макроэкономики и больших финансов, не чувствуя при этом, что в каких-то моментах получалось чрезмерное натяжение. А рвется всегда там, где тонко. Возьмем цены на продукты. Согласно данным Агентства по статистике за 11 месяцев этого года, Актау негативно лидирует по многим позициям. Если в других регионах акимы как-то пытаются влиять на ситуацию, организуют продовольственные ярмарки, прямые поставки от производителей, чтобы хоть как-то сдержать цены и поддержать население, то в Жанаозене этим стал заниматься только "КазМунайГаз" (КМГ). И то лишь с ноября. Хотя, с моей точки зрения, это прямая обязанность местных исполнительных органов.

Существуют большие проблемы, связанные с несовершенством нашего трудового законодательства, в котором есть очень большие противоречия. Парламент и Минюст эту проблему явно прозевали. Поэтому при возникновении таких конфликтов у нас отсутствует механизм их урегулирования. Хотя, если проследить ситуацию с 1989 года, прецедентов было немало и соответствующее законодательство можно было привести в надлежащий вид.

Другой аспект. Где были официальные профсоюзные органы - федерация профсоюзов, региональные профсоюзы, отраслевые профсоюзы? Их ведь вообще не было видно и слышно.

Если брать местную политическую элиту, то депутатов мажилиса от региона и местных маслихатов во время развития конфликта лично я не видел.

Позиция КМГ представляется вполне понятной. Все наши национальные компании страдают определенными проблемами, связанными с распределением доходов. И в этом плане их точку зрения понять можно. При ныне существующих условиях оплаты труда предъявить претензии к КМГ вообще и к РД в частности очень сложно. Они нанимают персонал, создают условия для работы, платят за них налоги. Кстати, последнее обстоятельство вообще является беспрецедентным, чтобы компания выплачивала налоги сверх зарплаты, по сути, из своих средств. И когда выдвигаются требования помимо этого, то вполне понятно, что это не получает понимания у работодателя. Тем более что бастуют в основном работники сервисных компаний, то есть вспомогательных подразделений. КМГ работает в Кызылорде, Атырау, Актобе, Уральске, но нигде к ней не выдвигаются такие чрезмерные требования.

Еще один момент, на который я хотел бы обратить внимание. С самого начала развития ситуации не было единого центра по принятию решений. Правительство от нее все это время дистанцировалось. И даже сейчас все его предложения являются повторением пройденного. Как показывает практика, они вряд ли осуществимы.

Сегодня раздаются голоса: почему силовики оказались не готовыми к акциям протеста? Притом, что информация о намечающихся выступлениях имелась. Однако здесь есть один щекотливый момент. Если бы в город заранее завозились спецсредства типа водометов и другого, то, учитывая, что город очень маленький, об этом стало бы известно всем. Это только бы еще больше нагрело ситуацию. Тот факт, что сотрудники внутренних органов стояли в оцеплении невооруженными, говорит в пользу того, что они были готовы только к мирному варианту развития событий - пикетам, шествиям, демонстрациям. Но никак не к лобовой атаке агрессивной вооруженной толпы.

Тупики требований и политиканство

- Понятно, что из сложившейся патовой ситуации необходимо искать выход. Пока же складывается ощущение, что идет поиск "крайних". Насколько возможна в таких условиях выработка компромисса относительно требований забастовщиков?

- Что касается требований забастовщиков, то их как таковых уже нет. Есть требования тех, кого уже уволили. Они требуют, чтобы их восстановили на рабочих местах. Но как это сделать? Во-первых, как это отразится на морально-психологическом климате в коллективе? Одни люди все это время работали, а другие бастовали (при этом их требования признаны незаконными), и сейчас их берут обратно. И они будут деструктивно влиять на коллектив изнутри. Кроме того, на их места были приняты другие люди. И как быть с ними? Уволить? Следовательно, проблема усугубится. Повысить всем зарплаты? Наверное, можно, но всегда есть определенный потолок, подняться выше которого было бы абсурдом. Уровень зарплат рабочих Жанаозеня и так уже выше, чем у их коллег в других регионах, которые работают приблизительно в таких же условиях. Тем более, на мой взгляд, политически неверно постоянно выполнять требования работников одного предприятия в одном отдельно взятом городе, особенно по отношению к другим регионам и другим предприятиям. Что касается их расселения по другим регионам, то вряд ли они на это согласятся, потому что им уже предлагался похожий вариант.

На мой взгляд, сейчас очень важно избегать политизации проблемы. Для этого необходимо отсечь от протестующих всякие экстремистские структуры. В том числе так называемые оппозиционные общественные комиссии и оппозиционные СМИ, которые занимаются больше нагнетанием ситуации и эскалацией конфликта. Конструктивизмом там и не пахнет. Их активность нужно пресекать всеми возможными средствами. Речь идет о канале "К+", газетах "Республика", "Взгляд", так называемой партии "Алга".

Совершенно бессмысленны выступления национал-патриотов, объединенных в партию "Руханият". Это люди, которые пытаются нажить какой-то политический капитал, нагнетая страсти, используя и без того накаленную ситуацию. Заявления лидеров этой партии - чистейшей воды политиканство, граничащее с национализмом. Понятно, что с их нулевым рейтингом им хоть как-то необходимо проявить себя.

Что касается деятельности общественной комиссии по расследованию событий в Мангистауской области, то ее работа уже изначально была политизирована и однобока. Обвиняя власти в однобокости распространяемой информации, данная комиссия вовсе не собирается заниматься объективным расследованием. Если проанализировать состав этой комиссии, то цели ее участников очевидны. ОСДП нужно нажить политический капитал перед выборами, поскольку ее рейтинг оставляет желать лучшего.

Присутствие в этой комиссии господина Алдамжарова, господина Козлова, госпожи Баталовой и некоторых других персонажей, откровенно работающих на аблязовские структуры, ясно свидетельствует о том, что работа данной комиссии будет направлена на дальнейшую эскалацию конфликта. И потому любые ее заявления следует рассматривать как исключительно политическую провокацию.

Во-вторых, надо рассматривать ситуацию несколько шире, чем это делалось до сих пор. Проблему Жанаозеня быстро не решить. Для этого нужен комплексный подход. Потому что это касается проблем профтехобразования, повышения кадров, создания рабочих мест по всей республике, а не только в одном Жанаозене. Требуется тщательный пересмотр трудового законодательства. Для этого необходим всесторонний диалог с участием профсоюзов и трудовых коллективов.

В-третьих, нужно четко и ясно сказать, что за теми, кто устроил все эти беспорядки, нет ни правовой, ни моральной правоты.

У последней черты

- Вы говорите о конструктивном диалоге, однако из ваших слов складывается ощущение, что он возможен только на позициях КМГ и РД. Но ведь компромисс предполагает движение навстречу требованиям друг друга и некоторые взаимные уступки…

- Вы должны понять, что даже приглашенные протестующими юристы признали, что при оплате учитывались все пресловутые коэффициенты, в вопрос о которых уперлись забастовщики. И даже при этом продолжают выдвигаться требования о дальнейшем повышении зарплат. Но это нелогично с экономической точки зрения.

Последние три года события разворачивались следующим образом. Время от времени начинались забастовки и выдвигались различные требования: финансовые, социальные, кадровые. И почти всегда им шли на уступки. Повышали зарплату, увеличивали медстраховку, строились социальные объекты. Меняли менеджеров различного уровня, которые не устраивали рабочих: начальников производств, заместителей директоров и так далее. За это время были смещены несколько руководителей "Озенмунайгаза". Наверное, теоретически зарплату можно повышать до бесконечности, но все же какой-то предел должен быть. Опять же вспомним, что бастуют не квалифицированные нефтяники, а в основном работники вспомогательных подразделений. На "Эмбамунайгазе" люди трудятся в таких же условиях, но они почему-то не выдвигают таких непомерных требований. А "ПетроКазахстан" на Кумколе? А "КазГермунай"? А нефтяники Актобе, Уральска? Там же люди получают меньшие зарплаты, но продолжают работать. Для неквалифицированной рабочей силы существует определенный потолок заработной платы. Сколько можно поддаваться столь грубому, если называть вещи своими именами, шантажу?

Можно понять природу событий 1989-го. Можно понять события 2008-го. Даже выступления 2010-го заслуживают понимания. Но в 2011 году требования протестующих вышли за пределы правового поля. Если сейчас выполнить все требования жанаозенцев, то завтра пойдет цепная реакция, и в республике начнутся неуправляемые процессы.

Внутренняя "третья сила"

- На самых разных уровнях высказываются мнения о причастности к событиям в Жанаозене так называемых "третьих сил". Не приведет ли такой подход к нивелированию истинной подоплеки случившейся трагедии?

- Лично я, честно говоря, руки "заокеанского обкома" там не вижу. Думаю, что дестабилизация ситуации в еще одной нефтяной стране никому не нужна. Если бы это происходило у границ, допустим, с тем же Китаем или на границе с Россией, можно было бы строить какие-то конспирологические версии. Но в регионе, где будет разрабатываться Кашаган, заниматься этим, по меньшей мере, глупо. Им это не нужно.

Стабильность Каспия - это сейчас один из важнейших аспектов мировой геополитики. Персидский залив, Каспий и так далее по списку - кто позволит здесь мутить воду?..

Но отрицать наличие "третьей силы" тоже будет неверно. Людей так или иначе провоцировали. Да, были ошибки власти. Не было создано нормальной контрпропаганды. Несколько месяцев центральные телеканалы обходили эту тему стороной, пока не полыхнуло. То же самое и с центральными газетами. Возможно, была установка сверху не портить в юбилейный год общую благостную картину. Замалчивание проблемы по вине некоторых конкретных чиновников (не будем показывать пальцем, хотя имена очевидны) привело к тому, что информационное поле оказалось на стороне оппозиции, которая пользовалась забастовщиками в своих интересах. Государство элементарно проиграло эту информационную войну.

- На днях министр внутренних дел К.Касымов проговорил в интервью, что приказа открывать огонь никто не отдавал. Что вы думаете по поводу такой несуразицы?

- Власть к силовому сценарию не готовилась. Использование оружия и человеческие жертвы - это большая трагедия. Но я сомневаюсь, что в тех условиях у правоохранительных органов был другой выход. Существует распространенное мнение, что власть не имеет права стрелять в народ. Но давайте возьмем пример Кыргызстана. Власть там не использовала оружие против радикально настроенной толпы, и в итоге они переживают третью смену режима. По-моему, в данном случае нужно вести речь не о народе. На площадь вышел не народ. Туда пришла вооруженная толпа, подогреваемая экстремистскими лозунгами и организовавшая массовые беспорядки, которые сами по себе могли привести к человеческим жертвам. Власть не стреляла в народ. Власть защищала народ от экстремистов.

Вопросы задавал
Кенже ТАТИЛЯ

P.S.: Конечно, не все в позиции Д.Ашимбаева представляется бесспорным. Но это одна из точек зрения, которая имеет право на существование. Ведь для всех нас главная цель - правильно понять природу случившейся трагедии, чтобы не допустить повторения подобных эксцессов.
Источник - Central Asia Monitor
Категория: Казахстанские военные новости | Просмотров: 500 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0
Календарь