Главная » 2012 » Май » 24 » "Foreign Policy": С Ираном лучше договориться, чем воевать
17:18
"Foreign Policy": С Ираном лучше договориться, чем воевать

"Может быть" как ответ

Самая сложная часть разрешения ядерного кризиса с Ираном? Определение успеха.
Легко определить провал в международных дипломатических усилиях с Ираном – это иранская бомба, или вероятнее всего, несколько иранских бомб, ободряющих Исламскую Республику, угрожающих Ближнему Востоку и заставляющих соседей Ирана развивать собственное ядерное оружие. В гонке вооружений, которая последует за всем этим, граждане, уже живущие в нестабильной части мира, будут жить в постоянном страхе.
Однако намного сложнее определить успех. Для многих успех наступает тогда, когда достигнуты определенные цели: правительство Ирана принимает политику полной транспарентности в отношении своей ядерной программы, прекращает обогащать уран, открывает все свои ядерные и баллистические объекты для проведения международной проверки, а также раскрывает все источники для технологий и материалов. Провал, как они утверждают, происходит каждый день до тех пор, пока не будет достигнут успех.
Тем не менее, определение успеха и провала препятствует процессу. Оно устанавливает слишком высокую планку: немногие страны открыто заявляют о своих тайных ядерных программах, и трудно подумать, что они в состоянии развивать свои ядерные программы под постоянным международным давлением и угрозами безопасности.
У максималистов есть прецедент для стремлений: это Ливия. После десяти лет жестких международных санкций правительство Муаммара Каддафи начало исследовать способы, чтобы положить конец образу парии Ливии. В конце 2003 года была подписана сделка, которая полностью раскрыла ядерную программу и прекратила ее. Кадаффи полагал, что это вернет ему благосклонность международного сообщества и защитит его от гнева Америки.
Однако если применить уроки Ливии к Ирану, возникает, по крайней мере, две проблемы. Первая заключается в том, что в Ливии существовал один-единственный диктатор, а не разнообразная и спорящая правящая олигархия, как в Иране. Вторая проблема в том, что предпосылка Каддафи была неправильной: подписание ядерной сделки не обеспечило ему защиты от Запада. Правящая элита в Тегеране, должно быть, хорошо усвоила этот урок в прошлом году, когда самолеты НАТО ускорили смерть Каддафи в руках его собственного народа.
Для некоторых военных силовиков, цель определения успеха означает разрешить военную атаку, настолько разрушающую, чтобы она могла решить целый ряд иранских проблем раз и навсегда. Некоторые видят настоящую награду такого нападения, со стороны США или Израиля, в том, чтобы заставить Иран вступить в борьбу с США. Но даже такой конфликт мало что сделал бы, чтобы помешать Ирану стремиться к ядерной программе. Даже если вы допускаете оппозицию по отношению к иранскому правительству, недавняя история Ближнего Востока демонстрирует, насколько быстро борьба за трофеи становится кровавой. Если даже Исламская Республика будет свергнута, новое правительство, возможно, будет и дальше развивать ядерную программу, точно так же, как аятолла продолжает усилия, начатые шахом.
Среди худших военных результатов – наполовину успешное нападение, которое скорее обострит, чем притупит ядерные амбиции Ирана. В конце концов, рассуждали бы муллы, ни одна страна, владеющая ядерным оружием, не подвергалась нападению. Иран мог бы извлечь выгоду от нападения, или покупать технологии и материалы за границей. Если ядерные объекты, разрешенные в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия, подвергнуться нападению, Иран, скорее всего, выйдет из соглашения, ослабив напряженность и защитив ядерную программу от всемирного внимания. Такое нападение также может ослабить международные усилия по изменению поведения Ирана и спровоцировать ряд второстепенных последствий, которые повысят цены на нефть, вызвать резкий спад в мировой экономике и оставить след смерти от Средиземного моря до Индийского океана.
Другие утверждают, что оптимальная стратегия заключается в том, чтобы постоянно угрожать нападением. Идея состоит в том, чтобы напоминать, что ядерная программа Ирана несет в себе риски, вынуждая менять решения. Такие мнения вызывают собственные дилеммы. Для кого-то стратегия вызывает рост цен на нефть, что ослабляет, если не полностью устраняет, цену санкций в отношении иранского правительства. Постоянные и пустые разговоры о войне также снижают вероятность самой угрозы. Помимо этого, логика постоянной и часто повторяемой угрозы приводит, как минимум, к одному конфликту с непредсказуемыми результатами.
В целом, вариант с военным нападением может обернуться провалом во многих случаях. Существует лучший вариант. Ядерная программа Ирана, в которой будут тщательные проверки и меньше неопределенности, поставит США в лучшее положение. Прецедент для этого есть: несмотря на десятилетнюю драму после американской войны в Ираке в 1991 году, тщательных проверок оказалось достаточно, чтобы загнать в угол ядерные амбиции Ирака. А все остальное было лишь стратегией обмана и прикрытия, направленной скорее на поддержание режима, нежели на угрозу в адрес соседей.
Международное сообщество поддерживает такой подход, начиная от правительств, которые желают поддержать принцип многосторонних отношений, и заканчивая теми, кто боится прекращения поставок энергоресурсов. Несмотря на то, что Россия и Китай, в частности, не хотят отдавать победу в руки США, эти страны предпочли бы успешное управление кризисом Америкой, а не хаотичный конфликт. Для того, чтобы сохранить международное единство, Америка должна напомнить этим странам о том, что она не отбрасывает вариант нападения, но делает все возможное для нахождения дипломатических альтернатив.
Такой результат оказался бы в неудобном положении между провалом и успехом. Региональная напряженность сохранится, и некоторые скажут, что она останется невыносимой. Иран останется постоянной проблемой, которую нужно решать. Для тех, кто ищет "решения" иранской проблемы, это будет равносильно поражению.
Но все же, достичь полного успеха невероятно. Не имея согласованной начальной точки, четкой цели в переговорах относительно ядерной программы Ирана, а также ввиду множества непредвиденных обстоятельств, почти нет возможности избежать периода неопределенности и изменить поведение Ирана.
Мало кто считает коллективные действия самым желаемым курсом, или стремится к этому. Тем не менее, за последние 5-10 лет готовность принимать полпобеды – ключ к предотвращению полного провала в усилиях остановить ядерную программу Ирана.

Джон Алтермэн
"Foreign Policy", 22 мая 2012 года
Перевод – "InoZpress.kg"

Источник - InoZpress.kg
Категория: Международные военные новости | Просмотров: 473 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
Календарь