Главная » 2011 » Сентябрь » 25 » И.Хохлов: Ядерный арсенал Пакистана в свете распространения исламского радикализма в Южной Азии: Аль-Каида, Талибан, Афганистан, Пуштунистан
01:26
И.Хохлов: Ядерный арсенал Пакистана в свете распространения исламского радикализма в Южной Азии: Аль-Каида, Талибан, Афганистан, Пуштунистан
Наш ресурс публикует новейшее исследование российского ученого, эксперта Игоря Игоревича Хохлова по проблеме безопасности ядерного арсенала Пакистана.

Игорь Игоревич Хохлов – российский политолог, эксперт по терроризму, наркобизнесу, ядерному нераспространению. Игорь Хохлов - научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук.

Ядерное оружие Пакистана: ядерная программа Пакистана в 70-е-80-е годы, как охраняется пакистанское ядерное оружие, Аль-Каида пытается захватить атомную бомбу.

С момента своего основания в 1947 году, государство Пакистан перманентно испытывает стрессы различного характера: военные (со стороны Индии и, в последнее время, пакистанских талибов и афганских талибов), религиозные (латентное противостояние суннитов и шиитов с одной стороны, и мусульман с индуистами, с другой), этнические (между основными народностями: пенджабцами, пуштунами и синдхами), экономические (экстенсивное сельское хозяйство в неблагоприятном климате и в условиях высокой плотности населения), социальные (рост населения, низкий жизненный уровень, неграмотность превышает 55%) и политические (постоянная смена гражданских и военных правительств, распространение политического ислама и пр.)

При этом Пакистан имеет шестой в мире ядерный арсенал после стран-членов ядерного клуба и Израиля – количество ядерных боезарядов по оценкам различных экспертов колеблется от 60 до 150 атомных боеголовок. Политическая нестабильность, этнические конфликты, экономическая отсталость, большой разрыв между богатой проамериканской элитой и сильными антизападными настроениями бедноты в сочетании со значительным ядерным арсеналом создают взрывоопасную ситуацию внутри самого Пакистана, просчитать все последствия которой в настоящее время не представляется возможным.

Складывающаяся в Пакистане обстановка не исключает попадание ядерного оружия в руки экстремистов, террористов, исламских радикалов или радикально настроенных пакистанских военных, с ненавистью относящихся к западным ценностям в целом и к политике США в частности.

Еще совсем недавно ядерная проблематика рассматривалась лишь в контексте возможного противостояния с Индией и риска перерастания ограниченной локальной войны в крупный конфликт с применением обеими сторонами ядерного оружия. Однако к концу 2000-х годов характер угроз существенным образом изменился: первые успехи начавшейся в октябре 2001 года контртеррористической операции в Афганистане сменились чередой поражений коалиционных войск, ростом влияния талибов и Аль-Каиды и разрастанию войны в соседний пакистанский Пуштунистан. Целый ряд факторов повлиял на ухудшение ситуации в середине – второй половине 2000-х годов: возрождение афганских талибов, укрепление ячеек Аль-Каиды в FATA (Federally Administered Tribal Areas) на границе Афганистана и Пакистана (афгано-пакистанской границе), а также появление пакистанского крыла движения Талибан.

Все это способствовало тому, что угроза попадания пакистанского ядерного арсенала в руки террористов представляется в настоящий момент более реальной, чем когда-либо прежде.

Хотя многие из заявлений лидеров движения Аль-Каида о намерении обладать ядерным оружием против Соединенных Штатов и западных интересов сделаны лишь для привлечения к себе внимания, тем не менее, очевидна опасность того, что при таких обстоятельствах, как нестабильность внутренней ситуации во многих странах, обладающих ядерными технологиями (например, в Пакистане) – с одной стороны, и явно недостаточными мерами по обеспечению ядерной безопасности – с другой, террористические группы могут получить доступ к делящимся материалам, ядерному оружию или его компонентам.

Так, нападение боевиков на ряд пакистанских ядерных объектов в 2008-2010 гг., в том числе на военный городок Вах (основой центр по сборке ядерных устройств), показали, что угроза ядерному оружию со стороны экстремистов вполне реальна. При таком развитии событий масштаб разрушительных последствий непредсказуем.

В первой части данной статьи будут рассмотрены меры безопасности, которые предпринимаются государственными структурами в ядерной отрасли Пакистана для контроля за гражданскими и военными объектами, ядерными материалами и готовыми устройствами и средствами их доставки, режим правового регулирования и контроля в данной сфере, а также будет приведена оценка этих мер наблюдателями и представителями международных организаций; во второй – возможные способы приобретения террористами ядерных материалов, устройств или их компонентов через существующие слабые места в пакистанской ядерной программе; в третьей – проблемы ядерного Пакистана в глобальном контексте; а в четвертой части – распространение радикального ислама в Пакистане как фактор, усиливающий угрозу попадания ядерного оружия в руки террористов.

Ядерное оружие Пакистана: меры безопасности в обращении с пакистанским атомны оружием, режим правового регулирования в ядерной отрасли Пакистана.

Особенность пакистанской политики состоит в том, что все решения, касающиеся ядерного оружия и средств его доставки, принимают исключительно военные. Даже несмотря на законодательно закрепленный приоритет гражданских органов власти и длительные периоды гражданского правления с 1988 по 1999 годы, когда у власти находились демократически избранные лидеры (Беназир Бхутто с 1988 до 1990 и с 1993 по 1996, Наваз Шариф с 1990 по 1993 и с 1996 по 1999), пакистанские военные никогда не упускали реальный контроль за ядерными силами Пакистана из своих рук. Руководители Пакистана Бхутто (см. интервью Беназир Бхутто: Benazir Bhutto, quoted in "No PM Knew About Country’s N-capacity: Benazir," The News International, Pakistan (Internet edition), October 24, 1999.) и Наваз Шариф (см. Книгу Строуба Тэлбота: Strobe Talbot. Engaging India: Diplomacy, Democracy and the Bomb, Brookings Institute, 2004, стр. 154-169) позже признавались, что не имели никаких рычагов влияния на принятие стратегических решений в этой сфере даже в периоды военных и ядерных кризисов с Индией, когда требовалось оперативное управление пакистанскими ядерными силами.

В ядерной отрасли Пакистана действует, на первый взгляд, весьма надежный, комплекс мер обеспечения безопасности ядерных материалов, ядерных устройств и их компонентов атомной бомбы. В основном они разработаны на основе американских технологий и включают в себя четыре элемента: меры физической безопасности; работа с кадрами; технические меры и процедуры; секретность и введение в заблуждение.

Благодаря комплексу этих мер Управление стратегического планирования пакистанской армии (Strategic Plans Division – SPD) должно надежно обеспечивать безопасность ядерного оружия и его компонентов. Стимсоновский центр выпустил по этой теме очень интересную работу, автором которой является высокопоставленный руководитель военной части пакистанской ядерной программы: Lt Col Zafar Ali [SPD]. Pakistan’s Nuclear Assets and Threats of Terrorism: How Grave is the Danger? Stimson Report, Henry L Stimson Center, July 2007.

Меры физической безопасности на ядерных объектах направлены, прежде всего, против действий экстремистов и террористов (например, похищения ядерного оружия или радиационного заражения объекта и близлежащей территории). В Пакистане такие меры предусматривают применение концепции многоуровневой защиты, когда доступ к каждому из объектов многократно перекрывается вооруженной охраной, системой заграждений и датчиков проникновения. Потенциальному злоумышленнику, таким образом, пришлось бы преодолеть несколько систем охраны, чтобы добраться до ядерных материалов и устройств, что весьма проблематично даже при наличии сообщников в одном из многочисленных контуров безопасности.

Также в Пакистане практикуется раздельное хранение компонентов ядерных боеголовок и детонаторов к ядерным боезарядам: в мирное они находятся на удаленных друг от друга объектах и могут быть собраны в единое боеготовое устройство при возникновении угрозы (например, со стороны Индии). Предполагается, что таких объектов всего шесть, хотя, возможно за последние годы их количество было увеличено. Отсутствие точных данных о местах сборки ядерных устройств, как самого уязвимого для террористов элемента, вызывает большое беспокойство в США и других странах. В 2007 году по этой теме в газете Washington Post была опубликована очень интересная статья Джоби Уоррика: Joby Warrik. Pakistan’s Nuclear Security Questioned // Washington Post, 11 November 2007.

С одной стороны, такое физическое разделение делящихся ядерных компонентов от ядерных детонаторов повышает безопасность. Как сказал Банн, исследователь из Белферского научного центра международных отношений (Harvard University"s Belfer Center for Science and International Affairs), "потенциальным ворам придется захватить два здания, чтобы получить полноценную атомную бомбу. Кражу будет намного сложнее осуществить, хотя в условиях кризиса это может измениться". Совсем недавно в Нью-Дели вышла очень интересная книга, в которой автор Кристофер Клэри анализирует безопасность пакистанского ядерного оружия в мирное время: Christopher Clary. Thinking about Pakistan’s Nuclear Security in Peacetime, Crisis and War // Institute for Defense Studies and Analyses No. 1, Development Enclave Rao Tula Ram Marg, New Delhi, 2010.

С другой стороны, похищение атомной бомбы в сборе, включающей и детонаторы ядерной бомбы и делящиеся радиоактивные компоненты, возможно не только в условиях ядерного кризиса, когда компоненты атомного оружия повезут на один из шести сборных пунктов для монтажа ядерной боеголовки или ядерной ракеты, но и при регулярных перевозках для тестирования систем, технического обслуживания и других операций, требующих сборки всех компонентов ядерного устройства, особенно в составе баллистической ракетой с ядерной боеголовкой.

Меры кадровой безопасности ориентированы на то, чтобы исключить возможность несанкционированных или неадекватных действий изнутри ядерного объекта – со стороны пакистанского военного персонала или сотрудников служб безопасности (в отличие от мер физической безопасности, которые направлены на защиту ядерных объектов, оружия и его компонентов от атак извне – со стороны экстремистов и террористов, желающих похитить ядерное оружие или вызвать радиационное заражение самого ядерного объекта и близлежащей территории).

Ядерное оружие Пакистана: кадровая политика в атомной отрасли Пакистана, люди, допущенные к ядерному оружию и компонентам ядерных боеприпасов, средств доставки атомного оружия

Кадровая политика в атомной отрасли Пакистане, в основном, скопирована с американской, и включает в себя целый комплекс мер:

Во-первых, в пакистанских вооруженных силах производится очень тщательный отбор военнослужащих для охраны ядерных объектов. Охрана состоит в значительной степени из офицерского состава из провинции Пенджаб, которые, как считается, менее подвержены исламистской пропаганде и менее связаны с религиозными экстремистами. В службах безопасности практически нет пуштунов, так как предполагается, что в большей степени поддаются пропаганде Талибана, и составляют костяк пакистанских талибов, вербующих своих сторонников в FATA (Federally Administered Tribal Areas).

Во-вторых, в Пакистане действует программа "надежности персонала", аналогичная американской PPP (Personnel Reliability Program). В рамках этой программы каждый сотрудник, допущенный к охране ядерных материалов, проверяется на наличие симпатий к исламистам, связей за рубежом, сексуальных отклонений, личных проблем, злоупотребление наркотиками или алкоголем и т.д. В 2007 году в сборнике Брэдфорского университета вышел интересный аналитический материал Шона Грегоры: Shaun Gregory. Nuclear Command and Control in Pakistan // Defense and Security Analysis 23:3 International Security at the Department of Peace Studies, University of Bradford, Bradford, West Yorkshire, UK, 2007.

В третьих, в вооруженных силах Пакистана также применяются принцип перманентной ротации кадров, что снижает риск сговора сотрудников, работающих длительное время на одном месте и правило "двух человек", при котором ни одно действие или решение, касающееся ядерного оружия, не может быть осуществлено менее, чем двумя людьми. Постоянное обновление части персонала также позволяет снизить шанс заговора между сотрудниками, допущенными к обращению с ядерным оружием, делящимися материалами или их носителями. Предполагается, что персонал полностью ротируется в течение двух-трех лет. Очень интересные данные о принципах отбора персонала, допущенного к ядерному оружию в Пакистане, содержатся в итальянском исследовании: Cotta-Ramusino and Maurizio Martelline, Nuclear Safety, Nuclear Stability and Nuclear Strategy in Pakistan. Landau Network. Como, Italy. 2002

Основной задачей этих мер является сокращение риска сговора с террористами и попадания ядерных материалов, оружия или его компонентов в руки экстремистов или на черный рынок для продажи.

По данным на начало 2011 года от 8.000 до 10.000 человек из службы безопасности SPD, Межведомственной разведки (ISI – Inter-Services Intelligence Directorate) и военной разведки (Military Intelligence) были задействованы в кадровой работе по отбору кандидатов. Эти данные приводятся в исследовании Шона Грегори: Shaun Gregory. Nuclear Command and Control in Pakistan // Defense and Security Analysis, International Security at the Department of Peace Studies, University of Bradford, Bradford, West Yorkshire, UK, 2007, стр. 3.

Тем не менее, неизвестно, насколько эффективны эти процедуры с учетом пакистанской специфики, а также как много потенциально проблемных сотрудников выявляется и исключается из обращения с ядерным оружием. Так, например, в США, где такого рода мониторинг осуществляется уже более 65 лет (с момента создания первых образцов ядерного оружия в ходе проекта "Манхеттен" и советской ядерной программы), известно, что в течение года от 4 до 5% сотрудников дисквалифицируются и отстраняются от выполнения обязанностей по охране ядерных объектов. Принципы дисквалификация американского ядерного персонала в и масштабы такого рода ротации хорошо описаны в книге Шона Грегори "Скрытые издержки ядерного сдерживания", опубликованной в Вашингтоне в 1990 году: Shaun Gregory. The Hidden Cost of Deterrence: Nuclear Weapons Accidents, Washington, 1990, стр. 60-61.

Можно предполагать, что пакистанская статистика в этом вопросе не сильно отличается от американской: вполне вероятно, что один из 20 или 25 сотрудников является ненадежным. Однако такого рода "ненадежность" может принимать разные формы и быть вызвана самыми разнообразными причинами: идеологическими убеждениями, финансовыми проблемами, сложностями в личной жизни. При этом совсем не обязательно, чтобы все выявленные лица представляли прямую угрозу ядерной безопасности страны, вполне достаточно того, что потенциально многие из них вполне могут при определенных обстоятельствах попасть под влияние исламских экстремистов.

В четвертых, в качестве дополнительной защиты от неадекватного поведения или злого умысла в обращении с ядерным оружием в Пакистане применяется правило "двух человек", когда каждое действие с ядерным оружием требует решения и действий не менее чем двух лиц. Некоторые исследователи, например Шон Грегори в своем исследовании, проведенном в рамках ядерной научной программы в Брэдфорском университете, утверждают, что, возможно, применяется правило "трех лиц", но никаких подтверждений данного факта найти не удалось: Shaun Gregory. Nuclear Command and Control in Pakistan, Defense and Security Analysis, стр. 3, International Security at the Department of Peace Studies, University of Bradford, Bradford, West Yorkshire, UK, 2007.

Данная мера является универсальной и очень действенной, тем не менее, она не дает гарантии от сговора двух лиц или от того, что один сотрудник сможет каким-либо образом обойти это правило (например, выкрав ключи, коды доступа, идентификационную карточку или личные документы). Тем не менее, такого рода система контроля доступа к ядерному оружию снижает шансы террористического подполья (Талибан, Аль-Каида) на получение прямого доступа к атомному оружию, компонентам ядерных боеприпасов или средств доставки ядерного оружия.

Ядерное оружие Пакистана: технические меры и процедуры допуска к ядерному оружию и компонентам ядерных боеприпасов, средствам доставки атомного оружия

Несмотря на то, что формально командование вооруженными силами и их ядерной компонентой осуществляет гражданское руководство страны, фактически руководство пакистанской армии полностью контролирует ядерные боеприпасы и их носители. Управление ядерным оружием осуществляется через использование кодовых систем идентификации по всей вертикали – такого рода система обеспечивает надежный контроль "сверху вниз" над всеми операциями с ядерным оружием на всех этапах управления и надежную обратную связь "снизу вверх". Согласно этой системе, все оперативные приказы, касающиеся ядерного оружия, сопровождаются цифровыми кодами, которые по цепочке "сверху вниз" проверяются для того, чтобы подтвердить аутентичность приказа. Применение этих кодов также привязано к системе идентификации персонала, что позволят, с одной стороны, удостовериться, что приказ отдан уполномоченным лицом, а, с другой, персонально проконтролировать исполнителей приказа по всей цепочке "сверху-вниз".

Неизвестно, используется ли в настоящее время система, аналогичная американской Permissive Action Link, позволяющая электронно блокировать ядерные боеприпасы. Эта система использует технологию, аналогичную банковской, когда даже украденный носитель (например, кредитная карта) не позволяет получить доступ к счету: физический контроль за носителями ядерного оружия и доступ к кодам его активации находятся в разных руках. Благодаря такой системе, даже если ядерное устройство и попадет в руки террористов, они не смогут его взорвать. По этому поводу можно почитать статью Дэвида Блэра в Дейли Телеграф о том, каким образом, новые цифровые технологии помогают защищать ядерное оружие от несанкционированного применения. David Blair. Code Changes ‘Secure’ Pakistan War¬heads // Daily Telegraph, February 9, 2004.

В 2002 году в докладе Ландау было сказано, что Пакистан не применяет технологию PAL. В рамках Ландау Нетворк было проведено интересное исследование на эту тему: Cotta-Ramusino and Maurizio Martelline, Nuclear Safety, Nuclear Stability and Nuclear Strategy in Pakistan, Landau Network – Centro Volta, January 2002. Однако в интервью, которое в марте 2005 года генерал Кидвай (Kidwai), глава SPD, дал Шону Грегори для его книги "Ядерное командование и контроль в Пакистане", тот подтвердил, что Пакистан применяет и коды активации и коды идентификации для защиты своего ядерного арсенала от несанкционированного использования. Полный текст интервью можно найти в книге Шона Грегори Shaun Gregory. Nuclear Command and Control in Pakistan // Defense and Security Analysis, 2007. Если данная информация соответствует действительности, это может означать одно из двух: либо Пакистан применяет устаревшую американскую технологию для защиты ядерных боеголовок и/или носителей ядерного оружия (в 2004 году в британской газете Daily Telegraph появилась статья о том, что США предоставили Пакистану систему кодового контроля за пуском ракет в целях предотвращения несанкционированного применения ракет – носителей ядерного оружия. Подробнее о сделке между США и Пакистаном можно прочитать в статье Дэвида Блэра "Смена кодов обеспечивает безопасность пакистанских ядерных боеголовок": David Blair. Code Changes ‘Secure’ Pakistan Warheads // Daily Telegraph, February 9, 200.

Либо в Пакистане применяется система, аналогичная современным американским системам безопасности – существует много свидетельств того, что США передали пакистанским военным технологии, применяемые в настоящее время в самих США, хотя пакистанские официальные лица это неоднократно отрицали. Прямая передача современных технологий представляется маловероятной, учитывая риск международного скандала в связи с обязательствами США по Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 года (ДНЯО) и опасность попадания американских военных секретов в руки Китая (вполне вероятный сценарий, учитывая характер китайско-пакистанских отношений по индийскому вопросу): см. Outside Help in Protecting N-assets Denied // Dawn, February 8, 2004.

Отсутствует достоверная информация о том, каким образом и как часто обновляются коды доступа и запуска, но, если предположить, что система полностью скопирована с американской, то, скорее всего, эта функция передана в руки армейской разведки (Army"s Military Intelligence). Косвенно об этом свидетельствует следующий факт: сразу после событий 11 сентября 2001 года генерал Первез Мушарраф под давлением США предпринял ряд мер по наведению порядка в Межведомственной разведке, в частности, последовательно заменил двух руководителей спецслужбы, ввел двух- и трехлетнюю ротацию персонала в МВР, представители МВР были выведены из состава NCA (National Command Authority) и т.д. Это явно свидетельствует о недоверии военных к МВР в период до 11 сентября 2001 года и делает крайне маловероятным передачу МВР контроля над кодами доступа и идентификации.

Скорее всего, контроль за выработкой, обновлением и уничтожением кодов осуществляет армейская разведка Пакистана, полностью подконтрольная пакистанским военным, в руках которых находится весь ядерный арсенал страны. Неизвестно, как часто обновляются коды и как именно они распределяются по всей цепочке командования в Пакистане. Оперативные требования к системе безопасности ядерного оружия очень высоки, и, учитывая слабую техническую базу Пакистана, в период кризиса она может дать сбой или привести к выдаче несанкционированных команд на применение ядерного оружия.

Секретность и меры по введению противника в заблуждение. Ключевые аспекты пакистанской ядерной программы держатся в строгой тайне. Несмотря на то, что в открытой печати публикуется много сведений о характере ядерной программы Пакистана, и, конечно, еще больше известно спецслужбам США и других стран, тем не менее, ключевые факты остаются неясными: точная структура командования ядерными силами в случае военного кризиса (например, угрозы войны с Индией), многие процедуры контроля за ядерным оружием, точное расположение некоторых складов с ядерными компонентами взрывных устройств и детонаторами, расположение мест сборки ядерных устройств в угрожаемый период (в мирное время ядерные компоненты и детонаторы хранятся раздельно). Также неизвестны данные кадровой работы в спецслужбах Пакистана: количество и личности тех, кто был отстранен по программе PPP, причины их отстранения, как часто заменяются коды идентификации и активации.

Пакистан активно применяет методы введения в заблуждение потенциального противника. Известно, что на многих угрожаемых направлениях Пакистан развернул макеты ядерных ракет, чтобы усложнить задачу подсчета его возможностей по нанесению упреждающего или ответного удара. Вполне возможно, что такая же практика распространена и на сами ядерные устройства, при этом лица, задействованные в их охране, не знают, охраняют ли они реальное ядерное оружие или лишь массо-габаритные макеты.

Использование методов введения противника в заблуждение, однако, не обеспечивает полной безопасности ядерного арсенала: так, например, если отдельные компоненты пакистанской ядерной программы полностью скрыты завесой тайны, информация о других сравнительно легкодоступна. Если проанализировать нападения террористов на ядерные объекты с 2007 по 2011 год, то хорошо заметно, что нападавшие, каждый раз были прекрасно осведомлены о местоположении реального ядерного оружия, им были известны графики дежурства охраны и маршруты передвижения патрулей.

Безусловно, часть данной информации боевики получают от своей агентуры среди военного и гражданского персонала, задействованного в ядерной программе; другую ее часть можно получить по косвенным сведениям. Необходимость поддержания высокой боеготовности ядерного арсенала на случай возможного обострения войны с Индией, делает невозможным обеспечение полной секретности всего цикла эксплуатации ядерного оружия: постоянная перевозка компонентов ядерных устройств, их носителей ядерного оружия, обеспечение непрерывной охраны и другая деятельность выдают расположение соответствующих военных объектов. Существенным подспорьем в обнаружении мест хранения ядерного оружия и, особенно, его носителей ядерного оружия (в первую очередь, баллистических и крылатых ядерных ракет) являются спутниковые фотографии, доступные как бесплатно (скажем, через службу Google.Maps), так и за небольшую плату (заказ спутниковых фотографий через интернет): сравнивая старые фото NASA, используемые службой Google.Maps и новые фото с коммерческих спутников, можно увидеть изменения объектов инфраструктуры, косвенно свидетельствующие об истинном предназначении того или иного объекта. Со спутниковыми фотографиями и схемами, демонстрирующими изменение ядерной инфраструктуры можно ознакомиться на сайте автора статьи научного сотрудника Игоря Игоревича Хохлова Электронные карты и спутниковые фотографии.

Так, например, местное расширение дорожного полотна на резких поворотах дороги без увеличения пропускной способности всей трассы может свидетельствовать о том, что данный участок постоянно используется для переводки длинномерных грузов (например, полуприцепов с баллистическими ракетами). Если при нормальном расширении дорожного полотна она уширяется по всей длине и целью увеличения пропускной способности всей трассы, то при подготовке дороги к проезду тягачей баллистических ядерных ракет в этом нет необходимости. Подробный анализ такого рода примеров см. Scott Sagan. Perils of Nuclear Proliferation in South Asia, Asian Survey, Vol 41(6), 2001, стр. 1064-1086.

Тем не менее, по мнению пакистанского руководства, все перечисленные выше меры обеспечивают надежный контроль командования пакистанских вооруженных сил над своим ядерным арсеналом и защиту от внутренней террористической угрозы (об этом заявил нынешний президент Пакистана Али Задари агентству Рейтерс: Zardari Says Pakistan’s Nuclear Weapons are Safe // Reuters, April 27, 2009), от основного соперника – Индии, а также от возможности хищения или уничтожения третьей стороной (т.е. США) в случае развала государственных органов управления или гражданской войны в самом Пакистане.

В последнее время участились информационные утечки из США о том, что Вашингтон разрабатывает планы по обеспечению безопасности пакистанского ядерного арсенала в случае наступления чрезвычайных обстоятельств: US Has Plans to Secure Pakistan’s Nuclear Weap¬ons // Daily Times, May 16, 2009. Стоит полагать, что именно знание того, как в Пакистане организована система безопасного обращения с ядерным оружием, позволила Госсекретарю Кондолизе Райс утверждать сразу после событий 11 сентября 2001 года, что ядерное оружие Пакистана находится в надежных руках, а генерал Мушарраф выступал с многократными заверениями в том, что ядерное оружие недоступно ни террористическим ни экстремистским группам, предупреждая возможные планы США (а, возможно, и Индии или Израиля), о нанесении превентивных ударов по ядерным объектам или по захвату их силам спецподразделений.

Нет никаких сомнений, что пакистанские вооруженные силы окажут сопротивление любым попыткам США обезопасить пакистанское ядерное оружие против его воли – достаточно вспомнить, что пакистанские военные без колебания открыли огонь по американским военнослужащим, когда те вторглись в пакистанский Пуштунистан 12 сентября 2008 года: Shots Fired in US-Pakistan Clash // BBC, September 25, 2008. Не так давно автор этой статьи - политолог Игорь Хохлов - давал интервью в "Вестях" на канале "Россия", комментируя неспособность американцев повлиять на пакистанских военных.

Аналогичным образом удары по ядерным объектам Пакистана с воздуха потребуют точных разведывательных данных и создадут угрозу радиоактивного заражения больших площадей с высокой плотностью населения. Они также приведут к открытому вооруженному противостоянию с пакистанской армией и, возможно, другими исламскими странами.

Несмотря на столь отработанную схему обеспечения безопасности ядерного оружия, в ней есть немало слабых мест, которые в среднесрочной перспективе могут привести к утечке ядерных технологий, материалов и, возможно, отдельных компонентов ядерных устройств.

Ссылки:
http://insi.org.ua/reprint/Al-Qaida-IKhokhlov.htm
http://news.yandex.ru/people/khokhlov_igor1_2.html
http://nuclearno.ru/text.asp?10574
http://rt.com/news/new-nuclear-submarine-missile/
http://strateger.net/Khokhlov_Igor
http://www.nationalsecurity.ru/maps/
http://www.ozon.ru/context/detail/id/3330704/
http://www.youtube.com/watch?v=X8GFPZMDr9I
http://www.youtube.com/watch?v=b9eAQAjU11k
http://www.youtube.com/watch?v=bIeP45jGiGU
http://www.youtube.com/watch?v=obXn-e_o-Uw
http://www.youtube.com/watch?v=sY1y258zc8k
http://www.youtube.com/watch?v=xk0OVnI8xFs
Источник - Игорь Игоревич Хохлов
Категория: Международные военные новости | Просмотров: 551 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0
Календарь
«  Сентябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930