Главная » 2011 » Декабрь » 24 » Н.Кузьмин: Желтоксан в Жанаозене. Казахский сценарий социального протеста
20:04
Н.Кузьмин: Желтоксан в Жанаозене. Казахский сценарий социального протеста
Желтоксан в Жанаозене. Беспорядки в Жанаозене стали аутентичным казахским сценарием социального протеста

Николай Кузьмин

В последнее время казахстанские и зарубежные эксперты и журналисты стали задаваться вопросом: возможно ли в Казахстане повторение киргизского сценария? Или арабского? По-видимому, в каждой стране социальные потрясения будут проходить по собственному сценарию. В Киргизии каждую весну будет попытка новой революции и свержения очередного "антинародного режима". Иногда эти попытки будут успешными. В Египте все акции протеста по традиции будут проходить на площади Тахрир. Оппозиция будет пытаться заполнить собой эту площадь, а власть – вытеснить ее оттуда. Победителем будет считаться тот, кто установил над Тахриром контроль. В независимом Казахстане социальный протест всегда был связан с двумя именами – Желтоксан (акции протеста студентов в декабре 1986 года) и Новый Узень (по-казахски – Жанаозен, город на Мангышлаке, где в июне 1989 года прошли межэтнические столкновения, закончившиеся введением комендантского часа, частей "Витязя" и выселением из города всех кавказцев).

Больше двух десятилетий оба этих символа существовали самостоятельно. 16 декабря 2011 года, в день двадцатилетия независимости страны, казахстанский сценарий социальных потрясений получил свое завершение. Мирная акция протеста, которая переросла в грабежи, поджоги зданий и избиение полицейских, для пресечения которых полиция применила огнестрельное оружие, убив более десяти и ранив несколько десятков человек, стала синтезом Желтоксана и Жанаозена.

Государство, которое боится насилия
Одним из последствий Желтоксана-86 стал невротический страх государственной власти перед любыми акциями протеста. Опыт 80-х закрепил уверенность в том, что демонстрации, на начальном этапе мирные по форме и демократические по содержанию лозунгов и требований, с фатальной неизбежностью перерастают в столкновения с полицией. А разгон этих демонстраций является приговором правящей элите.

Первые дни правления Геннадия Колбина, имеющего репутацию самого "антиказахского" после Филиппа Голощекина руководителя Казахстана, были отмечены беспорядками в Алма-Ате (Желтоксан-86). 16 июня 1989 года начались беспорядки в Новом Узене, уже 18 июня Бюро ЦК КПК предложило освободить Геннадия Колбина с поста первого секретаря и рекомендовать на этот пост Нурсултана Назарбаева, 22 июня XV пленум ЦК КПК эти предложения утвердил.

В Новом Узене после драки на танцплощадке между молодыми казахами и лезгинами начались "столкновения, повлекшие человеческие жертвы", было "повреждено свыше 50 объектов торговли и быта, сожжено шесть автомобилей, разграблен винно-водочный магазин". Требования были такими: отпустить всех ранее задержанных за хулиганские действия, выселить в течение недели из города всех лиц кавказской национальности, закрыть принадлежащие им кооперативы, трудоустроить всех безработных коренной национальности. Частично их выполнили, однако официальный вывод был такой: этнический фактор – лишь верхушка айсберга, истинные причины конфликта – социально-экономические. В целях борьбы с этими причинами 25 августа 1989 года было принято совместное постановление Совета Министров КазССР, коллегии Министерства нефтяной и газовой промышленности и Министерства строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР "О неотложных мерах по социально-экономическому развитию г. Новый Узень Гурьевской области". Точно так же считала и новая власть независимого Казахстана, приняв в 2009 году "Комплексный план по решению проблем социально-экономического развития г. Жанаозен на 2009-2012 годы", а незадолго до трагических событий был утвержден долгосрочный комплексный план социально-экономического развития города Жанаозен на 2012-2020 годы. Население города сегодня полностью казахское, протестные настроения лишились этнического фактора, но не исчезли.

Нурсултан Назарбаев фактически никак не участвовал в ликвидации беспорядков в Новом Узене, там представителем власти был председатель Президиума Верховного совета Махтай Сагдиев. Зато он был главным переговорщиком с шахтерами Караганды, которые начали забастовку в то же самое время – 19 июня. Правда, требования шахтеров были несколько иными – изменение оплаты труда, улучшение снабжения области продуктами, экономическая самостоятельность шахт, закрытие Семипалатинского полигона, право избирать руководителя производственного объединения "Карагандауголь". Выступления шахтеров были мирными и организованными, беспорядками не сопровождались, итоги переговоров устроили обе стороны. С тех пор шахтеры бастовали неоднократно, но до погромов дело не доходило никогда.

В сентябре 1991 года Нурсултан Назарбаев, избранный уже президентом КазССР, добился того, что политические и общественные организации страны договорились о моратории на политические выступления и акции протеста сроком на один год. Этот мораторий фактически стал бессрочным, а карагандинская модель решения конфликтов стала единственной приемлемой для государственной власти.

Диалог с оппозицией – долгий, вязкий, как правило, безрезультатный, но зато мирный, нацеленный на компромисс – стал единственной доступной формой политического участия. Время от времени в Алматы проводились несанкционированные акции протеста, порой санкционированные мероприятия оппозиции. Но бойцы СОБРа (специального отряда быстрого реагирования) или подразделения "Сункар" МВД, предназначенные для подавления уличных беспорядков, никогда в таких случаях не были задействованы. Да и такие редкие случаи, как попытка митингующей оппозиции пройти от памятника Чокану Валиханову перед зданием Академии наук до площади Республики беспорядками назвать трудно.

В результате после двадцати лет независимого существования казахстанское государство практически не имело опыта силового подавления беспорядков с помощью специальных сил и средств. Водометы, резиновые пули, слезоточивый газ, щиты и дубинки были в арсенале средств СОБРа, но на практике не использовались. Отсутствие опыта "рукопашных схваток" привело к тому, что для казахстанского полицейского психологически более приемлемым оказалось использование огнестрельного оружия, а не дубинки.

Уволенные забастовщики Жанаозена, превратившиеся в безработных митингующих, стали объектом внимания и опеки со стороны сразу нескольких политических сил, порой сотрудничающих, порой конкурирующих друг с другом. Это Мухтар Аблязов, оказывающий нефтяникам медийную поддержку через газету "Республика" и телеканал К+, а также близкая ему партия "Алга" во главе с Владимиром Козловым. Их цель – борьба с режимом Назарбаева, в союзе с любыми силами и при использовании любых методов. Другая группа представлена леворадикальным "Социалистическим сопротивлением" и левыми профсоюзными организациями. Третья – "системной" оппозицией. Каждая из этих групп говорила о своем, но в совокупности они смогли убедить нефтяников в том, что они не просто в очередной раз просят повысить зарплату, а борются с социальной несправедливостью. Что они не жлобы, недовольные одной из самых высоких зарплат по стране, а герои.

Хроника бунта
По сообщению Генеральной прокуратуры, утром 16 декабря, в день празднования Дня независимости, на городской площади находилось около 800 уволенных работников "Казмунайгаза" и сочувствующих им, а также около 120 невооруженных полицейских, оцепивших часть площади, на которой планировались праздничные мероприятия. Неустановленные хулиганы начали драку с полицейскими, прорвали оцепление, уничтожили новогоднюю елку, сцену и юрты, подожгли полицейский автобус.

После 12 часов дня беспорядки перекинулись за пределы площади, около 500 человек разграбили и сожгли здание компании "Озенмунайгаз", гостиницы, городского акимата. Для защиты акимата и находившихся в нем сотрудников был сформирован сводный отряд вооруженной полиции, который также подвергся массированной атаке камнями и был встречен выстрелами из огнестрельного оружия со стороны участников беспорядков. Полицейские открыли ответный огонь.

Вечером того же дня были подожжены дом директора компании "Озенмунайгаз", торговый дом "Сулпак", здание акимата пригородного поселка Тенге. Всего в результате массовых беспорядков разграблено и подожжено 46 объектов, из них: восемь банковских офисов и банкоматов, 20 магазинов (разграблены торговый центр "Сулпак" и торговый дом "Атлант"), два кафе, нотариальная контора, два ломбарда, два здания акимата (городской акимат и акимат поселка Тенге), один фотосалон, два опорных пункта полиции, гостиница "Ару-Ана", здание компании "Озенмунайгаз", три частных дома, сожжено и повреждено более 20 автомашин. Уничтожена сцена, юрты, музыкальная аппаратура и новогодняя елка на центральной площади.

17 декабря в 13 часов 24 минуты местного времени на железнодорожной станции Шетпе, расположенной в Мангистауской области, группой лиц было заблокировано движение пассажирского поезда № 309 сообщением Мангышлак–Актобе. Перекрывшая движение группа лиц выступила с призывами в поддержку участников массовых беспорядков в городе Жанаозен. Около 20 часов по местному времени сотрудники полиции приняли меры для освобождения железнодорожных путей и пресечения преступных действий. Однако около 50 хулиганов оказали полиции активное сопротивление, подожгли тепловоз грузового поезда, забросали вагоны бутылками с горючими жидкостями. Полицейские применили оружие, один человек был убит, 12 ранены.

В областном центре Актау 16 и 17 декабря проходил митинг в поддержку жанаозенцев, но столкновений с полицией не было. Всего за два дня беспорядков в Мангистауской области погибли 16 человек, ранены более ста.

Ввод войск и выводы комиссий
17 декабря президент Назарбаев подписал указ "О введении чрезвычайного положения в городе Жанаозен Мангистауской области". В город введены войска, ведется поиск организаторов погромов.

Премьер-министр Карим Масимов подписал постановление "Об образовании правительственной комиссии для оперативного решения социально-экономических, гуманитарных и иных проблем, возникших в связи с массовыми беспорядками в городе Жанаозен Мангистауской области". Возглавил комиссию заместитель премьера Умирзак Шукеев. Правительством утвержден специальный план мероприятий по ликвидации последствий беспорядков в Жанаозене и восстановлению города. На эти цели выделено более 3 млрд тенге (около 15 млрд рублей).

Вскоре в Алматы была создана общественная комиссия по расследованию событий в Жанаозене. В нее вошли лидеры оппозиционной партии "Азат" и представители оппозиционно настроенной алматинской интеллигенции. Практически одновременно в Актау в Центре гражданских инициатив по Мангистауской области при участии областного независимого профсоюза "Актау" создана еще одна общественная комиссия по расследованию кровавых событий в Жанаозене. Задачи комиссии – выяснить точное количество убитых, добиться объявления трехдневного траура, объявить похороны, завести на каждого виновного уголовное дело, провести прозрачное расследование.

Кадровые решения
22 декабря Нурсултан Назарбаев совершил поездку в Мангистаускую область. На встрече с активом областного центра Актау (бывш. Гурьев) президент представил нового акима (главу областной администрации) Бауржана Мухамеджанова и поблагодарил прежнего акима Крымбека Кушербаева за плодотворную работу. Назарбаев подчеркнул, что у него нет претензий к Кушербаеву, а его уход с поста акима был добровольным. Президент также объявил, что им принято решение об отставке главы фонда "Самрук-Казына" Тимура Кулибаева. "В целом требования работников компании к работодателям были обоснованы. Если и были нарушения трудовой дисциплины со стороны рабочих, работодателям не надо было забывать, что это наши граждане и они не свалились с Луны. Их надо было выслушать и по возможности максимально поддержать. К сожалению, этого не было сделано", – сказал Нурсултан Назарбаев.

В тот же день решением правления АО "Самрук-Қазына" были прекращены полномочия председателя правления "Казмунайгаза" Болата Акчулакова. Новым председателем правления и членом совета директоров АО НК "Казмунайгаз" назначен Ляззат Киинов, до этого занимавший пост вице-министра нефти и газа, уроженец Мангистауской области, в 1991 году – доверенное лицо кандидата на пост президента КазССР Нурсултана Назарбаева по Мангистауской области, дважды возглавлявший Мангистаускую областную администрацию (1993-1995 и 1999-2002 гг.).

По оценкам экспертов, в сравнении со своими предшественниками новый глава нефтегазовой компании является более мягким руководителем, а новый аким области – более жестким.

Поездка Нурсултана Назарбаева должна закрыть политический аспект многомесячного трудового конфликта, виновным в котором объявлена нацкомпания "Казмунайгаз". Массированные инвестиции в развитие города и перевод его на привилегированное положение в части снабжения продуктами питания, а также трудоустройство всех безработных должны окончательно погасить протестные настроения. Дадут ли эти меры желаемый результат, сказать сложно, поскольку миллионы долларов, выделенных в последние годы на благоустройство и развитие города, бесследно исчезли в песках Мангышлака, а неоднократная смена городских и областных руководителей по требованию местных жителей также не смогла изменить ситуацию.

23.12.2011
Источник - Эксперт
Категория: Казахстанские военные новости | Просмотров: 650 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь