Главная » 2011 » Октябрь » 11 » Телеканал "Аль-Джазира": новое руководство для нового халифата
23:26
Телеканал "Аль-Джазира": новое руководство для нового халифата
Отставка генерального директора «Аль-Джазиры» палестинца Ваддаха Ханфара, возглавлявшего канал с 2003 года, – событие, безусловно, знаковое. Но связывать эту отставку с публикацией конфиденциальных документов посла США в Катаре на сайте Wikileaks, а именно на эту версию «повелось» абсолютное большинство российских (и не только медиа) – значит иметь очень-очень поверхностное представление о том, что есть «Аль-Джазира» в реальности. И уж тем более наивно увязывать отставку Ханфара с тем, что у него имелись, якобы, некие контакты с ЦРУ или с тем, что по просьбе американской стороны он несколько изменил содержание ряда информационных сообщений во время освещения военных действий США в Ираке. Слишком уж многое в деятельности канала и в событиях вокруг него не вяжется с подобными утверждениями...

Созданный декретом эмира Катара Хамада бен Халифа аль-Тани, канал вышел в эфир 7 ноября 1996. Ядро сотрудников канала составили журналисты, работавшие на арабском телеканале Всемирной службы Би Би Си ( BBC Arabic Service TV) до его закрытия в 1996 году. И тут надо сделать важное замечание – совладельцем BBC Arabic Service TV являлся королевский дом Саудовской Аравии.

По официальной версии, саудовскому правительству не понравилось то, о чём снимают и пишут корреспонденты, вещание было прекращено по требованиям цензуры. По этой же официальной версии, изначальная сумма гранта, которую получили создатели канала от катарского эмира составляла 137 миллионов долларов. Было объявлено, что беря деньги в долг, – вместо прямого безвозмездного государственного финансирования – канал сможет обеспечить себе независимую от властей редакционную политику. Благостная официальная версия о «редакционной независимости» была тут же подпорчена заявлениями из достоверных источников о том, что эмир Катара предоставил телеканалу не только финансирование, но и публично не оглашавшиеся «гарантии редакционной независимости». Еще более интересной была промелькнувшая (и после этого нигде более не озвучиваемая) информация о том, что к созданию канала проявил интерес тогдашний глава саудовской разведки принц Турки аль-Фейсал, фигура в арабском мире исключительно масштабная и влиятельная. Собственно, для владеющих информацией появление на горизонте этого человека всегда означает только одно – готовится нечто, в корне меняющее ход событий, и не только в регионе...

Получив изначальный грант в 137 млн долларов, «Аль-Джазира» планировала выйти на окупаемость к 2001 году. Однако, этого сделать не удалось, и эмир Катара согласился дать ещё несколько поддерживающих займов. Помощь осуществлялась в течение нескольких лет, в 2004 году, по данным СМИ, канал получил от 30 до 50 миллионов долларов. Тогда же назывались цифры общего бюджета компании – 120 миллионов долларов в год. В 2010 году The Economist дал неподтвержденные данные о финансировании канала эмиром Катара в размере 400 миллионов долларов в год минимум.

Впрочем, официальные цифры бюджета «Аль-Джазиры» всегда подвергались сомнению. Западные СМИ подчеркивали, что полноценное телевещание на двух языках – арабском и английском, корпункты почти во всех странах Востока, сотни журналистов по всему миру, техника и тому подобное обходятся дороже. Назывались цифры вплоть до 5 млрд долларов – якобы такие деньги вкладывались в первые годы запуска канала. Чего было больше в подобных заявлениях – достоверных сведений или же элементарной зависти к успешному конкуренту – теперь уже разобрать достаточно сложно. Да и не очень нужно, наверное, потому как сколько бы не вкладывали в канал – все эти затраты окупились. Структура «на выходе» получилась достаточно впечатляющая. В марте 2006 года телеканал получил официальное название Al Jazeera Network, став международной медийной корпорацией, которая имеет 65 бюро по всему миру, на которую работает более трех тысяч сотрудников и аудитория которой составляет 220 миллионов семей более чем в 100 странах мира.

Успешность канала продемонстрировал опрос 2008 года, проведенный в Британии, когда Al Jazeera English как наиболее заслуживающий доверия источник информации выбрали 33% опрошенных, а традиционные BBC и ITV новости набрали всего по 6%.

Но одновременно, успех означал обострение конкурентной борьбы, особенно в Соединенных Штатах: запуск вещания в Вашингтоне, например, состоялся только в 2009 году, а крупные кабельные операторы США зачастую отказывались включить канал в свой пакет.

Параллельно с этим СМИ постоянно демонизировали «Аль-Джазиру», обвиняя ее в антиамериканизме, враждебном отношении к западным ценностям и предоставлении трибуны «Аль-Каеде». За время существования телеканала МИД Катара получило несколько сотен официальных нот протеста в связи с передачами «Аль Джазиры». Израильтяне обвиняли канал в поддержке терроризма за его репортажи об интифаде. Палестинцы, сирийцы и ливийцы называли телеканал рупором сионистской пропаганды. Иордания и Кувейт высылали корреспондентов «Аль Джазиры», сочтя их репортажи оскорбляющими правителей этих стран. Экс-президент Египта Хосни Мубарак называл канал «источником проблем Египта», его журналистов задерживали, военные изымали камеры.

Звездным часом канала стала «арабская весна». Показательно в этой связи заявление администрации WikiLeaks, для которой события в арабских странах являлись предметом особой гордости («мы влияем на мировую политику»): «Да, возможно, мы внесли свой вклад в события в Тунисе и Египте. Но давайте не будем забывать про слона в этой комнате: „Аль-Джазиру” и спутниковые тарелки». Собственно, роль канала как массового агитатора и пропагандиста отмечали все. Даже официальный Вашингтон, всегда ревниво относящийся к своей монополии на свободу слова говорил об «Аль-Джазире» как единственном независимом и неподконтрольном локальным властям СМИ.

Но именно события «арабской весны» породили массу вопросов к каналу. Уже в феврале 2011 WikiLeaks опубликовал документы о том, что премьер-министр Катара Хамад бин Джасем аль-Тани предлагал президенту Египта Хосни Мубараку прекратить вещание в обмен на помощь Египта в урегулировании палестино-израильского конфликта.

Подобная информация ставила под сомнение утверждения о «независимости и неподконтрольности» канала. Одновременно с этим сотрудников «Аль-Джазиры» в массовом порядке поражала слепота и глухота при освещении протестных выступлений в Бахрейне, Йемене, Саудовской Аравии и других странах, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива ( CCG ). Ну а освещение ливийских событий, в которых Катар официально участвовал на стороне международной анти-каддафисткой коалиции, а спецназ Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов отметился в активных операциях против правительственных войск – окончательно прояснили роль и место «Аль-Джазиры» в формирующемся «новом Халифате», объединении арабских государств Залива под руководством королевского дома Саудовской Аравии.

Для непредвзятого аналитика все более ясным становилось, что «Аль-Джазира» является информационным оружием монархий Персидского Залива против своих региональных противников, что канал является рупором «нового Халифата», пропагандирующим саудовскую версию панарабизма и нового арабского Востока, где главную роль должны играть монархии Залива, сплоченные вокруг «хранителя двух священных мечетей», короля Саудовской Аравии.

Становилось понятным и отношение канала к бен Ладену: это для Запада он террорист №1, впрочем, скорее медийный, чем реальный. Для монархий же Залива – это один из проводников официальной идеологии саудитов – ваххабизма. Для большинства же населения арабского Востока бен Ладен был муджахедом, бросившим вызов «новым крестоносцам» запада, насаждающим чуждые мусульманской умме ценности и столь же чуждый миропорядок.

Если мы наконец признаем, что по итогам «арабской весны» в регионе оформился новый «центр силы», то станет понятной и роль «Аль-Джазиры» как основного информационного оружия этого «нового Халифата».

Прошедшие «полевые испытания» этого оружия в ходе событий на арабском Востоке доказали его предельную эффективность. И замена Вадаха Ханфара, возглавлявшего канал с 2003 на Ахмада бен Хассима Тани, члена катарской правящей семьи означает, что канал официально «принят на вооружение» блоком CCG , который намерен проводить все более активную и наступательную политику в регионе. Направленную, разумеется, как на защиту интересов «нефтяных котов Залива», так и на увеличение их влияния в мусульманской мире в целом. Одним из признаков готовности проводить активную и наступательную политику стало интервью уже упоминавшегося выше Турки аль-Фейсала для «New York Times» на минувшей неделе.

В этих условиях «Аль-Джазира» становится одним из ключевых компонентов отстаивания интересов CCG , медиа-ключом к достижению целей «нового Халифата», по уровню влияния на мусульманскую аудиторию не имеющую себе равных в мире.

Разумеется, столь деликатное дело, как командование стратегическими информационными силами не может быть доверено чужаку. Один из компонентов внешнеполитического воздействия должен возглавлять кто-то из «своих» для монархий Залива. И с этой позиции кандидатура Ахмада бен Хассима Тани является наиболее предпочтительной.

Игорь Панкратенко\
Bсе горячие новости на nashmir.kz
Категория: Международные военные новости | Просмотров: 358 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
Календарь
«  Октябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31