Главная » 2011 » Сентябрь » 25 » В.Майлин: Универсальный рецепт...? Возможна ли "арабская весна" в Центральной Азии
02:23
В.Майлин: Универсальный рецепт...? Возможна ли "арабская весна" в Центральной Азии
Взятие ливийскими повстанцами Триполи и фактическое признание новой ливийской власти мировым сообществом вызвали оживление не только в руководстве концерна Eni, готовящегося возобновить добычу ливийской нефти. Активизировались не только чиновники Евросоюза и Еврокомиссии, планирующие выделение немалых средств на поддержку молодой ливийской демократии, немалая часть которых достанется европейским компаниям. Новый импульс получила полемика о том, возможна ли "арабская весна" в Центральной Азии. Для журналистов это хороший информационный повод. Для политологов это еще одна возможность провести исторические параллели, указать на сходства и различия, дать беспристрастный анализ, сделать смелый прогноз или каким иным способом показать свою ученость и компетентность. Американские эксперты по региону и цветным революциям оживленно обсуждают вопрос о том, возможно ли повторение арабского сценария в Центральной Азии. Конгресс США проводит специальные слушания по этой теме. Особняком стоят поклонники социальных сетей – они уверены, что революции сделаны фейсбуками и твиттерами.

Но особенно радуют новости из Ливии местных оппозиционеров. Не потому, что они принципиальные противники Муамара Каддафи (некоторые, например, лидер движения "Поколение" Ирина Савостина, являются его поклонниками). И не потому, что они связывают с приходом к власти Переходного национального совета реализацию своих нефтяных проектов в Ливии – им хватает проектов с нефтяниками Мангышлака.
Радость старой социал-демократической оппозиции чиста и бескорыстна. "Арабская весна" дает им возможность забыть о скучных и отдающих бюрократической рутиной митингах на задворках кинотеатра "Сары арка" и помечтать о многотысячных толпах народа, которые слушают их пламенные выступления где-нибудь на площади Республики. Несколько лет назад они ехали в Киев за мечтами и за запахом протестных костров майдана. Приветствовали революцию роз в Тбилиси и революцию тюльпанов в Бишкеке.

Новая, не оформленная в партию национал-патриотическая оппозиция использует ссылки на "арабскую весну" для давления на власть. Смотрите, что бывает, когда власть не прислушивается к народу, - говорят они, понимая под народом в первую очередь самих себя, а, кроме того, своих друзей и родственников, порой действительно многочисленных.
Наконец, есть оппозиция "по умолчанию" - это наша интеллигенция. Она не мечтает ни о митингах, ни о свержении режима, но склонна рассматривать революцию (желательно бархатную) как радикальный, но эффективный способ решения всех проблем, которые, собственно, и вызывают эту революцию.

У нас много проблем – и в сфере госуправления, и в экономике, и в обществе. Это коррупция, борьба с которой стала главным коррупциогенным фактором. Это неэффективность государства, сочетающего стремление к контролю над частным бизнесом с равнодушием к социальным проблемам. Это политическая апатия казахстанского общества и архаизация социальных связей. Наконец, это безработица, рост цен, снижение качества образования и здравоохранения. Революцию нам предложили считать действенным лекарством от всех этих проблем. И многие с этим согласились.

Одним из решающих факторов "арабской весны" был фактор демографический – о том, что быстрый рост доли молодежи в населении арабских стран приведет к социальным потрясениям в конце первой декады 21 века, писал еще Самюэль Хантингтон в своей книге "Столкновение цивилизаций". Схожие процессы происходят сегодня в Центральной Азии. Но что-то не слышно выступающих за стерилизацию или хотя бы за контроль над рождаемостью по китайскому образцу. Это просто никому не интересно. Контролировать нефтяные, газовые и финансовые потоки куда интересней.

Несколько лет назад в качестве панацеи от всех проблем и пропуска в сообщество "цивилизованных государств" нам предлагалась цветная революция. Революционный эксперимент был проведен в Украине, Грузии и Киргизии. У нас в Казахстане революционная ситуация, видимо, не сложилась, поэтому сегодня мы имеем возможность учиться на ошибках наших соседей. Нашим братьям-киргизам революция так понравилась, что они пытаются повторить ее почти каждый год. Один раз им это удалось. Не удалось лишь восстановить экономику. Но ни после первой, ни после второй революции в стране не стало больше рабочих мест и меньше коррупции. Совсем наоборот. И правительство не стало более эффективным и подконтрольным народу. А кровавый этнический конфликт на юге страны заставил руководство Киргизии обратиться к России с просьбой о вводе войск.

В Украине героиня оранжевой революции Юлия Тимошенко сегодня за решеткой ожидает приговора суда – ее обвиняют в коррупции в бытность премьер-министром страны, а показания против нее дает ее бывший соратник по Киевскому майдану и бывший президент Украины Виктор Ющенко.

В Грузии, где власть в лице президента Михаила Саакашвили не меняется со времен революции роз (с 2004 года), меры по борьбе с коррупцией в полиции (в том числе и дорожной) и улучшению работы государственных структур в целом долгое время считались образцовыми для всех постсоветских государств. Сегодня некоррумпированность полицейских мало радует грузинскую оппозицию, поскольку акции протеста в сегодняшней Грузии подавляются ими с жестокостью, которая заставляет местных правозащитников проводить аналогии с гестапо. Сам лидер революции роз рассорился со своими бывшими соратниками, втянул свою страну в войну с Россией (потеряв по ее итогам Абхазию и Южную Осетию). А взамен коррупции дорожных полицейских он создал то, что в Грузии называют "элитарной коррупцией" - сращивание крупного бизнеса и госаппарата. Недавно худрук драматического театра имени Шота Руставели Роберт Стуруа заявил, что Саакашвили – армянин, поскольку грузин не может так издеваться над своей страной. Это обвинение, которое не буквально, но по сути своей поддерживается многими в Грузии, показывает, насколько глубоко сегодня неприятие человека, некогда обожаемого всеми.
Единственный результат любой революции – цветной, бархатной или какой иной – это переход власти от одной элитной группы к другой. Следствием этого бывает всегда передел собственности, порой – институциональные реформы (например, смена президентской формы правления на парламентскую). Но ни одной революции не удалось победить коррупцию, сделать более эффективным госуправление, создать новые рабочие места.
Еще Конфуций говорил о том, что отличить плохого правителя от хорошего очень просто: к хорошему люди приходят, от плохого уходят. Число беженцев из Туниса после победы там демократической революции выросло много кратно. Разгромив родную страну, они перенесли борьбу за демократию на итальянскую территорию. Теперь они протестуют против экономического неравенства и отсутствия демократии на острове Лампедуза. Недавно тунисцы сожгли в знак протеста временного содержания, в котором их разместили местные власти. Неудивительно, что новые власти Туниса снова и снова продлевают в стране режим чрезвычайного положения.

"Арабская весна" внешне выглядит как свержение ненавидимых народом диктаторов, за которым последует расцвет демократии и если не немедленное экономическое процветание, то хотя бы искоренение коррупции и более справедливое распределение национального богатства. В действительности Египет, Тунис и Ливия сегодня стоит на пороге перехода власти в руки новой элиты, которая будет сформирована исламистскими партиями типа "Братьев-мусульман". А внешний облик новых режимов будет, как и прежде, формироваться "мировыми средствами массовой информации" из Нью-Йорка и Лондона.

"Арабская весна" вызвала расцвет насилия не только в отношении представителей свергнутых режимов. На улицы выплеснулось все то, что долгие годы жестко сдерживалось государством – религиозный фанатизм, ксенофобия расизм. В Египте начался террор салафитов в отношении христиан-коптов. Недавно в Каире толпа разгромила посольство Израиля, для спасения дипломатов потребовались совместные действия египетского и израильского спецназа.
В Ливии "арабская весна" носит характер межплеменной войны, в которой больше всего страдают чернокожие выходцы из соседних стран – Нигера и Чада. Революционеры их сразу убивают, объявляя "иностранными наемниками".

Революционный рецепт этот придуман не нами, но применять его советуют нам. Бельгийцам, которые уже год не могут сформировать правительство, мысль о революции даже в голову не приходит. Для Европы революции в прошлом. Но для стран "третьего мира" - в самый раз. Еще сравнительно недавно их практиковали в Латинской Америке, называя порой переворотами. Ни один из пришедших к власти в результате переворота режимов не был эффективным с точки зрения развития страны и решения социально-экономических проблем. Но революционное лекарство, которое не вылечило пока ни одного пациента, продолжают прописывать – сначала странам СНГ, теперь арабскому миру. Еще раньше его пытались навязать китайцам. Отношение общества к идее исцеления с помощью революции стало своеобразным тестом на зрелость. Те, кто не нашел в себе сил самостоятельно справиться со своими проблемами, выбрали революцию. Те общества, которых происходящее сегодня в Ливии скорее ужасает, чем радует, способны решать свои проблемы сами.

20.09.2011
Источник - dialog.kz
Категория: Международные военные новости | Просмотров: 421 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Календарь
«  Сентябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930