В шаге от беды - 1 Ноября 2013 - Казахстанский военный сайт
Главная » 2013 » Ноябрь » 1 » В шаге от беды
16:56
В шаге от беды

К сожалению, представители некоторых деструктивных религиозных культов не ограничиваются, так сказать, «просветительской» деятельностью: стремясь удержать свое влияние на последователей и широко заявить о себе, они не останавливаются перед преступлениями уголовного характера.

Данная история – яркое тому подтверждение. В июле 2008 года произошло из ряда вон выходящее событие – сотрудниками КНБ и Военно-следственного управления МВД РК был задержан офицер одной из воинских частей Шымкента. Воен­нослужащий покупал… два пистолета ПМ. Казалось бы, зачем, если ему самому положено иметь свое табельное оружие?

При допросе задержанного выяснилось, что приобрести пистолеты его попросил некто Н., объяснив это тем, что ему предстоит участвовать в криминальных разборках в Алматы. Причем «просьба» его была столь убедительной, что лейтенант не решился ему отказать. Чем же так был страшен этот самый Н., поинтересовались следователи? «Он со своим братом фанатично придерживаются шариата. Мало ли чего можно от них ожидать», – пояснил офицер.

На всякий случай проверили сводки ДВД ЮКО, и не зря: за Н. числился факт покушения на убийство с применением огнестрельного оружия, причем на религиозной почве. Из обычного уголовного дела ситуация приобрела неожиданное звучание… Как выяснилось, «заказчик» оружия уже фигурировал в совместной разработке КНБ и ДКНБ по Астане. Имелись данные об осуществлении Н. в составе группы террористической деятельности в нескольких регионах Казахстана.

Кто вы, гражданин Н.?

А сейчас самое время удивиться. В ходе оперативно-розыскных мероприятий было установлено: в 2001 году Н. работал помощником прокурора города в Акмолинской области. Казалось бы, жизненный путь определен, впереди – блестящая карьера в правоохранительных органах. Однако в этот период Н. стал посещать мечеть, и его жизненные ориентиры изменились. В 2006 году он уволился из прокуратуры и переехал в Астану, где трудоустроился заведующим отдела Министерства образования РК, курирующего религиозные учебные заведения и медресе. Что ж, это его выбор, его право, защищаемое Конституцией страны.

Но Н. пошел дальше – с конца 2007-го – начала 2008 года, посещая одну из мечетей столицы, он стал активно знакомиться с экстремистскими пропагандистскими материалами, под влиянием которых и радикализовался. Вчерашний прокурорский работник стал призывать своих близких и знакомых к участию в «джихаде», причем именно в виде борьбы с «неверными». Непонятно, что за метаморфозы с ним произошли и почему это случилось так быстро, но Н. стал настоящей находкой для тех, кто толкал его на этот путь. Человек, знакомый с законами и оперативной деятельностью, чиновник, который предпочел сектантскую деятельность госслужбе, был полезен им и практически, и как пример для подражания.

Слово и дело

Будучи человеком предприимчивым, Н. развил бурную дея­тельность на своем новом поприще.

В столице он планировал открыть охранную фирму, трудоустроить туда радикальных мусульман, закупить оружие и переодеть всех сотрудников в камуфляжную форму. Были мысли организовать пикет у резиденции Президента РК «Ак орда» и потребовать установить в Казахстане законы шариата. С Астаны Н. начал создавать настоящую сеть своих единомышленников.

Помимо верного человека в столице Н. обрабатывал троих жителей поселка в Акмолинской области, призывая их к «джихаду». На своем ноутбуке он демонстрировал им видеоролики экстремистского содержания, которые получал из Шымкента от младшего брата и зятя, придерживавшихся радикальных взглядов.

В мае 2008 года Н. выехал в Южно-Казахстанскую область вместе с семьей. В Шымкенте он требовал от родных и близких соблюдать все каноны ислама, в частности, настаивал на ношении хиджаба супругой и указывал ей переходить на другую сторону улицы, в случае если навстречу идет неизвестный мужчина. Тем не менее супруга Н. разделяла его взгляды и поддерживала намерения мужа участвовать в вооруженном «джихаде».

Но не все родственники так безоговорочно и безропотно принимали все происходящее, и поэтому Н. крайне негативно относился к отцу, высказывая намерение убить его как «кафира».

И, кстати, Н. действительно предпринял такую попытку.

В августе 2008 года отец вместе с племянником при­шли в квартиру, где находились сыновья и один из их товарищей. Обеспокоенный радикальными религиозными взглядами Н. и втягиванием в экстремистскую дея­тельность младшего сына отец собирался вернуть того домой и оградить от влияния брата. В ходе разговора возникла ссора, и Н. выстрелом из пистолета ранил спутника отца. Впрочем, следователи предполагали, что сын стрелял в родителя из-за неприязненных отношений на почве религии, а племянник пытался защитить его. После этого оба брата и их товарищ скрылись. По данному факту Аль-фарабийским РУВД было возбуждено уголовное дело по ст. 24 ч. 3, ст. 96 ч. 1 УК РК. Однако отец принял все меры, чтобы это дело находилось на стадии закрытия за примирением сторон, несмотря на грубое нарушение Уголовного кодекса РК.

Какое-то время братья скрывались, ожидая, пока все успокоится. Затем Н. решил довооружиться, для чего и обратился к лейтенанту, о котором уже шла речь. После его ареста братья перешли на нелегальное положение и продолжили формирование радикального «жамагата», проживая в пустующей квартире родной сестры Н., проводя религиозную обработку своего зятя и еще одного жителя Шымкента.

Опасаясь преследования правоохранительных органов за совершенные уголовные преступления, братья перебрались в Алматы, куда Н. вызвал своих сообщников из Астаны и Акмолинской области.

На пути к «джихаду»

Затерявшись в южном мегаполисе, братья подготовили материалы для агитационной работы. Изготовив черный флаг с белой надписью «Ля иллаһа иллола Мухаммадар расулула», они на его фоне сняли несколько видеороликов с призывами к вооруженному «джихаду».

В Алматы Н. сформировал террористическую группу, в которую помимо младшего брата вошли по одному его последователю из Астаны и Шымкента и трое – из Акмолинской области. Н. был избран «амиром» созданного «жамагата», целью которого провозгласил ведение в Казахстане вооруженной борьбы против «неверных» и последующий выезд на «джихад» в Афганистан. Но вначале нужно было подготовиться к «борьбе».

Группе нужны были деньги, Н. придумал, где их раздобыть. Он знал в Шымкенте преуспевающего бизнесмена, занимавшегося реализацией бытовой химии, и спланировал его ограб­ление. А чтобы подельников не смущала явная уголовщина, он объяснил им: «Коммерсант – «кафир», и следовательно, его имущество – «халяль». Полученные в результате «акции» средства будут «чистыми».

Продолжалась «работа» и по другим направлениям. Так, для вербовки новых сторонников сообщники подготовили текст видеообращения к мусульманам с призывами к «джихаду», которое намеревались разместить в Интернете. С целью приобретения более действенного оружия (автоматов) члены группировки собирались напасть на пограничный пост в одном из райо­нов ЮКО. Скрываясь там от полицейских после выстрела в родственника в мае 2008 года, Н. увидел, что пост охраняется всего двумя военнослужащими, и у него созрел план нападения.

Кроме того, он планировал и громкие дела – убийства религиозных деятелей ДУМК, выступающих против идей «джихада».

В октябре-ноябре 2008 года было решено перейти к насильственным действиям. Правда, на практике пошло не все гладко: от покушения на религиозных деятелей ДУМК пришлось отказаться из-за отсутствия надежных мест для последующего укрытия исполнителей покушения. В свою очередь денег на эти самые «надежные места» не было, потому что обе поездки в Шымкент с целью ограбления намеченного бизнесмена тоже закончились неудачей. Нападение на пост тоже отложили до «лучших времен».

Но идеи идеями, а деньги «жамагату» были нужны, так как жить сообществу молодых, здоровых, но нигде не работающих мужчин было не на что. В ноябре 2008 года Н. отправил для сбора денег одного из сообщников – уроженца Акмолинской области – на родину. Приехав в свой поселок, где он раньше работал имамом мечети, посланец встречался с местными мусульманами и рассказывал им, что на юге страны появился «амир», который собирает в Алматы «моджахедов» для участия в «джихаде». Неизвестно, говорил ли сообщник Н., где они предполагали проводить этот самый «джихад», но небогатые в общем-то жители райо­на быстро собрали посланцу «амира» и подъехавшему ему на помощь подельнику-астанинцу больше 3,5 миллиона тенге.

Эти средства были привезены в Алматы и потрачены «жамагатом» на альпинистско-туристическое снаряжение – палатки, фонарики, теплые вещи и так далее, как объяснил Н., для ухода в горы на «джихад» после начала террористических акций. Он даже провел несколько тренировок, причем члены группы приучались ночевать в горах без всякого снаряжения.

За время проживания в ­Алматы Н. ввел серьезный режим конспирации группы: члены «жамагата» неоднократно меняли места жительства, не занимались ни пропагандистской, ни вербовочной деятельностью. Все сообщники сбрили бороды и носили светскую одежду, а Н. вообще ходил в форме капитана полиции. Эти меры дали определенный эффект: на время Н. и компания пропали из поля зрения правоохранительных органов

Раскол и новые цели

Пока «амир» был полон планов и решимости (мог стрелять в родственников и готовить «громкие» нападения), сообщ­ники его слушались и уважали. Но период конспирации затянулся, а горные вылазки нравились не всем.

В ноябре 2008 года в «жамагате» произошел раскол, и покинувшие его двое членов – бывший мулла и астанчанин – уехали в столицу. Опасаясь, что если они попадутся, то укажут, где искать подельников, Н. с братом вернулись в Шымкент, а остальных отправили по местам жительства. При этом уроженцу Акмолинской области поставили задачу – вербовать сторонников и вновь собирать деньги с местных приверженцев салафизма для осуществления «джихада». Видимо, Н. очень понравился предыдущий визит бывшего духовного деятеля. Впрочем, предвидя в этот раз трудности, он дал указание подельнику говорить верующим, что в случае отказа их семьи сами станут целями для террористов.

Вернувшись в Шымкент, Н. и его брат продолжали вести скрытный образ жизни. Для этого, вместо того чтобы жить в комфортабельном коттедже отца, они, жена «амира» и маленький ребенок поселились в неблагоустроенной однокомнатной квартире, а затем и вовсе переехали в недостроенный дом благоволившего к ним зятя.

Печальный опыт «жамагата» не повлиял на решимость Н., более того, подстегнул ее. У него появились новые планы, и в январе 2009 года его брат и зять по его заданию посетили мавзолей Арыстанбаба в Отрарском районе ЮКО и мавзолей Хаджа Ахмета Яссауи в Туркестане, эти святые для мусульман места, для определения возможности проведения здесь террористического акта. «Амир» все грезил о «громкой» акции, чтобы заявить о себе.

Тем временем сотрудники Комитета национальной без­опасности уже серьезно разрабатывали Н. и все его связи. В ходе оперативной работы были подтверждены факты радикализации группы Н. и приобщения им родственников к течению «салафизм». На жестком диске ноутбука его брата были выявлены экстремистские материалы (видеоролики, призывающие к «джихаду», записи действий боевиков Ирландской республиканской армии и Чечни, а также значительное количество лекций «Саида Бурятского», видеообращение самого Н.). В результате проведенных мероприятий были получены доказательства причастности Н. к организации террористической группы (наличие огнестрельного оружия, снаряжения, формы капитана полиции).

Н. почувствовал внимание правоохранительных органов к своей персоне, стал еще более осторожным, постоянно носил при себе оружие. Устойчивые контакты поддерживал только с братом и зятем, а остальным сообщникам было велено затаиться в родных краях, добывать финансовые средства для дальнейшей борьбы и ждать сигнала от своего лидера.

Задержание и суд

С учетом опасности группы и значительной радикализации ее предводителя в апреле 2009 года с санкции прокурора ЮКО сотрудниками КНБ в Шымкенте было осуществлено задержание Н. и его сообщников, осуществлены обыски по местам их жительства. В результате обысков у членов группы обнаружили и изъяли 6 единиц огнестрельного оружия, более 200 единиц боеприпасов, радио­станции, радиотелефоны, экстремистские материалы, а также поддельные документы, удостоверяющие личность. Остальных сообщников задержали в Акмолинской области и Астане.

14 декабря 2009 года Аль-фарабийским судом Шымента Н. и его сообщники были признаны виновными по нескольким статьям УК РК, среди которых создание, руководство террористической группой и участие в ее деятельности; пропаганда терроризма либо экстремизма или публичные призывы к совершению акта терроризма; незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; приготовление к преступлению и покушение на преступление и так далее. Их приговорили к различным срокам лишения свободы (от 6 до 15 лет).

Таков итог перерождения Н. из законопослушного гражданина в радикального религиозного фанатика. Серия преступлений, сломанные жизни, горе родным и близким… И все это во имя призрачных идеалов. И только вмешательство правоохранительных органов остановило его в шаге от кровавых деяний.

«Казахстанская правда», Олег ТАРАН
Категория: Казахстанские военные новости | Просмотров: 343 | Добавил: Marat | Теги: КНБ, терроризм | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
Календарь
«  Ноябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930