Главная » 2011 » Октябрь » 18 » Валид Фарес: Демократия и ислам. Исламский Халифат - одно из наиболее поразительных имперских образований в истории
18:44
Валид Фарес: Демократия и ислам. Исламский Халифат - одно из наиболее поразительных имперских образований в истории
Демократия и ислам
Исламский Халифат - одно из наиболее поразительных имперских образований в истории

Если не уяснить себе идею Халифата в том виде, в каком ее продвигают современные джихадисты, нельзя до конца понять весь масштаб препятствий, которые стоят на пути возникновения многопартийных обществ.

В 2004 году Комиссия по расследованию событий 11 сентября 2001 года сделала вывод, что США оказались, сами того не осознавая, в состоянии войны с терроризмом. И предложила совершенно неубедительное объяснение, почему это произошло: "американцам не хватило воображения". Иными словами, американцы просто не могли представить себе, что где-то существуют люди, которые до такой степени ненавидят их страну, что способны совершить такие ужасные злодеяния.

Американцы как нация не страдают недостатком воображения. Поразительные открытия и достижения, которыми США удивили и продолжают удивлять мир на протяжении современной истории, - это результат как раз их развитого воображения. Атомная энергетика, высадка на Луну, интернет - все это стало возможным благодаря их новаторскому мышлению.

Я вижу иное объяснение: американцам не хватило глубоких знаний региона. Американская демократия была лишена базовой информации, новейших сведений о реальных корнях нарастающего джихада, поэтому и не смогла разглядеть приближение террористической угрозы. И продолжает ошибаться, ведя борьбу с этой угрозой, распространяющейся по всему миру, своими методами.

В человеческой истории найдется мало примеров, когда нации испытывали бы на себе столь губительное влияние собственной элиты. Ведущие интеллектуальные круги по обеим сторонам Атлантики, глубоко проникнутые духом постколониального мышления и зачастую ведомые интересами нефтяного бизнеса, всячески уходили от исследования причин, в силу которых общества Среднего Востока не двигаются в сторону плюрализма и демократии.

На Западе пытаются избегать дебатов о корнях террора и самом существовании угрозы джихада, но отголоски последнего слишком громкие, слишком много крови пролито, чтобы не замечать его, хотя наши демократии пока еще не до конца осознали всей глубины и серьезности проблемы. Большинство государственных и академических элит западного мира пытаются рассеять озабоченность общества, убеждая его в отсутствии "угрозы глобального джихада", создавая впечатление, что глобальных усилий по изменению ситуации не требуется".

Но те, кто в последние полвека взял на себя миссию нести независимую информацию свободному миру, не могут оставить своих попыток. Я в своей борьбе прошел несколько этапов. Будучи родом из Восточного Средиземноморья, я двадцать лет занимался упорной работой - от рисования граффити на стенах Бейрута в юном возрасте до публикации книг, выступлений по радио и чтения лекций в тысячных аудиториях. Я утверждаю, что свободный мир может победить в конфликте с джихадистами, но, безусловно, не с помощью той политики, которую Запад проводил до сих пор.

Я убеждаю политиков, принимающих решения по обе стороны Атлантики, в том, что если мы не определим противника, не оценим правильно исходящую от него угрозу, его идеологию и стратегию, мы не можем думать ни о каком продвижении вперед и уж тем более ни о какой победе. Стремятся ли западные лидеры определить противника? За исключением нескольких робких выступлений лидеров США и некоторых европейских высших руководителей за годы, прошедшие после 11 сентября, однозначно - "нет, не стремятся". Необходимо приложить огромные усилия по просвещению общества, поскольку без поддержки с его стороны в условиях демократии стабильные действия на государственном уровне невозможны. Необходимо организовать всемирную коалицию за изоляцию сторонников джихада. Однако для того чтобы повернуть процесс в регионе вспять, необходимо верить в возможность демократической революции на Ближнем и Среднем Востоке и всячески способствовать ее свершению.

На Среднем Востоке, в этом несчастном регионе, в тяжелейших условиях шла и продолжается борьба между силами, нацеленными на установление деспотического фундаменталистского Халифата, и гражданским обществом, ориентированном на демократию и социальные свободы. Это борьба в сердце Земли - именно здесь в конечном счете будет определяться характер развития всего XXI века. Либо джихадисты захватят власть в двадцати одной арабской стране, Иране, Турции и в значительных регионах Африки и Южной Азии, либо победа будет за молодым, решительным поколением демократов и гуманистов.

Некоторые утверждают, что Восток по природе своей не может обойтись без авторитаризма. Другие заявляют, что отсутствие здесь светской демократии заложено каноническими исламскими текстами. Многие просто полагают, что эта часть света обречена на несчастную жизнь - и никакие объяснения здесь не помогут.

На фоне дебатов о способности или неспособности арабского мира и его соседей воспринять принципы демократии, множество "реалистов" на Западе заявляют, что сохранение власти "сильных личностей" в регионе - в интересах индустриального мира. Насаждение здесь нестабильной демократической культуры, как им кажется, может дестабилизировать остальной мир или, более точно, повредить тем представителям промышленно развитых государств, которые живут от торговли.

На протяжении полувека ученые и политологи указывали, что колониализм, коррупция и внешняя политика Запада - истинные причины того, что на Среднем Востоке не смогли укорениться демократические свободы. Я с ними не согласен.

Классические диктатуры, которые препятствовали продвижению общества к свободе в других регионах мира, не смогли его остановить. Но в отличие от большинства других регионов Средний Восток просуществовал как универсальная империя самый длительный период в истории цивилизаций - полных тринадцать столетий.

Исламский Халифат - одно из наиболее поразительных имперских образований в истории. Халифат был не только источником вдохновения и теологическим авторитетом, но и центром огромной власти для миллионов людей - от западной оконечности африканского Сахеля до восточных отрогов Гималаев. И, что более важно для современной геополитики, идеологически пересмотренная концепция Халифата продолжает представлять собой долгосрочную цель для сотен тысяч воинствующих активистов, намеревающихся восстановить его и блокирующих любые формы правления или самоопределения, которые противоречат их raison dêtre.

Если не уяснить себе идею Халифата в том виде, в каком ее продвигают современные джихадисты, нельзя до конца понять весь масштаб препятствий, которые стоят на пути возникновения многопартийных обществ, и то, насколько сложен и опасен путь к основным демократическим свободам в странах этого региона. Спустя тринадцать с лишним столетий концепцию Халифата (или существования универсального государства - уммы) искоренить трудно.

Бросить вызов идее Халифата в настоящее время - это вопрос не только теологической реформации, но и легитимности некогда выдающейся державы. Это можно сравнить с вызовом Древнему Риму, вселенской политической роли папства или самой сущности традиционной империи. Для этого требуется революция в политическом мышлении. Халифат как политическое и военное образование был генератором и легитимным оправданием событий, которые на протяжении столетий формировали Средний Восток.

Поскольку суть Халифата основана на заветах Аллаха, как по крайней мере в это верили его основатели после смерти Пророка, то его реформирование, демонтаж или выступление против его изначальной миссии невозможны. Идея выкована из стали, она стала политическим фундаментом, на котором утверждались правящие элиты империи. Уберите фундаментальную легитимность Халифата - и вся система рухнет.

На самом деле Халифат напоминает христианские европейские, азиатские и до известной степени центральноамериканские империи. В основе власти - "божественное", сакральное, поэтому какой бы то ни было вызов властям почти невозможен, не говоря уж о радикальных революционных преобразованиях. Так же, как ни один католик не мог усомниться в полномочиях Папы, так ни один мусульманин не мог бросить вызов халифу. В выступлениях против халифов на протяжении многих лет единственной целью было смещение конкретного правителя, а не Халифата как института, действующего во имя Аллаха. На протяжении тринадцати столетий регион, подвластный Халифату, интеллектуально и идеологически формировался духовными лицами и правителями в верности наследнику Пророка как защитника исламских ценностей и земель уммы.

В 1924 году турецкий генерал Мустафа Кемаль, получивший прозвище Ататюрк, перешел "запретную черту" и ликвидировал султанат-халифат. Впервые с VII века мусульманский лидер упразднил институт халифа - "наследника" Пророка. Кемаль Ататюрк действовал быстро, в авторитарной манере, без существенного сопротивления со стороны арабских и мусульманских держав. Силы, огорченные распадом "империи", появились на политической сцене позднее: ваххабиты в Аравии и "братья-мусульмане" в Египте набрали политический вес лишь к середине 1920-х годов.

Высшие классы, финансовые и интеллектуальные элиты некогда универсального исламского Халифата, даже находясь под колониальным давлением, постепенно создавали свои собственные маленькие "халифаты" в границах новых государств, отнюдь не демократические, но способные адаптироваться к требованиям современного международного порядка.

Элиты не заходили настолько далеко, чтобы объявить Халифат "устаревшим режимом". Для этого требовалась бы интеллектуальная и идеологическая революция против законов Халифата и как следствие - глобальные реформы, признание того, что большинство их государств в какой-то исторический момент возникли в результате завоеваний и поэтому этническим меньшинствам необходимо вернуть их права. Все это неминуемо привело к признанию того, что основные законы Халифата, в первую очередь шариат, несовместимы с современной светской демократией.

Адаптация к демократической политической культуре с очевидностью означала бы признание принципа сменяемости власти. Поскольку большинство элит региона не имели намерения создавать демократические государства после распада Халифата, ХХ век так и не стал временем политических революций в этой части нашей планеты. Исторические дебаты по поводу этой неудачи продолжаются, но на деле на этих территориях были сформированы три силы: 1) новые властные элиты, наследницы прошлого режима, не желающие продвижения вперед, 2) силы, стремящиеся к возвращению в прошлое, и 3) силы, ориентированные на дальнейший прогресс. Со временем правящая элита и фундаменталисты одержали над реформаторами верх.

Статья является фрагментом книги Валида Фареса "Революция грядет", опубликованной издательством "Эксмо".

18.10.2011
Источник - Московские новости
Категория: Международные военные новости | Просмотров: 492 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
Календарь
«  Октябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31