Главная » Статьи » Древняя история (саки, гунны, Золотая Орда) » Военная история XIII-XV веков

Султан Акимбеков: 500 лет в нашей общей истории

Ровно 500 лет назад, осенью 1510 года, в битве под городом Мерв (на территории современного Туркменистана), в сражении с войсками иранского шаха Исмаила Сефеви, был убит Мухаммед-Шейбани – хан так называемых кочевых узбеков. Его гибель означала завершение экспансии узбекских племен, которые к этому моменту целиком захватили всю Среднюю Азию, вытеснив оттуда наследников Тимура. Теперь их главной задачей стало сохранить контроль над захваченными территориями, куда они ранее прибыли с территории современного Казахстана. В это самое время и произошло их окончательное разделение с казахскими племенами – так стали называть тех, кто остался на степных просторах.

За полтора года до битвы при Мерве Мухаммед-Шейбани достиг вершины своей славы. Он захватил всю территорию Средней Азии, занял города Герат и Кандагар в современном Афганистане, владел всеми присырдарьинскими городами. Никто из соперничающих с ним объединений тюркоязычных племен, таких как моголы и чагатаи в Средней Азии, а также те племена, которые объединились вокруг потомков ханов Джанибека и Гирея, к этому моменту они уже выступали под именем казаков (казахов), не могли конкурировать с ним в борьбе за власть и влияние в регионе. Правда, в отличие от потерпевших поражения моголов и чагатаев позиции казахов, которых возглавлял сын Гирея Бурундук, были более прочными. Они контролировали степи нынешнего Казахстана, где у Мухаммеда-Шейбани не было никакого влияния. 

Весной 1509 года Мухаммед-Шейбани направляется в поход на север против казахов. В этом походе его сопровождает иранский эмигрант Фазлаллах Рузбехан Исфахани, бежавший из Ирана после прихода к власти в этой стране Сефевидов, возглавлявших группу тюркоязычных племен, родом с территории современного Азербайджана. Их называли кызылбаши по двенадцати красным полоскам на чалме в честь 12 шиитских имамов. Сефевиды были радикальными шиитами и активно преследовали мусульман-суннитов. Именно в период их господства Иран и стал преимущественно шиитской страной.

Рузбехан Исфахани был суннитом и бежал от преследований к Мухаммеду-Шейбани и стал его придворным летописцем. Благодаря ему мы имеем очень интересное свидетельство не только об этом походе, но и об отношениях между казахскими и узбекскими вождями того времени и собственно о понимаемой ими на тот момент разнице между казахами и узбеками.

Поход на север

Исфахани описывает поход витиеватым восточным стилем, но при этом очень подробно и обстоятельно. На него огромное впечатление произвела переправа узбекской армии через весеннюю полноводную Сыр-Дарью, которую тогда еще не разбирали на полив хлопкоробы Узбекистана и Казахстана. По реке плыли льдины, и тысячи воинов перебирались через холодную реку.

Но больше всего персидского историка привлекал вопрос о том, какая разница существовала между казахами и узбеками, почему между ними имеет место такая вражда, если они происходят из одного государства – бывшего улуса Джучи. В поисках ответа он обратился к одному из узбекских султанов Убейдуллаху. «Казахские войска, хотя поступки их не согласны с установлениями божественного закона, тем не менее имеют с вами внешний вид родства и примыкают к вам по общему происхождению и по крови». Историк дипломатично учел, что накануне похода с подачи Мухаммеда-Шейбани улемы Бухары и Самарканда издали фетву, что казахи являются неверными.

Понятно, что это был тактический ход со стороны узбекского хана в борьбе против своих конкурентов, под флагом священной войны он собирался добиться большего успеха. Хотя уровень религиозности лояльных Мухаммеду-Шейбани племен, покинувших ради завоевания Средней Азии степи Казахстана двумя десятилетиями раньше описываемых событий, не слишком отличался от тех племен, которые остались на прежних местах. Но особенно интересен ответ Убейдуллаха.

По словам последнего, «источник родственных чувств совершенно иссяк. Войны и распри между нами так осыпали прахом (взаимного) неудовольствия (наши) души, что мы стряхнули с полы сердца пыль взаимной любви». Витиеватость стиля не отменяет смысла данного высказывания. Конкуренция между семьями Шибана, к которой принадлежал Мухаммед-Шейбани и его родственник Убейдуллах, и семьей Урус-хана, членами которой были Джанибек и Гирей, а также их потомки, привели к разделению племен восточной части бывшего улуса Джучи – более известного в русских источниках как Золотая Орда – на две группы поддержки. Те, кто ушел в Среднюю Азию, унесли с собой название узбек, те кто остался в степях Казахстана, стали предками казахов.

Исфахани, будучи беспристрастным свидетелем происходившего на его глазах исторического события, четко заметил суть происходящего. По его словам, «узбеки из рода казахов отбивались от войск узбеков-шибанитов». Если учесть, что племена улуса Джучи все вместе входили в первой половине – середине XV века в государство кочевых узбеков, то название узбеки было вполне логичным для их определения сторонним автором. При этом определение узбеки в тот момент не несло еще этнического содержания. Это название появилось как реакция на названия моголы и чагатаи, с которыми племенам восточной части улуса Джучи приходилось соперничать в Средней Азии. Название узбеки было как зонтичный бренд, который охватывал племена, впоследствии разделившиеся на собственно узбеков, казахов и ногайцев.

В 1509 году Исфахани уже четко видел разницу между казахами и узбеками, явно носившую политический характер. Некоторые историки, например А. Семенов, вообще считают, что поход 1509 года был рубежом, после которого разделение между племенами стало носить непреодолимый характер. Во время данного похода Мухаммед-Шейбани нанес поражение отдельным казахским улусам, которые он застиг врасплох к северу от Сыр-Дарьи. Однако в начале следующего 1510 года очередной поход узбекского хана на казахов закончился его поражением. Летом он воевал в горах нынешнего Афганистана против хазарейцев, понес большие потери, а осенью этого же года столкнулся под Мервом с армией кызылбашей и потерпел поражение.

Судьба человека

Мухаммед-Шейбани был без всякого сомнения незаурядным человеком. Он относится к разряду тех великих людей, деятельность которых меняет историю и судьбы целых народов.

Он был внуком Абулхаира – чингизида из семьи потомков Шибана, сына Джучи, внука Чингисхана. В Джучидском государстве, которое было создано под руководством Бату-хана на территории современного Казахстана и причерноморских степей, все его братья получили свои собственные улусы – от Днестра до Тюмени. Улус Шибана находился в Сибири, в районе Тюмени, а его семья уступала по значению другим джучидским семьям, в частности потомкам Бату, которые правили в столице государства Сарае, и потомкам еще одного брата – Орды, управлявшим левым крылом, расположенным на территории Казахстана.

Когда же среди Джучидов в середине XIV века началась смута, свой шанс получили представители младших семей. Так, резко усилились Тука-Тимуриды, из их числа был Тохтамыш, а также его потомки, которые управляли затем Крымским, Казанским и Астраханским ханствами. Одновременно на востоке власть перешла к Шибанидам. Правда, дед Мухаммеда-Шейбани Абулхаир стал ханом в семнадать лет и первоначально зависел от влиятельной семьи представителя племени мангыт Едигея, который фактически управлял улусом Джучи в первой трети XV века. Дети Едигея, собственно, и поставили Абулхаира на ханство, оттеснив от власти потомков законной династии ханов левого крыла Джанибека и Гирея.

Но Абулхаир недолго оставался послушной марионеткой. Со временем он взял власть в свои руки и оттеснил от нее мангытов, один из которых, некий Ваккас-бий, по некоторым сведениям, был им убит. Он правил почти сорок лет, что является беспрецедентным сроком для того неспокойного времени. Однако его государство было плохо организовано, в его структуру входило много самостоятельных владений, те же мангыты, Джанибек и Гирей, а также некоторые враждебно настроенные по отношению к нему Шибаниды, например Ибак и Джумадук.

Абулхаир, несомненно, был самым сильным из них, поэтому его боялись. Однако в 1457 году Абулхаира разбили ойраты, которые совершили глубокий рейд на территорию его владений в районе Сыр-Дарьи. Это поражение привело к началу внутриполитических волнений. Результатом стал известный факт откочевки в Моголистан в 1460-х годах ряда племен, поддерживавших Джанибека и Гирея. Их сторонников стали называть казаками (казахами). В то время это был социальный термин, который обозначал кочевников, которые по тем или иным причинам отделялись от своих улусов. Чаще всего термин использовался в военном смысле, очень часто называли казаками воинов, которые находились в походе. Например, казаками в разное время были и Мухаммед-Шейбани, и хан моголов Саид, и завоеватель Индии Бабур.

В любом случае казаками считали людей, которые оказались в сложном, экстремальном положении, обычно на войне или в изгнании. В связи с этим массовый уход племен из государства Абулхаира привел к тому, что сторонников Джанибека и Гирея стали называть казаками. Впоследствии этот термин закрепился за ними, хотя в конце XV века он еще активно использовался и в других бывших чингизидских государствах. Еще в 1500 году Бабур указывал, что некоторые из его воинов становились казаками.

На западе бывшего улуса Джучи термин «казаки» и социальное явление «казакование» продолжали использоваться весь XVI век и в итоге закрепились за группами русского и украинского населения, жившего на пограничных территориях. Поэтому собственно название современных казахов (самоназвание казак) имеет общий корень с русским казачеством и происходит из социальной истории «монгольских государств» в период их кризиса и распада, когда нужно было поддерживать воинские способности. Соответственно люди, которые становились казаками, это были те, кто выжил в экстремальных условиях, наиболее боеспособная часть терявшей свое былое влияние бывшей «монгольской» армии.

В 1468 году Абулхаир умер, его сын Шайх-Хайдар был убит коалицией враждебно настроенных чингизидов, среди которых выделялись казахские султаны Джанибек и Гирей. Малолетнего внука Абулхаира Мухаммеда-Шейбани спрятали от врагов. Дальше начинается почти детективная история со скитаниями Мухаммеда-Шейбани по различным владениям чингизидов.

В 17 лет после смерти хана Джанибека примерно в 1473 году его приглашают на ханство мангыты, которые в 1428 году поставили ханом его деда Абулхаира, а в 1468 году участвовали в убийстве дяди Шайх-Хайдара. Мангытские лидеры рассчитывают, что юный чингизид будет в их руках послушным марионеткой. Но с ханством ничего не получилось. Возможно, сыграла свою роль немедленно начавшаяся война казахов против мангытов и нового хана, а может быть, мангытские вожди почувствовали, что Мухаммед-Шейбани не будет послушной марионеткой. В итоге он снова пускается в бегство.

После 1481 года он внезапно нападает на территории нынешнего Западного Казахстана на улус своего родственника шибанида Буреке, который участвовал в убийстве Шайх-Хайдара и убивает его. Затем он становится наемником на службе у контролирующих Среднюю Азию тимуридов. В этом качестве воюет с казахскими султанами, защищая тимуридские владения.

Однако в 1480-х годах между тимуридами обостряется междоусобная война. Они активно воюют друг с другом, владетель Герата Султан Хусайн вообще ведет полномасштабные войны со своим сыном Бади аз-Заманом. В 1488 году тимуридский правитель Самарканда Султан Ахмад Мирза совершает поход на Ташкент, который к этому моменту заняли моголы. Ранее этот город им подарил Мирза Омар Шайх, родной брат Султан Ахмад Мирзы, в обмен за услуги в борьбе против последнего.

Султан Ахмад Мирза пригласил для участия в походе на Ташкент всех своих командиров, включая и наемника Мухаммеда-Шейбани. Однако в разгар битвы у реки Чир Мухаммед-Шейбани переходит на сторону моголов, что приводит к поражению тимуридского войска. После этого он захватывает города Сауран и Отрар и начинает собирать сторонников своей семьи, которые были разбросаны по всей Средней Азии и степям Казахстана.

Оставшись без поддержки Тимуридов, Мухаммед-Шейбани оказывается в трудном положении. Ему приходится воевать с казахами, которых пригласили на помощь тимуридские хакимы присырдарьинских городов. Но будущему узбекскому хану удается опередить казахов и при поддержке моголов разбить мятежных хакимов и захватить еще и Туркестан.

Но в 1495 году Мухаммед-Шейбани изменяет своему союзу с моголами, которые, в свою очередь, заключают против него договор с казахами. Но это им не помогает, союзники терпят поражение. Эта победа становится решающей для Мухаммеда-Шейбани. Теперь на выгодной стратегической позиции в районе Сыр-Дарьи он может ожидать развития событий в Средней Азии, где Тимуриды все также воевали друг против друга.

В 1500 году, воспользовавшись приглашением одного из Тимуридов, Мухаммед-Шейбани занимает Бухару и Самарканд. Он еще долго воюет против тимурида Бабура, против моголов, при этом казнит попавших к нему в плен высокопоставленных Тимуридов и моголов. В 1507 году он захватывает Герат, затем Кандагар и хорасанские города Мешхед и Астрабад. В 1510 году он был убит под Мервом в сражении с кызылбашами.

Но его родственникам удалось удержаться в Средней Азии и остановить наступление персидских кызылбашей и Бабура. Те племена, которые пришли из степей Казахстана, расселились на степных пространствах внутри Средней Азии. Многие из них занимались кочевым образом жизни вплоть до XX века. Например, локайцы в долине Вахша в современном Таджикистане или кунграты в Хорезме, мангыты в Бухаре и некоторые другие.

Они дали свое общее имя всему тюркоязычному оседлому населению Средней Азии, а последнее передало им свою богатую культуру. Но в любом случае военная удача Мухаммеда-Шейбани сыграла огромную роль в этом процессе, как и в том, что единые некогда племена примерно 500 лет назад разделились на две большие группы, которые пошли каждая за своим политическим лидером.


Категория: Военная история XIII-XV веков | Добавил: Marat (26.09.2011)
Просмотров: 1202 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0