Битва народов на реке Талас - Саки, сарматы, гунны и др. - Древняя история (саки, гунны, Золотая Орда) - Историческая рубрика - Казахстанский военный сайт
Главная » Статьи » Древняя история (саки, гунны, Золотая Орда) » Саки, сарматы, гунны и др.

Битва народов на реке Талас

Знаете ли вы, что 2 000 лет назад недалеко от нынешнего города Тараза произошло сражение, которое историки назвали Малая битва народов. Здесь в ожесточенном бою скрестили оружие китайцы, парфяне, гунны, местные кочевые племена и… древнеримские легионеры.

http://history-page.ucoz.ru/gunny-10.jpg

Приснопамятные времена. До рождения Христа и начала современного летоисчисления – еще пять десятков лет. Рим номинально считается республикой, но у власти стоит триумвират: Гней Помпей, Юлий Цезарь и Марк Красс, известный как подавитель восстания Спартака. Кроме того, Красс был богатейшим человеком в Риме, а значит, и во всем мире. Да и в сегодняшние времена он бы возглавил список богачей: журнал Forbes подсчитал, что состояние Красса в пересчете на нынешние деньги составило бы 170 миллиардов долларов. Абрамович нервно грызет ногти. Причем на ногах. Но Крассу было мало славы самого богатого человека. Ему захотелось стать и величайшим полководцем, поэтому он решил покорить Азию, а конкретно Парфянское царство – главного врага Рима на востоке. Помпей и Цезарь, стараясь удалить соперника подальше от Рима, всячески поддерживали Красса в его устремлениях.

В 54 году до нашей эры Красс во главе большой армии (7 легионов, кавалерия, легкая пехота – всего около 45 тысяч человек) переправился через реку Евфрат и занял ряд городов в Месопотамии. Красс мечтал повторить подвиги Александра Македонского – покорить Индию, Согдиану, Бактрию (Среднюю Азию) и дойти до Китая. Но предпринимательская жилка взяла свое: вместо того чтобы развить успех, Красс целый год занимался сбором податей, контрибуций и финансовыми махинациями. Как считают военные историки, это была его роковая ошибка – враги сумели собраться с силами. А противник у Красса был очень серьезный – Парфянское царство.

Конгломерат парфянских племен (предков нынешних туркмен) подчинил своей власти обширные области от Месопотамии до Индии. На севере границы царства проходили по территории Южного Казахстана. Основа парфянского войска – конные лучники. Кроме того, имелась ударная сила – катафрактарии (тяжелая конница): закованные в доспехи кони и всадники.

В 53 году до нашей эры у местечка Кары произошло решающее сражение. Парфянская тактика заключалась в следующем: конные лучники скачут по кругу, не подпуская врага и беспрерывно осыпая его стрелами. Кавалерия римлян, возглавляемая Публием – сыном Красса, попала в засаду и была уничтожена. Римляне были блокированы в своем лагере. По настоянию солдат Красс отправился на переговоры с парфянским военачальником Суреной, но был вероломно убит. Римское войско было полностью разбито. Десять тысяч римлян сдались в плен, двадцать тысяч погибли. Римлян, попавших в плен, прагматичные парфяне отправили на свои северо-восточные границы – территорию современного Южного Казахстана. Их использовали на военно-строительных работах, где римские легионеры были непревзойденными мастерами. Это был своего рода античный стройбат. Кто-то из легионеров умер, кого-то выкупили родственники, а большинство переженилось на местных женщинах и осело вдалеке от родины.

Прошло 18 лет, и на сравнительно спокойные границы пришла новая беда… В Китае империя Хань переживала пик своего расцвета. Захватив в жестоких войнах близлежащие земли, империя столкнулась с кочевыми племенами хуну, более известными как гунны. Те из-за междоусобиц и разброда не смогли дать достойного отпора и потерпели поражение. Царь гуннов Хуханье-шаньюя признал себя вассалом китайской империи. Но его сводный брат Чжичжи-шаньюй убил китайского посла и затеял гражданскую войну за престол. Потерпев поражение, он бежал со своими сторонниками в нынешние казахстанские степи. С боями прорвавшись через племена усуней, населявших Семиречье и потеряв много воинов в лютую зиму, войска Чжичжи пришли в державу Кангюй.

По мнению историка Льва Гумилева, "Кангюй находился в холмистой степи Восточного Казахстана, между озером Балхаш и Иртышом. От Средней Азии, или Турана, его отделяли бесплодная степь Бет-Пак-Дала и пески Муюн-Кум. На востоке он примыкал к Тарбагатаю, на западе граничил с государством Яньцай, то есть аланами. На китайских картах Западного края указаны границы Кангюя: восточная – у озера Алаколь, южная – у хребта Киргизского, причем, по историческим сведениям, Таласская долина была окраиной Кангюя, западная – у реки Сары-Су, а северо-западная – у озера Тенгиз".

Другими словами, держава Кангюй, описанная в древних китайских летописях, была государственным образованием кочевых саков-массагетов – предков нынешних казахов. Кангюйский царь радушно принял предводителя гуннов. Он дал ему в жены свою дочь, да и сам женился на дочери Чжичжи. Заключив союз, они совместно напали на усуней (тоже предков казахов). Чжичжи показал себя блестящим кавалерийским генералом.

На Усунь обрушилось бесчисленное число нападений, причем в 42 году до нашей эры гунны разгромили их столицу Чигу (Город Красной Долины), расположенную в верховьях Нарына. Усуням пришлось бросить свои западные кочевья и увести население на восток. Отступление спасло их от полного поражения. Другим объектом гуннских набегов оказалась Ферганская долина, но Чжичжи ограничился здесь лишь грабежом, так как осада крепостей была гуннам не под силу. Военные трофеи требовали места для хранения. Союзные парфяне выделили Чжичжи своих "стройбатовцев"-римлян. Те за два года возвели в долине реки Талас (там, где находится сейчас город Тараз) мощную крепость. Чжи-чжи хватило ума не вмешиваться в строительство и дать бывшим легионерам полную самостоятельность. Крепость получилась на славу – по всем канонам фортификационного искусства римлян. Она была окружена земляным валом и двойным частоколом со сторожевыми башнями. Вполне возможно, что именно строительство мощного укрепленного лагеря повлекло разрыв Чжичжи с кангюйским царем. По неизвестным причинам он чем-то оскорбил Чжичжи, а тот в свою очередь убил свою жену – кангюйскую царевну и несколько сот знатных степняков. Причем тела последних были изрублены на мелкие кусочки и брошены в реку.

Казалось бы, после этого кангюйцы должны были стереть в порошок маленький отряд гуннов, но этого не случилось. Скорее всего, в Кангюе шла внутренняя борьба, и Чжичжи привел к власти одну из партий, чем укрепил свое положение. Китайцы хоть и негодовали за убийство своего посла, но отправить войска в такую даль не решались. Так бы и сидел Чжичжи в своей крепости, и неизвестно, как повернулась бы история Казахстана, если бы не целая цепь случайностей. Прагматичное китайское правительство не любило казнить и сажать в тюрьмы своих соотечественников. Чаще всего уголовников, бомжей, бродяг и проштрафившихся чиновников собирали в отряды и отправляли на границу – под стрелы кочевников. Так они должны были смыть свою вину кровью. За голову каждого гунна ворам и разбойникам на родине прощались грехи. Это было похоже на штрафбаты Великой Отечественной войны.

Некий способный офицер Чэнь Тан, попавший в немилость, решил во что бы то ни стало добиться реабилитации и головой Чжичжи вернуть себе честь. Он собрал большое войско из китайцев и местных жителей. Оно спокойно прошло через земли дружественных усуней, но, вступив в Чуйскую долину, китайское войско столкнулось с кангюйской конницей. Внезапным нападением кангюйцы отбили обоз китайцев. Но Чэнь Тан настиг их и разбил. Китайцам победа над степняками была не нужна, поэтому вместо военных действий они применили дипломатию и привлекли на свою сторону противников гуннского вождя. Нетрудно догадаться, что это были сородичи изрубленных гуннами кангюйских вельмож. Часть из них перешла на сторону китайцев, а основная масса решила придерживаться нейтралитета. Это дало возможность китайской армии совершить марш до Таласской долины без всяких помех.Надежных бойцов у Чжичжи было мало, поэтому он обратился к "стройбатовцам"-римлянам. Он пообещал им богатое вознаграждение, золото и даже свободу. Но те лишь угрюмо молчали – за восемнадцать лет они отвыкли воевать, а топор и лопата им стали привычнее щита и меча. Только напомнив о величии Рима, Чжичжи смог возбудить гордость бывших легионеров. Они взяли в руки оружие и вступили в его армию. Таким образом, две тысячи обученных и дисциплинированных римлян выступили на стороне гуннов.

В долине Таласа в смертельном бою встретились представители лучших армий античного мира: гунны, римляне и парфяне с одной стороны (10 тысяч воинов) и сорок тысяч китайцев, усуней и кангюйцев – с другой. Сначала гунны попробовали отбросить врага от стен крепости, на башне которой развевалось пятицветное знамя. Римские легионеры, построенные "черепахой" (или, как называли этот строй китайцы, "рыбьей чешуей"), прикрывали ворота. Китайцы уступали гуннам и римлянам в силе и выучке, но у них на вооружении были первые в мире ручные арбалеты – небольшое, но эффективное оружие. Ханьские солдаты попросту расстреливали гуннов и римлян с дальнего расстояния. Урон от арбалетов был значительным: тяжелые арбалетные болты легко пробивали римские скутумы, панцири и шлемы. Войска откатились в крепость, сам Чжичжи был ранен стрелой в нос и удалился в свои покои. Чтобы овладеть двойным частоколом, китайцы натаскали хворосту и подожгли его. Попытки защитников крепости остановить наступление врага были безуспешны. Град стрел арбалетчиков, неуязвимых для гуннских лучников из-за дальности стрельбы, решил судьбу битвы. Ночью кангюйская конница пыталась напасть с тыла на китайский лагерь, но была отогнана арбалетчиками. Так же была отбита вылазка из крепости. В предутреннем тумане под звон цимбал и бой барабанов китайцы пошли на приступ одновременно со всех сторон. Им удалось прорваться внутрь вала, но гунны не сдавались, пока не вспыхнул дворец Чжичжи. Сквозь дым и пламя китайцы ворвались во дворец, где лежал раненый вождь. Ему отрубили голову, и только после этого защитники крепости сложили оружие.

Гуннов в плен китайцы не брали – им всем отрубили головы. Зато сохранили жизнь более чем тысяче сдавшимся в плен римлянам и парфянам. Китайцы не стали закрепляться в Кангюе – им не нужны были далекие территории. Чэнь Тан привез в столицу голову вождя гуннов и получил прощение и награду. На северо-западе Китая есть деревня Легиан. Жители ее выглядят нетипично для китайцев и имеют черты европейцев. Известный синолог из Оксфорда Хомер Дабс считает, что это потомки тех римских легионеров Марка Красса, дошедших таки до Китая.


Эрик АУБАКИРОВ, Алматы, http://www.express-k.kz/show_article.php?art_id=63778

Категория: Саки, сарматы, гунны и др. | Добавил: Zhan (19.12.2012)
Просмотров: 2024 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0