Войны казахи - Саки, сарматы, гунны и др. - Древняя история (саки, гунны, Золотая Орда) - Историческая рубрика - Казахстанский военный сайт
Главная » Статьи » Древняя история (саки, гунны, Золотая Орда) » Саки, сарматы, гунны и др.

Войны казахи

Войны казахи

Чингизиды Жанибек и Керей В далекие-далекие времена, путешествуя по Великой степи, один немецкий путешественник был поражен от встречи с кочевниками-казахами. Он писал, что длительные, неторопливые переезды по степи, любование окружающей великолепной природой наложили отпечаток на людей, выковали у степняков философско-созерцательный характер. Это мирные люди, любящие спокойную размеренную жизнь, веселую шутку и острое слово. Постоянные перемещения с одного места на другое, практически никогда не прекращавшиеся набеги врагов, посягавших на родные степи, выработали у древних предков казахов – саков, гуннов и других – неприхотливость, веру в судьбу, решимость перед лицом надвигающейся опасности. Кочевники-казахи сами не нападали ради захвата чужих земель. В мирное время каждый занимался своим делом. Но как только наступали тяжелые времена войны и враг подходил к границам степи, тут же скотовод превращался во всадника на коне: вооруженный копьем, луком и саблей, кочевник защищал свою землю, свой народ от многочисленных нашествий.

Бактыбай батыр Древние кочевники с молоком матери впитывали незыблемую истину: можно лишиться богатства, имущества, но никогда – ни пяди своей земли! Значит, защита Отечества пришла к нам от далеких предков, и охрана ее – святая святых всех живущих на этой земле. «В трудное время собраться для войны, выйти навстречу врагу или отправиться в далекий конный поход было для них первым делом, главным в жизни», – с восторгом писали о наших предках древние историки. Бывали случаи, когда после опустошительных войн и кровопролитных сражений в кочевых аулах оставались в живых одни старики и женщины, и тогда подростки, 12–13 летние мальчишки, становились во главе родов, брали в руки сабли и копья и защищали своих родных. Потому что уже с детства они знали, что такое – быть воином. Так как жизнь и благополучие в степи зависели от силы, выносливости, ловкости и смелости, от того, как растет и воспитывается молодое поколение, особое внимание уделялось привитию детям этих качеств с раннего детства. Молодежь и юных воинов обучали приемам выездки коней, умению обращаться с лошадью, изготовлению лошадиной упряжи, седел, уздечек, оружия для верхового воина. «Это было время поэтов и воинов. Это было время, когда конь был лучшим другом, а меч – кровным братом.

Войны степей Смерть настигала в славных боях, и редко кто доживал до старости. Доблесть воинская обрастала легендами, и воспевали ее веками у долгих степных костров, и слава ушедших возносилась вместе с дымом к далекому небу. И горе тому, кто проявлял трусость в поступках или помыслах своих. Позор покрывал весь его род и всю его семью. Домом была степь, а судьбой дорога, по которой кочевал степняк из поколения в поколение, из года в год, из века в век. Истиной были заветы отцов, эта зыбкая жизнь, в которой поровну и счастья, и горя. Рождались герои. Уходили герои. Оставались песни. И все так же зачарованно смотрел кочевник на ночное небо, пытаясь постичь великую тайну бесконечных звезд…», – так пишут о тех далеких временах жизни наших предков Б.Е.Кумеков и А.А.Галиев в книге «Каган Модэ». В работах многих историков отмечается, что военная система азиатских степняков являлась «одной из самых совершенных военных систем средневековья». Гунны, древние предки казахов, с детства привыкали к постоянным тренировкам, ведь от того, как ты владеешь саблей или копьем, зависела жизнь, причем не только твоя, а подчас всей семьи и всего племени. Поэтому дети кочевников рано начинали соревноваться в силе, ловкости, быстроте и смекалке. Гунны могли на полном скаку срубить лозу, низко наклонясь к земле, собрать мелко рассыпанные предметы, легко перепрыгивали с одного бешено несущегося коня на другого. Гуннские стрелы, с жутким свистом прорезавшие воздух, наводили ужас на врагов. Они пробивали любые доспехи насквозь.

Культегин Каган Более поздние племена кочевников – саки «искуснейшие стрелки, не пускающие стрелы наугад». Вооружение саков состояло из лука, меча, панциря, боевой секиры и легкого щита. В легком бою они использовали короткие мечи – «акинаки» и копья, а для дальнего боя – прекрасные луки и стрелы. Сакское войско – это не только лава легких лучников, но и тяжелая панцирная конница, сильная как в неожиданном нападении, так и в открытом сражении со всадниками и пехотинцами. У саков накануне походов весь народ становился войском. Каждый, кто мог носить оружие и сидеть на коне, участвовал в походе. Войско отличалось большой мобильностью, неутомимость и неприхотливость коней саков позволяла им двигаться быстро и совершать большие переходы. А затем – конная лава, дождь смертоносных стрел, летящие дротики и страшная сеча: в ход пущены топоры-секиры, копья, мечи-акинаки – все это наводило панику на противника. Главной тактикой суюннов точно также был бой на расстоянии в рассыпном строю, чтобы, как пишут китайские летописцы, «противопоставив неприятелю лучшую конницу, под тучею стрел решать победу». Основным оружием у суюннов был сложносоставной лук со стрелами. Стрелы быстро преодолевали большие расстояния, нанося врагу болезненные рваные раны. Делали и «поющие стрелы» – на лопастях стрел делали небольшие отверстия или надевали на черенок стрелы костяной шарик-свистульку. При полете такие «поющие стрелы» издавали свистящий звук и наводили страх на неприятеля.

Конный киргиз Арабские завоеватели, ступив в пределы Средней Азии, совершенно неожиданно для себя столкнулись с высокой боевой выучкой тюркских воинов. Арабский историк Аль-Джахиз (XI в.) не без зависти отмечал: «Тюрок стреляет по диким животным, птицам, мишеням, людям. Он стреляет, пуская лошадь во весь опор назад и вперед, вправо и влево, вверх и вниз. Он выпускает десять стрел, прежде чем хариджит (арабский воин) положит стрелу в тетеву. И он скачет на своей лошади, спускаясь с горы или в долине с большей скоростью, чем хариджит может скакать по ровной местности». Военные традиции древних кочевников сохранились почти в первозданном виде и в жизни степняков Казахского государства. Воинская повинность являлась одной из самых важных, а обязанность мужчины состояла в охране семьи и имущества, в ведении войны, поэтому население степей представляло вооруженную массу людей. При этом постоянного войска у казахов-кочевников не было, а было ополчение родов и племен, собиравшееся по мере необходимости. При мобилизации каждый воин должен был выступать в поход минимум с двумя боевыми конями, со своим оружием и снаряжением. Легкая конница степняков отличалась огромной подвижностью, и в любой момент в любом месте они могли сосредоточить крупные силы. К бою готовились тщательно: кормили коней, точили сабли и копья, проверяли луки и стрелы, готовили боевые знаки. Перед битвой надевали на боевых коней латы, сами облачались в кольчуги, навязывали на руки одинакового цвета со своим воинским знаменем повязки, чтобы отличать своих от чужих. Каждый родоплеменной отряд представлял собой самостоятельную войсковую единицу во главе с предводителем рода. Каждый отряд имел свое боевой знамя – туг, бунчук.

Казахских игра – кокпар Знамена были священным символом и эффективным средством управления войсками на марше и в бою. Верховный главнокомандующий объединенных кочевых ополчений избирался на высшем военном совещании казахской знати, им становился один из ханов трех жузов. Во время крупных войн ханское знамя считалось общевойсковым стягом, как государственная святыня – тщательно охранялось и выносилось только на войну. Во время боя шла настоящая охота за знаменем противника. Падение, исчезновение главного знамени означало поражение войска. Источники сообщают немало сведений о военном искусстве казахов. В битвах они обычно наступали лавой или обходили противников с флангов, хорошо маневрировали и мужественно сражались. Умели вести многодневную осаду хорошо укрепленных крепостей. В первую очередь старались поджечь деревянные строения в крепости, а затем начинали штурм. Казахских воинов не удерживали вражеские ядра и бомбы, они тушили их мокрым войлоком. Разнообразен был арсенал боевых приемов и тактических уловок у степняков. Например, если неприятель нападал врасплох и выстроить ряды войска было невозможно, старались сомкнуть фланги и образовать круг, а затем, на скаку стреляя из лука, кружились внутри вражеского кольца (круг в круге). Или другой прием ведения боя: всадники мчатся во весь опор в сторону неприятеля, на ходу пускают стрелы. Затем резко осаживают коней и, отходя, продолжают обстрел врага. Воинская доблесть ценилась высоко. За личную храбрость в сражении присваивался почетный титул батыра. Подвиги батыров прославляли степные певцы-импровизаторы, акыны.

Казахи При хане Абылае казахское ополчение постепенно приобретало черты регулярного войска. Батыры Богенбай, Кабанбай, Баян, Утеген, Наурызбай и другие возглавляли соединения численностью до 10 тысяч человек каждое. В число батыров стали входить лица не обязательно знатного происхождения, но профессионально занимающиеся военным делом. В военной стратегии Абылая большую роль играли подвижные, хорошо обученные войска, одной из составных частей которых были толенгуты –ханская гвардия. Хан имел в своем распоряжении несколько тысяч толенгутов. В структуре казахского войска толенгуты были отдельной боевой единицей, от их количества зависел политический вес и авторитет ханов и султанов. Кочевая тактика войны при Абылай хане строилась на подчинении или ослаблении военно-политических соперников. Соответственно стратегической целью войны в случае агрессии считались сохранение собственной территории и политической самостоятельности, разгром и изгнание врага. В завоевательных походах стратегической целью являлись разгром и уничтожение крупных вооруженных сил противника, захват важных военно-политических центров (ставок ханов), вытеснение неприятелей, установление на захваченной территории своего господства. Через столетия, уже в XX в., опыт прошлого, боевые приемы степняков использовались во время народной войны 1916 г. Командующий царскими отрядами писал: «Шайки киргизов имеют военный строй, колонны их идут уступами, атакуют лавой, на отдыхе охраняются заставами и разъездами, высылаемыми до 25 верст». Вооруженные, в основном, копьями и айбалта, казахи брали многочисленностью и своей настойчивостью, «проявляют большую смелость, приближаясь к отряду на расстояние 500 шагов, несмотря на огонь наступающих рот и сотен», «…проявляют фанатизм, своих убитых и раненых немедленно забирают».

Казахский лук и колчан со стрелами Другой офицер отмечал, что «движение киргизов отличалось планосообразностью». И это было действительно так, потому что первым организационным мероприятием Амангельды Иманова явилось создание военных отрядов, объединявших сарбазов. Повстанческая армия была устроена так: отряды состояли из 10, 50, 100 и 1000 человек, во главе каждого отряда были свои командиры – онбасы (десятник), елубасы (пятидесятник), жузбасы (сотник), мынбасы (тысячник). Сам Амангельды носил титул сардарбека (главнокомандующего). Такое построение придало стихийному движению организованный характер. После вхождения Великой Степи в состав России казахов стали принимать на военную службу, прежде всего для укрепления власти метрополии в регионе. Первые казахские офицеры происходили из ханско-султанской знати. Они занимали посты в местной администрации, участвовали в войнах России. Например, в Семилетней войне (1756–1763 гг.) осенью 1760 года русская армия совершила набег на столицу Пруссии Берлин, что вызвало панику в городе. Гарнизон сдал город без боя, «преследуемый казаками и киргизской конницей, враг без оглядки побежал». Нередко казахские офицеры несли военную службу при царском дворе в качестве флигель-адъютантов или дежурных офицеров при особах правящей династии. Считается, что первым казахом, имевшим офицерское воинское звание, был Ширгазы Каипов, султан из Младшего жуза. «Имея ревность и усердие к воинской службе», Ширгазы был зачислен в русскую армию, принял участие в русско-шведской войне 1788–1790 гг., был произведен в звание секунд-майора (младший штаб-офицерский чин). Позднее служил адъютантом фельдмаршала графа П.А.Зубова, получил чин премьер-майора.

Казахские сабля, копье, секира Казахские воины приняли активное участие в Отечественной войне 1812 г. от первых боев у Немана до «Битвы народов» под Лейпцигом и взятия Парижа. Воевали они, в основном, в составе оренбургских конных полков, нередко вступали добровольно в народное ополчение. Например, у казашки Танатаровой в войске служили шесть сыновей. Казахам, помимо традиционного лука со стрелами, дали казачье вооружение: сабли, пики и ружья. Лошади у степняков были свои, неприхотливые, привыкшие к дальним переходам. На них казахские воины и прошли всю Европу до берегов Сены. История сохранила немало имен казахских джигитов, воевавших с французами. В составе одного из башкирских полков в заграничных походах русской армии участвовали казахи Байбатыров и Жанжигитов, они дошли до Парижа и были награждены серебряными медалями в память о войне. Среди прославленных героев 1812 года известны имена кавалерийских офицеров майора Темирова, есаула Юсупова, сотника Юмашева и др. Интересен и такой факт: один из воинов по имени Жанторе пошел на войну со своей женой. Молодая женщина в многочисленных боях показала себя ловким наездником и смелым воином. Во второй половине XIX в. казахский генералитет был представлен четырьмя султанами из Младшего жуза, три из них были генерал-майоры, один – генерал от кавалерии. Раньше других генеральское звание получил хан Внутренней Букеевской Орды, правнук Абулхаира Джангир Букеев. Это был первый по-европейски образованный казах, он многое сделал для цивилизации народа. Был награжден высшими российскими знаками отличия – императорской золотой медалью с алмазами на Андреевской ленте, орденом Св.Анны 1-ой степени с императорской короной и алмазными знаками. Восемь сыновей его получили военное образование.

Казахская боевая палица Высшего воинского звания в российской коннице – генерала от кавалерии – был удостоен сын хана Губайдулла Джангиров. Он стал первым и единственным казахом – полным кавалером своего рода войск. Кузницей офицерских кадров из числа казахов служило открытое в Оренбурге в 1824 г. Неплюевское военное училище, преобразованное позднее в кадетский корпус: ежегодно 30 мест из 200 выделялось для казахской молодежи. Учились юноши-казахи и в Омском кадетском корпусе. Один из его талантливых выпускников – Чокан Валиханов – стал выдающимся ученым с мировым именем. Казахские офицеры и генералы служили как на гражданской, так и на военной службе, управляли подведомственными территориями, а в случае военных действий с регулярными войсками выступали в поход. В целом, в XIX – начале XX вв. на военно-гражданской службе в России находились (по приблизительным подсчетам): генерал от кавалерии – один, генерал-майоров – три, полковников – шесть, подполковников – восемь, войсковых старшин – шесть, а также немало майоров, капитанов и штабс-капитанов, есаулов, сотников и т.д. Это способствовало формированию национальной воинской элиты.

http://www.kazakhistory.ru/post3.php

Категория: Саки, сарматы, гунны и др. | Добавил: Marat (12.07.2012)
Просмотров: 7566 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Среди известных воинов-казахов, служивших в российской армии, необходимо отметить и генерала Корнилова, который мало того, что был по матери аргыном, но и главное ПО МЕНТАЛИТЕТУ был явным казахом, так как после очередного повышения всегда отказывался от службы в Западных "цивилизованных" округах, но просился добровольно на службу в Туркестан!.. Последний отчаянный бросок в Степь для борьбы с большевиками - тоже много о чем говорит...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0