ЭТИМОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭТНОНИМОВ "КЫРГЫЗ", "КАЗАК" И "ЧЕРКЕС" (часть первая) - Военная история тюрков - Древняя история (саки, гунны, Золотая Орда) - Историческая рубрика - Казахстанский военный сайт
Главная » Статьи » Древняя история (саки, гунны, Золотая Орда) » Военная история тюрков

ЭТИМОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭТНОНИМОВ "КЫРГЫЗ", "КАЗАК" И "ЧЕРКЕС" (часть первая)
По свидетельству историка и этнографа Курбангали Халида (1843 – 1913), русские чиновники, служившие в Казахстане, не раз на слова местных жителей Men qazaqpın, букв. ‘Я – казах’, заявляли: "Какой ты казак, ты – киргиз”. Почему казахов называли киргизами? Предположения о том, что название небольшого среднеазиатского народа, проживающего в далеких горах Алатау и Тянь-Шаня, русские ошибочно перенесли на соседей – жителей приграничных степей, с которыми имели непосредственные отношения со времен Золотой Орды, явно неубедительны. Сомнительным представляется и мнение о названии казахов по имени малочисленной южносибирской народности кыргыз, ставшей основой тувинского народа, частью вошедшей в состав хакасов .

В прежние времена огромное пространство в Азии и часть Восточной Европы были известны на Западе как страна "Великая Татария” (латинск. Tartaria Magna, французск. la Grande Tartarie). Народы, обитавшие в Крыму и на Кавказе, в Поволжье и на Урале, в Сибири и Центральной Азии, оказались связаны единым именем татары. В русском языке этим словом обычно называли тюркоязычные народы, иногда добавляя к нему определения: казанские, крымские, кубанские, астраханские, ногайские, касимовские, сибирские, литовские и т.д. Так, например, для героя повести Н.С. Лескова "Очарованный странник” западные казахи, среди которых долгое время он жил, и кумыки, сражавшиеся с русскими в Дагестане, были татарами, татарвой. И.Г. Георги в своем труде "Описание всех в Российском государстве обитающих народов и их жительства, обрядов, обыкновений, одежд” (СПб. 1779 – 1799, т. II, с. 131 – 133) писал о быте казахов: "Одеваются они по восточному обычаю, но обыкновенно лучше, нежели другие татары. Мужчины голову бреют и оставляют только усы да хохол” . Чокан Валиханов в тексте "Записок о судебной реформе” использовал в обобщающем значении указанное слово: "Нас считается в русском подданстве до 800 тысяч, а с неверноподданными нашими соплеменниками мы превышаем миллион, тогда как всех татар в Европейской России, включая в это число башкир, ногайцев и киргиз Букеевской орды, полагается едва один миллион”.

В статье "Татары”, помещенной в энциклопедии Д. Дидро, дано следующее толкование: тартары, или татары – народ, заселяющий почти весь север Азии, делится на три различные нации: татары в собственном смысле; калмыки; монголы. Все татары подразделяются на множество народностей: барабинские татары, татары-башкиры и уфимские татары, татары-калмыки, татары Казачьей орды, крымские татары, татары черкесские, татары дагестанские, татары кубанские, татары-монголы, татары-ногаи, татары-тунгусы, татары Великой Бухарии, татары-узбеки . В письменных источниках встречались и такие словосочетания, как закавказские татары (азербайджанцы), татары-туркмены, татары Восточного Туркестана (уйгуры).

В результате русской экспансии на восток – завоевания Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, захвата территорий кочевий близ рек Волги и Урала рубежи Российского государства оказались на казахской земле. Обитателей восточных степей в XVII веке и начале XVIII столетия именовали по-разному: татары казачьей орды, казакские татары, татарские казаки, татары-казаки, татары-киргизы и просто казаки (латинск. Cosac, Kasakki Tartari, французск. Kasaкi Tartares, Cosaques, английск. Cossacks, Cassacks, немецк. Tartari Cosatski, итальянск. Casahi). В исторических документах, отражающих казахско-русские отношения в XVI – XVIII веках, встречаются такие слова и словосочетания, как казацкая орда, казачья орда, казачий народ, казак-киргизы, кайсаки, киргиз-кайсаки, киргис-кайсаки, киргиз-казаки, киргиз-казахи, киргис-хазаки, киргизы, киргизцы, войско кайсацкое, кайсацкая орда, киргис-кайсацкое войско, киргиз-кайсацкая орда, ордынские казаки и производное слово ордынцы . В архивных документах, связанных с восстанием, возглавленным донским казаком Е.И. Пугачевым, казахов именовали киргизскими казаками и войском киргизским.

Термин казак был широко распространен на протяжении от Днепра, Крыма и Кавказа до Сибири и от Казани до Туркестана, обозначая определенную боеспособную категорию населения. В северо-западной части Азербайджана находится город Казах, на территории Чечни в районе былого проживания небольшой народности кара-булаки (qara bulaq) в XIX веке было известно селение Казах-Кечу, букв. ‘Казахский брод’. Объяснения этим названиям мы встречаем в письменном исследовании П. Буткова, который сообщает интересный факт: "Кочующий в Грузии на пределах ее с 1480 года народ тюркского происхождения доселе известен под именем казахов”. В ученом труде, написанном Вельяминовым-Зерновым, сказано о том, что в XV – XVI веках "простые татары казанские, крымские и прочие обыкновенно звались казаками и сами они называли себя казаками”. Казаками назывались и ногайцы, кочевавшие в междуречье Идиля и Яика, т.е. Волги и Урала, в степи севернее Кавказа и в Причерноморье. В стихах поэта Казтугана, жившего в XV веке, встречается выражение "ногайские казаки” в таких словосочетаниях, как: noğaylı-qazaq jurtım’nıng, noğaylı-qazaq yelim’nen. Автор Устюжской летописи 1481 года упоминает казаков царя Ивака в Ногайской Орде. Новгородская четвертая летопись сообщает, что в 1491 году из Казани на помощь московскому войску, выступившему в поход на земли Большой Орды, "царь Махмет Еминъ послал же на поле своих воевод да казаков”. 21 июня 1491 г. великий князь Иван III писал своему крымскому союзнику Менгли-Гирею: "Саталгана царевича на поле послал с уланы и со князьми и с казаки, да и русских есми воевод с русскою ратью с ними послал…”.

В русских историографических памятниках сообщается, что в 1492 году "приходили Татарове Ординскиа казаки, в головах приходил Темешом зовут, а с ним 200 и 20 казаков, в Алексин на волость на Вошань, и пограбив, поидоша назад”, в 1499 году "приидоша Татарове, Ординские казаки и Азовскиа, под Козельск и взяша селцо Козелское Олешню”. Русский посол Иван Кубенский писал из Крыма: "сказывают, государь, Азовских казаков и Ордынских человек с восмь сот пошли на Русь, а того, государь, неведомо под твоим земли пошли или под литовского” . В одном из исторических сочинений сохранилось сообщение, что в период 1397 – 1410 годов из Крыма в Литву прибыли казаки, которые стали нести службу по охране королевской почты. Русский историк Н.М. Карамзин, перечисляя козаков ординских, азовских, ногайских и других, высказал мнение, что "сие имя означало тогда вольницу, наездников, удальцев, но не разбойников” . См. ногайское слово qazaqlıq ‘жизнь в боевых походах’ (Qazaqlıq’ta birge yürgen yan yoldas ‘Друг, что в походы ходит вместе с тобой’), встречающееся в казачьих песнях qazaq yırları ногайцев и кумыков.

Издавна на землях близ некоторых рек (Днепр, Дон, затем – Терек, Яик) появлялись общины вольных поселенцев – представителей тюркских (хазары, булгары, черкасы, аланы, половцы, чики, савиры, татары), славянских и иных народов, именовавшихся казаками . В Северном Причерноморье со временем образовалось новая народность с особым образом жизни, менталитетом и складывающейся культурой. В быту они сохранили многие черты восточного, характерного для кочевников военного образа жизни, часто совершали набеги на земли крымского хана, владения турецкого султана и территории русского царя. Днепровские и низовые донские казаки – метисы, ведущие происхождение от крещеных тюрков, украинцев и представителей иных народов, доставляли немало беспокойства соседним странам, в том числе и Московскому государству (см. выражение "казаки-разбойники”). В русском фольклоре известен атаман разбойников Кудеяр, державший в страхе южные волости Московского царства. Его имя является распространенным на мусульманском Востоке; оно образовано от персидских слов Huda(y) ‘бог; господин’ + yar ‘друг; возлюбленный’. В некоторых русских сказаниях он назван ханом Худояром, родственником и недругом Ивана Грозного.

Было двенадцать разбойников,
Был Кудеяр-атаман.
Много разбойники пролили
Крови честных христиан.
("О двух великих грешниках”. Н.А. Некрасов)

Об отношении христианизированных казаков к единоверцам писал в свое время П.А. Кулиш: "А диких разбойников за приношения с пожарищ бесстыдно называло рыцарством славным, хотя те и басурман, и христиан терзали, торгуя в Крыму пленниками православными” . Иной раз внезапный казачий набег для жителей Руси был страшнее похода крымского хана. В 1474 году крымский хан Менгли-Гирей писал Ивану III: "Мне твои земли не воевать, ни моим уланам, ни князьям, ни казакам”. Вольные казаки нападали на купеческие, боярские и даже царские торговые караваны. Из-за их разбойничьей деятельности крымцы регулярно предпринимали карательные экспедиции на Дон, а московский царь велел воеводам в пограничных районах казаков и беглых крестьян ловить, сажать в тюрьмы и казнить . Известный писатель М. Шолохов в своем знаменитом романе "Тихий Дон” приводит следующий исторический факт:

В годы царствования Петра I шла однажды в Азов по Дону государева баржа с сухарями и огнестрельным зельем. Казаки "воровского” городка Чигонаки, угнездившегося в верховьях Дона, неподалеку от устья Хопра, ночью напали на эту баржу, стражу сонную перерезали, сухари и зелье разграбили, а баржу затопили. По цареву приказу из Воронежа пришли войска, "воровской” тот городок Чигонаки сожгли, казаков, причастных к разбойному на баржу нападению, нещадно в бою разбили, а взятого в плен есаула Якирку и с ним сорок казаков перевешали на плавучих виселицах, и для устрашения низовых волновавшихся станиц были пущены качели те по Дону.

Яицкие казаки так рассказывали о своем происхождении: "В прошлых давних годах прадеды и деды.., то есть первые яицкие казаки, пришли и заселились здесь, на Яик-реке.., собравшись русския, с Дону и из иных городов, а татара из Крыму и с Кубани и из других магометанских народов” . В памяти их сохранились предания о первых тюркоязычных (ногайских) казаках: "Первых яицких казаков на Яик-реку приход и заселение было в самые те времена, когда… Тамерлан разные области разорял” , т.е. в конце ХIV столетия. Писатель В.Г. Короленко, посетивший в 1900 году Уральскую область, приводит слова местных казаков о мусульманском казачестве: "… такие же казаки, как и мы. Веру свою держат крепко… Веру ихнюю мы никогда не тревожим. Права у них исстари казачьи”.

В статье Л.Н. Плотникова "Мое знакомство с Валихановым” мы встречаем названия ряда должностей и чинов, существовавших среди местного казахского населения, аналогичных офицерским чинам в казачьих войсках:

В 1860 году отправлена в Петербург четвертая депутация. В составе ее были:
от области оренбургских киргизов,
- восточной ее части: султан-правитель ее, есаул султан Мухаммед Джантюрин и бий
Джугары-Чиктинского отделения Аргынского рода, зауряд-сотник Беримжан Чегенов;
- средней части: управляющий Чумекеевским родом, войсковой старшина султан
Ермухаммед (Илекей) Касымов и Чиклинский бий Кабакова отделения Азберген Мунайтпасов;
- западной части: султан-правитель ее, подполковник султан Мухаммед-Гали Тяукин и управляющий Асановым отделением
Чумичли-Табынского рода бий Алдаш Байганин;
от сыр-дарьинских киргизов,
- управляющие: Алчинским родом бий Амангулова отделения Исет Тулепов и Каракуйлыевым отделением Дюрткаринского
рода зауряд Сердали Бекчурин;
от Внутренней орды:
- советник тамошнего временного совета, хорунжий ходжа Мухаммед-Салих Бабаджанов и депутат на Внутренней
уральской линии, тархан Губайдулла Исенбаев.

Потомственный казак, исследователь культуры Востока Г.Н. Потанин в статье "Биографические сведения о Чокане Валиханове” писал о годах учебы своего товарища в Омском кадетском корпусе: "В роту были отданы дети чиновников и пехотных офицеров, эскадрон состоял исключительно из детей казаков. Чокана определили в эскадрон, вероятно из соображения, что между детьми казаков найдутся знающие киргизский язык, и ему не первых порах не будет так скучно. Между нами, казачатами, действительно были болтавшие по-киргизски. В эскадроне ему и потому было сподручнее, что казаки все-таки ближе к киргизам по роду своих занятий скотоводством, по знакомству со степной жизнью, по вкусам к наездничеству и т.д.”.

В более поздние времена сближение казачества с русским народом происходило в силу ряда причин: усиление политического влияния и материальная поддержка со стороны московских властей, оказываемая за охрану южных границ государства, религиозная принадлежность большей части казачества к христианству, пополнение общин лицами славянского происхождения, постепенная утрата родного тюркского языка и переход через фазу двуязычия на русскую речь.

Казаки, основавшие в низовьях Дона самые ранние поселения, так называемые низовые, по внешнему облику и психологическому складу были близки тюркским народам региона. В начале XVII века московское правительство писало грамоты волжским казакам на татарском языке; умение говорить по-тюркски у донских старшин, жителей терских станиц, яицких казаков конца XVIII – начала XIX века все еще оставалось характерным признаком казачьей культуры. В русской литературе мы встречаем тому свидетельства: "Казаки эти отличаются от горцев только небритой головою: оружие, одежда, сбруя, ухватки – все горские … Почти все они говорят по-татарски, водят с горцами дружбу, даже родство по похищенным взаимно женам, но в поле враги неумолимые”, "Щегольство в одежде состоит в подражании черкесу... Молодец казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже с своим братом говорит по-татарски”. М.Ю. Лермонтов в своем послании из Тифлиса, адресованном С.А. Раевскому, сообщал: "Начал учиться по-татарски, язык, который здесь и вообще в Азии необходим, как французский в Европе”.

В результате политической зависимости, христианизации, культурного и экономического сближения и этнической ассимиляции казаки вошли в состав русского и украинского народов как субэтносы. На Украине численность казаков была сокращена административным путем: специальные права и льготы сохранились лишь за теми из них, кто был включен в специальный реестр (реестровые казаки), остальных причислили к социальной категории мужиков с утратой прежнего статуса. В более поздние времена российское правительство переселило часть запорожских казаков (черкасов), образовавших Черноморское казачье войско в пограничном районе у Южного Буга, на завоеванные земли близ реки Кубань.
Яицкий атаман Ф. Михайлов в "распросных сказках” (показаниях) поведал, что в свое время их предки были "людьми вольными .., жили они ... немалое время своевольно, ни под чьею державою”.

В 1523 году русский посол в Стамбуле И. Морозов говорил султану: "Твои казаки азовские наших имают в поле, а водят в Азов и продают” . В ответ на претензии крымского хана и турецкого султана в связи с казачьими разбойными набегами на их владения из Москвы писали: "Казаки донские и волжские не наши – люди вольные, живут и ходят без нашего ведома”.

Однако времена казачьей вольности минули. Со второй половины XVII века царская власть, постепенно усиливая свое влияние на казаков, урезала их права и отнимала прежние привилегии. Опасаясь объединения и противодействия местных народов, русская администрация стравливала калмыков с казахами и казаками, казаков с ногайцами и казахами, башкиров с казахами, мишарей и типтярей с башкирами. Среди яицких казаков появлялись идеи о бегстве на Кубань во владения турецкие (где нашли убежище казаки-некрасовцы), в персидский город Астрабад или в Азербайджан на реку Кура . Запорожские и донские казаки вместе с польским войском участвовали в походе Лже-Дмитрия (Григория Отрепьева), мнимого сына царя Иоанна IV, на Москву. Неоднократно в XVII – XVIII веках на окраинах Московского государства казаки, подобно другим притесняемым инородцам, восставали против русского правительства. "Не одно столетие назад, – писал М. Шолохов, – заботливая рука посеяла на казачьей земле семена сословной розни, растила и холила их, и семена гнали богатые всходы: в драках лилась на землю кровь казаков и пришельцев – русских, украинцев”.

С давних времен в Азии и Европе отдельные тюркские племена селились на окраинах земледельческих государств, осуществляя защиту их рубежей от внешних врагов. Мусульманский историк Абульгазы в сочинении "Родословное древо тюрок” сообщил о предложении китайских правителей, адресованном представителям тюркских родов, в котором за несение пограничной службы им была обещана ежегодная выдача снаряжения и необходимых предметов . Известно, что часть печенегов переселилась в степи, пограничные с Византией, охраняя в качестве наемников рубежи империи, другая часть обосновалась на берегах реки Рось, исполняя сторожевую службу на границе Руси. В связи с малочисленностью своих дружин для обеспечения больших военных походов русские князья прибегали к найму боевых отрядов кочевников (торков, печенегов, половцев и др.).

С середины XVI века в составе русской армии заметную роль стали играть казаки, которых московское правительство привлекало для охраны и обороны государственной границы . Иногда русское правительство нанимало татар для охраны юго-западных и западных границ, смежных с Польшей и Швецией . В Российском государстве "... в 60-х годах XVIII века башкиры, неся охранную службу восточных границ, были обязаны иметь собственное вооружение и снаряжение, боевого коня и продовольствие... С 1790 года башкиры начали получать казенное продовольствие во время линейной службы. С 1797 года выдача продовольствия была заменена денежным жалованьем по рублю на человека в месяц”. Французский журналист Л.Г. Грондис, четыре года находившийся в составе царской, позднее – в белой армии и принимавший участие в военных действиях против немцев, а затем – большевиков, изучал организацию и нравы "казачьих племен России” (казаков Дона, Кубани, Терека, Урала, Оренбурга, Забайкалья и Уссури). Он пришел к следующему выводу о причинах, вынуждающих московские власти использовать в военно-политических целях казачество: "В общем, я могу резюмировать мои впечатления: русский народ – по преимуществу крестьяне; в сражениях они проявляют свои самые ценные качества: выносливость и храбрость, но им не хватает порыва, присущего врожденным воинам. Отсюда у каждого русского правительства, каково бы оно ни было, возникает потребность в войсках, имеющих чисто воинские доблести, унаследованные от многих поколений и которые могут быть использованы для решительных действий, с абсолютной уверенностью в успехе”.

Отношениями с казаками, а также со служилыми татарами в России ведал созданный в середине XVI века Посольский приказ, осуществлявший зарубежные дипломатические связи, который обеспечивал в установленных нормах определенное материальное снабжение: "… и Черкасом, Запорожcким казаком и Донским поденной корм, по указу”. Позже иррегулярные Малороссийское и Донское войска участвовали в русско-турецких войнах на стороне Москвы. В 1717 году вместо Посольского приказа в России была учреждена Коллегия иностранных дел, ведающая внешней политикой государства, а также уральскими казаками и калмыками. В 1721 году казаков передали в ведение Военной коллегии, существенно ограничив их права и вольности.

Следует отметить, что в составе казачьих войск, принимавших участие в Отечественной войне 1812 года и вошедших в Париж, были башкиры, мещеряки, тептяри (тевтяри), казахи и ногайцы, сведенные в Башкирские и Тевтярские полки. В Оренбургском казачьем войске был создан специальный корпус, в который принимались беглые из родных мест казахи, калмыки, татары и представители других народов. Всего в Оренбургской губернии было сформировано 40 кавалерийских полков, в их числе 28 башкирских, 5 оренбургских, 2 тептярских. Уральское казачество по национальному составу было также неоднородным. Во время пугачевского восстания в составе одного из повстанческих казачьих отрядов находились казахи – жители Киргизской волости Уфимского уезда, среди которых был известен есаул Абдурразак Алимов сын. В документе той эпохи написано, что 10 000 киргизских казаков (qırğız-qazaq – автор) стали воинами "милостивого Государя”, т.е. Е.И. Пугачева. Ч. Валиханова отметил, что "в некоторых казачьих станицах почти половина населения состоит из крещенных киргиз, например, в Ямышевской, Чистой и в некоторых других”.

На юге Донской области, в Сальском округе, прежде жили калмыки, которые были приписаны в казаки, имели казачьи права, несли соответствующие повинности. Кроме того, в Кизлярском казачьем войске на Кавказе, образованном в основном из донских казаков, встречались армяне и грузины. В полках терского казачества помимо переселенных гребенских казаков, было некоторое количество русских и украинских крестьян, татар и кавказских горцев. Известно, что в Сибири к казачьему сословию приписывали часть бурят и эвенков, вменив им в обязанность несение службы по охране российской границы. Ссыльнокаторжных, отбывших срок в каторжных работах и вновь получивших гражданские права, включали в состав Забайкальского казачьего войска. Затем часть их поселили по Амуру и Уссури, в результате чего возникли еще два новых казачьих войска.

В среде казачества долгое время скрытно тлела мечта о независимости. В годы гражданской войны донской атаман генерал-майор П. Краснов просил германского императора Вильгельма о политическом признании Всевеликого войска Донского в прежних географических и этнографических границах. В своем послании он сообщал и о предполагаемом создании государственного образования на началах федерации из Всевеликого войска Донского, Астраханского войска с калмыками Ставропольской губернии, Кубанского войска, а также народов Северного Кавказа под именем Доно-Кавказского союза. Часть членов Кубанской войсковой рады выдвинула идею создания Союза Кубани, Украины, Дона, Терека, Грузии и других народов Кавказа, т.е. за отделение от России.

Большевистская партия и советское правительство, негативно настроенные к народности, склонной к мятежам, волнениям и сепарации, проводили политику расказачивания, осуществляли геноцид коренного населения Донской и Кубанской областей. В телеграмме Реввоенсовету Южного фронта от 3 июня 1919 года В.И. Ленин, рекомендуя твердо придерживаться политического курса и в то же время, чтобы не раздражать казаков Донской области, "делать поблажки в привычных населению архаических пережитках”, отмечал следующее: "В разных районах области запрещается местной властью носить лампасы и упраздняется слово "казак” . Для уцелевших было безопаснее забыть о своих казачьих корнях и считать себя русскими. Но после распада СССР настали более либеральные времена. Многие люди, вынужденно "приписанные” к официально признанным национальностям, открыто обратились к своим генетическим корням. Во время переписи 2002 года, проводимой в России, некоторые казаки южных районов страны настаивали на том, что они представляют отдельный народ. Известный историк Е.В. Тарле в своем труде, посвященном русско-французской войне 1812 года, проводит определенное различие между казаками и русскими: "Представители национальных меньшинств и отдельных групп не уступали коренному русскому населению в желании защищать общее отечество. Донские казаки, башкиры, татары, уральские казаки, народы Кавказа cражались, судя по всем отзывам, замечательно стойко и мужественно”.

Первоначально слово qazaq являлось обозначением представителя тюрк¬ского племени, уделом которого была вольная степная жизнь, проводимая в набегах и сражениях. Его исходное лексическое значение сохранилось в крымско-татарском языке ‘вольный степняк’ (öz erki’ne çöl’de yaşağan adam). В казахской литературе встречается мнение о первоначальном использовании слова qazaq в качестве социального термина со значением ‘вольный, бродяга, холостой’ (qazaq degen söz’ding mağınası yerki’menen jürgen boydaqtar degen-dür). Литературные источники свидетельствуют, что в 50-х годах XV века из Приаральских степей в Семиречье (западная область Могулистана) переселилась часть кочевников. Мусульман¬ский историк Махмуд бен эмир Вали писал следующее: "Особенно после смерти Абул-Хайр-хана, когда в областях Дашт-и Кипчака возникли беспорядки, большая часть узбекских воинов собралась под сенью знамени могущества царевичей. Так как в начале прибытия в Могулистан они проводили время в набегах на калмаков и киргизов, и грабежах, и на окраинах областей занимались разбоем, к этому народу пристало имя казак”.

Историк XV века Абд ар-Раззак Самарканди использовал указанный термин в аналогичном смысле, сообщая, что "некоторые из войска узбекского, сделавшись казаками, приходили в Мазандеран (в 1440 – 1444 гг.) и, устроив везде грабежи, опять уходили назад”. В "Повести о Еруслане Лазаревиче” встречаются выражения подобные этому: "Да поехал в чистое поле гуляти-казаковати… (Захотел свою честь получити и славу захотел свою пустити во многие орды)”. Свидетельство А.И. Левшина подтверждает мысль о том, что тюркское слово казак первоначально было социальным, а не этническим термином: "Большая часть рускихъ писателей полагаетъ, что первые Казаки произошли или составились у Татаръ; что у нихъ же родилось название Казакъ, и отъ нихъ перешло ко всем отраслямъ прежде бывшихъ и ныне существующихъ Казаковъ... Казаки древние, подобно позднейшимъ, прославили имя свое грабежами и набегами”.

По мнению А.И. Левшина и комментаторов "Сборника летописей” Кадыргали Джалаири – Р. Сыздыковой и М. Койгельдиева, прозвище казак (qazaq) сначала было дано соседними народами. Так в XVI – XVII вв. называли северо-западных кочевников среднеазиатские и восточнотуркестанские писатели. Среди самих казахских племен, судя по всему, популярным именем было алаш (alaş). Первоначально слово qazaq употреблялось как социальный термин, обозначая воина-простолюдина, в отличие от представителей степной аристократии (князей и членов их дружины). Затем оно приобрело политическую окраску в результате ухода части населения из Узбекского ханства и создания в Семиречье отдельного государства. И лишь со временем рассмотренная лексема превратилась в этноним.

Вольные, неподвластные ханам и иным правителям, общества образовывались в ряде мест, но в силу исторических условий, благодаря этнически близкой среде и сохранению единой религии их обособленность не переходила критической границы, как это случилось в Причерноморье. В записках царского посланника в Среднюю Азию И.В. Виткевича упомянуто поселение, по характеру жителей и образу их жизни напоминающее первые казачьи становища на Днепре и Дону: "Аран, посевернее устья Сыра, где живут до 500 кибиток разбойников, известных под именем Кыркру-Аранчи, сорок родов ловцов, которые занимаются охотою, ловят на тычинки куланов, сайг, коз и разбойничают. Это сброд разных племен и родов; говорят, что они на полуострове этом сеют и хлеб”.

Как было отмечено ранее, в русских документах конца XVI – начала XVIII века (грамоты, письма, донесения) встречаются слова Казацкая Орда, Казачья орда, казачий народ, казаки как название населения Западного и Северного Казахстана. Мы видим, что в "Краткой сибирской летописи” (Кунгурской) уже возникает некоторая двусмысленность, связанная с рассматриваемым этнонимом. Летопись повествует об исторических событиях, повлекших присоединение земель Сибирского ханства к России. В тексте сказано, что владетельный князь Сейдяк, Салтан – царевич Казачьей Орды и знатный бек Карача были захвачены в плен и доставлены в Москву, где "повеле их государь крестити и указал им корм и вотчины на прожив. Есть же род тот и до днесь”.

Ввиду неоднозначности лексемы казак к данному слову стали добавлять определения в зависимости от смысла высказывания: казахов в письменных трудах стали называть киргиз-казак (М. Тынышпаев), qırğız-qazaq (Хасан Ата Абуший), qazaq-qırğız (Х. Досмухаммедов) в отличие от русских казаков (Ф. Беневени) ~ российских казаков (П.С. Паллас), kazak-orıs, qazaq-orıs, orıs-kazak (в казахской литературе). В письме посланного Петром I со специальной миссией на Восток Флорио Беневени содержится вопрос, где встречается интересующий нас этноним в двух значениях: "Как позволите, Ваше Величество, об здешних полоненных русских казаках, солдатах и протчих, не токмо которые при князе Бековиче взяты, но и про оных от каракалпаков и казаков заполоненных?”

О национальном самосознании казачества свидетельствует следующее обращение в письме Степана Разина к населению Цивильского уезда: "От донских и от яицких атаманов молотцов от Стефана Тимофеевича и ото всего великого войска Донского и Яицкого память Цывильского уезду розных сел и деревень чернем руским людем, и татарам, и чювашем и мордве”. Московское правительство видело в казаках беспокойных инородцев и поддерживало с ними отношения через Посольский приказ, затем – Коллегию иностранных дел. Этническое отличие казаков отмечали и иностранцы, побывавшие в России. Так, много путешествовавший уроженец Нидерландов Ян Стрейс, повествуя о походе Степана Разина на Астрахань, писал следующее: "За казаками последовала часть русских, весьма преданных Стеньке, на что он одних склонил хорошим жалованьем, других деньгами и подарками”. В репликах одного из самых колоритных персонажей кавказской повести Л.Н. Толстого "Казаки” – гребенского казака дяди Ерошки (его прототипом являлся старый охотник Епифан Сехин) неоднократно выражено представление местного населения о русских, как о чуждом народе. Так, он однажды сообщает юнкеру Оленину – главному герою литературного произведения: "Наш народ анафемский, глупый народ... они вас не за людей считают. Ты для него хуже татарина. Мирские, мол, русские” . Сам автор повести, называя их "христианским народцем”, пишет следующее: "Казак, по влечению, менее ненавидит джигита-горца, который убил его брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защищать его станицу... русский мужик для казака есть какое-то чуждое, дикое и презренное существо”.

Со временем семантический объем лексемы казак в русском языке увеличился, слово приобрело несколько значений: 1. Представитель военно-земледельческой общины вольных поселенцев на окраинах государства. 2. Крестьянин, потомок этих поселенцев (на Дону, Кубани, Тереке и в некоторых других местностях). 3. Боец воинской части из этих крестьян. 4. Нижний полицейский чин (архаровец). 5. Вольнонаемный батрак (на севере Руси). Российские уголовники используют это слово в значении ‘конный милиционер; контролер, охранник в исправительно-трудовых учреждениях’. В дореволюционное время некоторые казачьи кавалерийские части использовались как полицейская сила. В старину на уральских приисках казаки выполняли специально полицейские функции по охране добываемого золота, поимке преступников. Прямо противоположное и более старое значение имеют глагол и прилагательное, образованные в "блатном” жаргоне от рассматриваемой лексемы: казачить ‘раздевать, грабить’, казачий атас ‘грабеж’, казачье солнышко ‘луна’.

В алтайском и хакасском языках слова казак и хазах имеют значение ‘русский’, потому что раньше всех из России в Сибири появились казаки. В персидском языке qäzzaq: 1. Казак. 2. Кавалерист особой бригады, в которой служили русские офицеры во время царствования в Иране тюркской династии Каджаров.

Политика царского правительства, направленная на обеспечение охраны государственной границы людскими резервами, способствовала переходу понятия казачества из этнической категории в сословное. Казачье сословие пополнялось за счет татар, башкир, калмыков, мордвы, украинцев, осетин, бурят, эвенков. Возникло выражение государственные казаки, обозначающее разряд населения, в который записывались крестьяне, работные люди и другие. Большая потяженность границ некоторых империй не позволяла обеспечить их охрану силами регулярного войска, поэтому возникала необходимость использования иных возможностей. Так, например, в Римской империи была создана пограничная милиция, которая набиралась из военных колонистов и федератов – племен варваров-союзников.

Возникновение официальных отношений между российским правительством и представителями казахской знати повлекло необходимость различения подданных России – яицких казаков (яицких казахов) и зауральского кочевого народа. Поэтому слово казак, являющееся самоназванием восточного этноса, в официально-деловом стиле русского языка оказалось замененным на обозначения киргиз и кайсак. Так, в письме Абулхаир-хана, адресованном императрице Анне Иоанновне (дата написания – 2 января 1731 года), в числе других обещаний встречается следующее: "Кайсацкой орде на яицких казахов, на башкирцов, на калмыков и на всех российских подданных неприятельски не набегать, и убытков им не чинить, и жить с ними в миру”. Кроме того, чиновникам Коллегии иностранных дел было известно деление Казахстана на три джуза – большие этнотерриториальные части: Большая орда, или алтайские киргизы (киргизы на Алатауских горах), Средняя орда, или сибирские киргизы (кайсаки сибирские), и Малая (Меньшая) орда, или киргизы оренбургские. Часть южных казахов, относящихся к племенам Среднего джуза: конграт, найман, кипчак и аргын, находившиеся в XIX веке в сфере влияния кокандского хана и его ставленника – туркестанского бека, была известна как туркестанские киргизы.

автор ИЛИУФ Хаджи-Мурат Шаяхметович, кандидат филологических наук, г. Семей, Казахстан.

Продолжение - здесь.
Категория: Военная история тюрков | Добавил: Zhan (19.12.2012)
Просмотров: 2559 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0