ЭТИМОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭТНОНИМОВ "КЫРГЫЗ", "КАЗАК" И "ЧЕРКЕС" (часть вторая) - Военная история тюрков - Древняя история (саки, гунны, Золотая Орда) - Историческая рубрика - Казахстанский военный сайт
Главная » Статьи » Древняя история (саки, гунны, Золотая Орда) » Военная история тюрков

ЭТИМОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭТНОНИМОВ "КЫРГЫЗ", "КАЗАК" И "ЧЕРКЕС" (часть вторая)
Продолжение. Начало - здесь.

Отдельные казахские роды проживали на территории Сибирского ханства. Устные предания сохранили обстоятельства гибели разбойника Ермака близ сибирской реки Иртыш. В то время, когда местный житель Сатбек-батыр вместе с младшей женой угнал свой скот на новое пастбище, на его зимовку пришла группа из девяти казаков. Они убили старшую жену Сатбека, надругались и решили увести с собой его дочь (по другой версии – младшую сестру) Ханшайым. Предчувствуя беду, хозяин вернулся на зимовье. Одного за другим он убил выходящих из жилища насильников, пытавшегося уйти от расплаты разбойничьего атамана поймал с помощью своей собаки, зарубил и труп бросил в Иртыш.

Встречающиеся в старых письменных трудах сочетания алтайские киргизы, Алатай киргизы, Алатау киргисы, алатавские татара являются рефлексом казахского выражения Alataw’dıng qırğızı. В эпическом произведении "Кобланды-батыр” кызылбашский правитель Казан-хан, обращаясь к герою из племени кипчак, называет его алатауским киргизом . Немецкий этнограф и натуралист И.Г. Георги (1729 – 1802) писал: "Большая орда дружна с буруттами да почитается за один народ и при том коренной, от коего произошла Средняя и Малая Орда. Они кочевали наибольше на юге и поселились в Алтайских горах, кои суть склонившийся на север хребет Индийских гор, и по которым они и называются алтайскими киргизами. Еще и нынче кочует орда сия по ту сторону Ташкента, по реке Верхнем Сырте, около Туркестана и пр.”. В рапорте командующего Сырдарьинской линией генерал-майора Данзаса командиру Отдельного оренбургского корпуса от 7 июня 1858 г. о восстании казахов и киргизов против кокандского хана население юго-восточной части Казахстана названо "киргизами на Алатауских горах” (канглы, чанычкылы, кутенчи, дулатчи, бештамгалы и др.) в противоположность объединившимся вместе с ними "киргизам Киргизова рода”. Одним из самоназваний "черных” киргизов (тюркск. qara qırğız, так южные киргизы называли северных), проживающих близ указанных гор, является Ala-tooluq qırğızdar. В донесении подполковника Геке оренбургскому военному губернатору о восстании Исатая Тайманова от 5 ноября 1837 года упомянуты киргизы ногайского рода, именуемые в этом же документа нагайцами и ордынцами: "По прибытии же отряда из Горского я намерен с помощью сот четырех ордынцев, из коих главным будут киргизы ногайского рода, от всех прочих отличающихся, идти против скопища Тайманова, разогнать его и стараться самого захватить”.

Слово киргиз, являющееся ныне самоназванием коренного населения Киргизии, с давних времен было широко распространено от Южной Сибири до Украины. Известно, что в средние века на Алтае в верховьях Енисея жили племя кыргызов, создавших свое государство – Кыргызский каганат. В памятниках древнетюркской и китайской письменности неоднократно упоминается народ qırqız . В челобитных томских служилых людей сказано о "великих ордах” – туземных племенах, обитавших близ Томска, среди которых они называют черных и белых калмаков и киргисских людей . Казахский историк Шакарим Кудайбердиев писал: "слово кыргыз означает то же, что и казах ‘блуждающий, вольный (кочующий сам по себе, дикий)’… И хотя мы позже стали называться казахами, на самом деле мы также родом из кыргыз”.

На V съезде Советов Казахской АССР (Киргизской АССР), проходившем в апреле 1925 года в Кзыл-Орде было восстановлено исторически правильное наименование казахского народа. До Великой Отечественной войны название республики в соответствии с действующей тогда орфографией писалось по-русски – Казакстан, в казахском же языке, сменившем арабскую письменность на латинскую графику, сохранялась старая форма слова с персидским аффиксом изафета – Qazağıstan (современное написание – Ќазаќстан), в русском языке – Казахстан, в английском – Kazakhstan). До сих пор в русском просторечии литературное слово казах нередко заменяется вариантом казак, от которого образуются слова казаки, казачка, казачонок, казачата, казацкий, Казакстан, когда называют представителей коренного населения и страну их обитания.

До прихода половцев в Причерноморские степи здесь обитали тюркские племенные группы и мелкие роды: западные печенеги, торки (узы), берендеи, ковуи, каепичи, турпеи и др., обобщающим названием которых, предположительно, был этноним *qırqaz (> *чиркас ~ черкас, circass ~ cercass). В Киевской летописи (1141 г.) сказано, что Изяслав, собравшись в Дорогобуж, "поима с собой Вячеслав полк весь и все Черные Клобуки, еже зовутся черкасы”. Позже казанские и крымские татары называли этим именем (*qırqaz > *qırqız > qırğız) казахов. Героическая поэма-дастан "Эдиге” (крымско-татарский вариант) начинается со слов: "В Азове было шестьдесят ханов, на реке Яик – семьдесят, у казахов – сорок” (Azaw’da olğan altmış han, Djayıq’ta olğan yetmış, Qırğız’da olğan qırq han). Татарский деятель конца XIX – начала XX века Хасан Ата Абуший в своем труде "История тюркских народов”, поэт Габдулла Тукай в статье "Народная литература” под словом киргиз подразумевали казахов. Это слово могло выступать и в качестве прозвища: Qırğız Qamal – так называли человека по имени Камал, у которого прапрадед был киргиз-кайсаком . В настоящее время вместо него в татарском литературном языке утвердилось слово qåzaq ~ qazaq, но в устной речи старшего поколения еще во второй половине XX века в качестве его синонима существовал термин qırğız. Несмотря на генетическую и культурную близость двух народов это слово наряду с выражением qır qazağı ‘степной казах’ иногда употреблялось с иронией, оттенком пренебрежения к жителям аула вследствие сохранения атавистического пережитка, существующего в менталитете многих народов и опирающегося на принцип противопоставления свой – чужой, в дальнейшем частично видоизмененного в традицию добродушного высмеивании национальных качеств соседних народов. Бытовавшее у татар и башкир парное название казахов qırğız-qazaq ~ qırğız-ğazaq в документах пугачевской восстания передавалось в форме киргизские казаки (башкирск. Elgäre qırğız-ğazaq qartları utırğan "Раньше предки киргиз-казахов поселились”, см. словосочетания uzbek-qazaq ‘узбекские казаки’, noğaylı-qazaq ‘ногайские казаки’, донские казаки, запорожские казаки, яицкие казаки ~ яицкие казахи и т.д.).

В героической поэме "Ер-Таргын” крымский хан расспрашивает Таргына, отличившегося в битве ногайцев (noğaylı) против калмыков. На первый вопрос Акчахана богатырь отвечает, что он – киргиз (Men qırğızbın), а затем расcказывает о причине своего бегства из родных мест в Крым. В другом варианте поэмы упомянутый былинный герой сообщает, что его родная земля – близ реки Кубань (Qoban suw), происходит он из благородного рода алчин (alşın), а сам он – ногайлинец. Объ¬единение кочевых племен, обитавших за рекой Djayıq – Урал, в крымско-татарском фольклоре было известно под именем qırğız. Персонаж казахской героической поэмы "Кобланды батыр” иранский шах Казан-хан, обращаясь к богатырю из племени кара-кипчак, называет его молодым киргизом (jas qırğız). Но мусульманские историки киргизами называли часть населения Могулистана, т.е. предков современных киргизов, противопоставляя их другим народностям: могулам (моголам), узбекам-казахам, мангытам (ногайцам) и калмакам. Очевидно, что этим именем оседлые жители обозначали кочевое боеспособное население тюркского происхождения, и оно первоначально представляло собой социальное прозвище, связанное с образом жизни. Впоследствии, закрепляясь за какой-либо группой племен или народом, это слово воспринималось как этноним. Таким образом, слово киргиз, как обозначение казахов, а также их определение кайсак было воспринято русскими от татар, сохранивших в своем языке старое обозначение своих степных соплеменников.

Попытки этимологизировать названия и самоназвания народов приводят к появлению разных предположений, многие из которых строятся на формальных основаниях, внешнем сходстве сближаемых слов. При изучении происхождения этнонимов необходимо учитывать как исторические обстоятельства, так и закономерности семантических и фонетических изменений, происходящих в слове. Так, например, слово немец прежде имело значение ‘всякий иностранец с запада, европеец; в частности же, германец’. В русский язык, по мнению некоторых ученых, оно попало из чешского. По соседству с западными славянами на правом берегу Рейна обитало германское племя неметов (Nemetes), которое в I веке до н.э. переселилось на левый берег и было ассимилировано местным кельтским населением. В венгерском языке слово nemeth имеет аналогичную семантику, обозначая представителя немецкой нации. Измененное в результате фонетической адаптации: [nemet] > [nemetes] > [nemets], рассматриваемое слово стало ошибочно соотноситься с прилагательным немой.
По имени другого германского племени франков – создателей сильного средневекового государства, с которыми арабы и берберы воевали на Пиринейском полуострове, на мусульманском Востоке обозначали всех жите¬лей Западной Европы. В историческом сочинении Махмуда бен Эмира Вали "Море тайн относительно высоких качеств добродетельных людей” сказано: "Когда Абу-л-Хайр-хан очистил и освободил от шипов мятежа и сора козней мятежников и бунтовщиков территорию Дашт-и Кипчака и Хорезма, всех крепостей и местностей северных границ до окрестностей земель Ференгистана и до окраин областей Могулистана... у него возникло внезапно желание завоевать остальные земли Могулистана, которые находились во власти могульских султанов, и он приказал собрать доблестные войска”. В данном контексте понятие "окрестности страны франков” относится к городам южного побережья Крыма, находящимся в то время под властью генуэзцев – купеческой общины итальянского города Генуя. Из языка причерноморских тюрков слово fereng было заимствовано в русский и употреблялось в формах фряги ~ фрязи (фряжский, значит ‘итальянский’). Аналогичным образом у русских появилось название Рим ~ Рым, имевшее в тюркских языках варианты rum ~ urum ~ urım ~ ürim, восходящие через арабское Rum к названию города Рим – Roma; географическое название Грузия – от тюркского слова gürdji, которое в свою очередь является видоизмененной формой греческого Georgia.

В одном из стихотворений поэта М.А. Волошина есть такие строки:

Пусть sclavus – раб, но Славия есть Слава:
Победный нимб над головой раба!

Чтобы правильно понять смысл этих слов, обратимся к истории. В западноевропейских языках и на мусульманском Востоке понятия ‘раб’ и ‘славянин’ выражались одним и тем же словом: латинск. sclavus, sclaveni (мн.ч.), итальянск. sclave, schlavoni (мн.ч.), английск. slave ~ slav, немецк. sklave ~ slawe, греческ. sklabēnoi (мн.ч.), арабск. и персидск. säqlabiy, (säqalibe – мн.ч.). Отметим, что в средневековой Испании существовал обычай выжигания на лице рабов буквы S и изображения гвоздя (испанск. clavo), что являлось своеобразной ребусной передачей слова esclavo ‘раб’. Здесь нужно сказать, что опираясь на исторические сведения, ученые делят древних славян на племенные группы склавинов, венетов и антов. Английский дипломат Дж. Флетчер так объясняет двойственность значения рассматриваемого слова: "Известно, что народ, называемый Славянами, получил свое начало в Сарматии и, вследствие побед своих, присвоил себе имя Славян, т.е. народа славнаго или знаменитого, от слова "слава”, которое, на языках Русском и Славянском, означает то же, что и знаменитость или доблесть; но впоследствии, когда он был покорен разными другими народами, Итальянцы, жившие с ним в соседстве, дали этому слову другое противоположное значение, называя Склавом (Sclave) всякого слугу, или крестьянина... . Так, например, арабский географ Лев Африканский, написавший свой труд на итальянском языке, рассказывая об одном из исторических лиц, привел такую ремарку: "Тулун, который был рабом или склавоном…”. Многие представители славянских народов, в ходе войн и набегов захваченные в плен турками, крымскими, буджакскими и дагестанскими татарами, ногайцами или казахами, продавались в рабство в страны Ближнего Востока и Среднюю Азию. Нередко из таких рабов создавались отряды телохранителей правящих лиц, так как они были более преданы своему господину, чем его единоверцы, находясь на чужбине среди враждебно настроенного к ним населения.

Однако, весьма сомнительным кажется мнение о том, что термин славяне образован от лексемы слава. В силу географического положения в течение многих веков многочисленные славянские племена и народности находились в орбите влияния воинственных кочевых народов, входили в состав их государственных образований, платили регулярную дань гуннам, аварам, болгарам, хазарам и золотоордынским тюркам. Разве, чтобы утешить свое ущемленное самолюбие, эти племена решились назвать себя "славными”? Ни значение ‘слава’, ни тем более – ‘раб’ не являются исходными для термина славяне. Он является обобщающим именем для людей, говорящих на близкородственных языках, и имеет непосредственную связь с лексемой слово. Славяне значит ‘люди, говорящие понятными словами’ . Исследование этимологии слов, а тем более изучение происхождения этнонимов требует не только соответствующих знаний в области истории, этнографии и лингвистики, но также и наличия научной интуиции.

Приведем еще один пример появления ложной этимологии. В китайской хронике "Суй шу” (VI – VII вв.) тюрки названы словом duulga (дулгасы), которое является передачей тюркского термина со значением ‘шлем’ (ст.-узбекск. dubulğa, монгольск. dugulga, казахск. duwlığa). Стремясь объяснить необычное использование этого слова для обозначения народа, летописец выдвигает следующее предположение: тюрки названы так потому, что их место обитания – Цзинь-шань, букв. ‘Золотые горы’ (Монгольский Алтай), якобы, напоминает формой шлем. Выясним, на основе чего могли возникнуть эти домыслы. Для китайского языка характерны моносиллабические слова. Заимствованные лексемы сокращаются, становясь односложными, см., например, слова mēnggǔ ‘монголы’ + dada(n) ‘татары’ > mēng-da ‘монголо-татары’). Нередко для смысловой определенности к ним добавляются лексические индикаторы: тюркск. türk > китайск. tu ‘тюрк’ + kue ‘народ’ > tu-kue (tou-kiue) ‘тюрки, тюркский народ’, tu-ren ‘монгоры’ < ren ‘человек, люди’. Обозначение тюркского этноса оказалось похоже по звучанию на сложную китайскую лексему tóu kuī ‘шлем’ ( < tóu ‘голова’ + kuī ‘шлем’). Видимо, предположив, что этноним tu-kue в китайском языке является семантической калькой тюркского самоназвания с тем же первичным, основным значением ‘шлем’, автор хроники или его возможный информатор "восстанавливает” исходное слово, т.е. приводит в тексте его тюркский словесный эквивалент.

В некоторых предположениях о происхождении этнонима киргиз мы видим единое мнение относительно его структуры (слово образовано путем сложения двух основ) и семантики его первого компонента – qır ‘холмистая степь, возвышенная местность с пастбищами’. Одни считали, что лексема возникла путем сокращения словосочетания qır kezüwçi, букв. ‘странствующий по степи’ > *qırkez > qırqız > qırğız . Иные связывали это имя с названием племенного союза западных огузов, кочевавших в прежние времена близ Аральского моря (большая часть которых позже переселилось в Закавказье, Переднюю и Малую Азию), и производили его от словосочетания *qır oğuzı, букв. ‘степные огузы’. Догадка о том, что этноним кыргыз ~ киргиз происходит от названия легендарных "сорока дев” (qırq ‘сорок’ + qız ‘девушка’) относится к области народной этимологии, будучи основанной лишь на их фонетической близости, научной ценности собой не представляет.

По мнению проф. М.З. Закиева, этноним образован из двух тюркских слов (атрибутивной синтагмы) qır qaz ‘полевые, дикие гуси’. Считая, что это предположение заслуживает самого серьезного внимания, приведем в его пользу некоторые доводы.
Способ характеристики людей через образы животных возник на основе первобытного культа тотемов – веры древних людей в своих предков, обладающих сверхъестественными возможностями, души которых пребывают в телах определенного вида зверей. В тексте известного произведения древнерусской литературы "Задонщина” этот способ встречается как литературный прием:

"Уже бо въскрипели телегы между Доном и Непром, идут хинове на Русскую землю! И притекоша серые волцы от устъ Дону и Непра и ставши воют на реке, на Мечи, хотят наступати на Рускую землю. То ти были не серые волцы – приидоша поганные татаровя, хотят пройти воюючи всю Рускую землю.
Тогда гуси возгоготаша и лебеди крилы въсплескаша. То ти не гуси возгоготаша, ни лебеди крилы въсплескаша, но поганый Момай пришел на Рускую землю и вои свои привел".

Несомненно, что образ "серый волк” прямо восходит к тотемным представлениям тюркских племен. В поэме "Ер-Таргын” описано ногайлинское оранжево-красное знамя (sarı-ala tuw) с изображением золотого полумесяца и волчьей головы. Второй образ – "дикие гуси”, вероятнее всего, имеет метафорическое происхождение.

В записках английского посланника Дж. Флетчера (1588 г.) "О государстве русском, или образ правления русского царя (обыкновенно называемого царем московским), с описанием нравов и обычаев жителей этой страны” причины войны крымских татар с русскими изложены следующим образом:

"Главный повод к беспрерывной вражде Русских с Крымцами составляют некоторые пограничные земли, на которыя имеют претензии Татары, между тем как ими владеют Русские. Татары утверждают, что, кроме Астрахани и Казани (древняго владения восточных Татар), вся страна от их границ на север и запад до города Москвы, не выключая и самой Москвы, принадлежит им. Такое показание кажется справедливым, судя по словам самих Русских, которые рассказывают об особенном обряде, который Русский Царь должен повторять каждый год в знак своего подданства Великому Хану Крымскому, и который заключался в том, что Русский Царь, стоя подле ханской лошади (на которой тот сидел), должен был кормить ее овсом из собственной шапки, что происходило в самом Кремле Московском.

Этот обряд (как они говорят) продолжался до времен Василия, деда нынешнего Царя, который, взяв верх над Крымским Царем, благодаря хитрости одного из своих дворян (Ивана Дмитриевича Бельского), принял охотно следующий выкуп, именно: означенный обряд заменил определенной данью мехами, от которой также впоследствии отказался отец нынешняго Царя. На этом основании они продолжают вражду: Русские защищают свою страну и земли, ими приобретенныя, а Крымские Татары делают на них набеги один или два раза в год, иногда около Троицина дня, но чаще во время жатвы. Когда идет войною сам Великий, или Крымский Хан, то ведет он с собой огромную армию в 100 000 или 200 000 человек. В противном случае, они делают кратковременные и внезапные набеги с меньшим числом войска, кружась около границы, подобно тому, как летают дикие гуси, захватывая по дороге все и стремясь туда, где видят добычу".

Английский дипломат так образно показал ассоциацию по сходству между представлениями о боевых действиях отдельных отрядов кочевников и поведением упомянутых птиц, что путь возникновения переносного значения у тюркского словосочетания qır qaz ‘дикий гусь’ стал вполне очевидным. Свидетельство посланника-англичанина о том, что "главную добычу, которой Татары домогаются во всех войнах своих, составляет большое число пленных, особенно мальчиков и девочек, коих они продают туркам и другим соседям” , позволяет по новому взглянуть на сюжет русской народной сказки "Гуси-лебеди”, где в иносказательной форме раскрываются реальные условия жизни простонародья в период средневековых войн.

У древних китайцев дикий гусь, совершающий перелеты в строго определенное время года, символизировал способность действовать в нужное время. В дальние военные походы войска кочевников выступали осенью – в это время спадала изнурительная жара, все еще зеленая трава являлась хорошим кормом для лошадей . В одном из древнекитайских письменных источников о динлинах (ting-ling) – народе, проживавшем на территории Хакасско-Минусинской котловины и в лесостепной полосе от Оби до Байкала сказано следующее: "... носились по степи с быстротой ветра с криками га-га-га, как дикие гуси в осеннем небе”.

Авторы труда по истории Казахстана С.Г. Кляшторный и Т.И. Султанов указывают на сезонный характер военных кампаний степняков: "Военный быт кочевников имел специфические особенности. Скотоводы-кочевники совершали свои отдаленные походы на соседей-земледельцев обычно с осенних пастбищ, то есть тогда, когда их боевые кони в теле и способны выдержать быстрые и большие перегоны, а дехкане собрали весь свой урожай. Но вот приближался День Касима (по народному календарю, 8 ноября): сбор и построение войска прекращалось, ибо, как сказано в источнике, "жители степи в это время должны подумать о зимовках” . Таким образом, возникновение ассоциативной связи и поэтического образа:

дикие гуси – осень – стаи
степняки – осень – войско

обусловлено объективными явлениями, т.е. соседние земледельческие народы видели, что подобно этим птицам, ежегодно собирающимся в стаи и улетающим на юг до наступления зимы, воины-кочевники объединялись в осенние дни в боевые отряды для набега на соседние страны. Персидский историк Раванди писал сельджукскому султану Кей-Хосрову в 1192 – 1196 гг. о том, что "... в землях арабов, персов, византийцев и русов слово принадлежит тюркам, страх перед мечами которых прочно живет в сердцах соседних народов” . Военный уклад жизни определял боевой дух кочевых тюркских народов. Повествуя о военных действиях крымских татар, Джильс Флетчер отмечал их отчаянную храбрость: "Смерть до того презирают, что охотнее соглашаются умереть, нежели уступить неприятелю...” . Мусульманский историк Рузбехан (вторая половина XV – начало XVI вв.) в своем труде о нравах и верованиях казахов писал: "Поскольку они богаты, постольку и храбры, в бою один сражается против десяти и или побеждает, или погибает”.

Этот метафорический образ был знаком не только монголам Чингис-хана, но был усвоен некоторыми народами Европы. Удивительно, но этот метафорический образ до сих пор сохранился в английском языке: военные наемники-профессионалы, так называемые "солдаты удачи” (soldiers of fortune), принимающие участие в каких-либо военных конфликтах за определенную плату, охотнее всего именуют себя wild geese ‘дикие гуси’. С появлением представителей этой категории среди населения на постсоветском пространстве английское выражение в виде кальки дикие гуси появилось в русском языке.

В 1282 году некоторые черкесы были переселены из Бештау (Пятигорья) в слободу Ахматовка близ городка Рыльска Курского княжества. Затем из-за конфликта с местным князем они ушли на Днепр, где построили острожек Черкасск, ныне город Черкасы. Известный историк Карамзин писал, что "летописи времен Василия Темного в 1444 году упоминают о казаках Рязанских, особенном легком войске, славном в новейшее время. И так казаки были не в одной Украине, где имя их сделалось известно по истории около 1517 года; но вероятно, что оно в России древнее Батыева нашествия, и принадлежало торкам и берендеям, которые обитали на берегах Днепра, ниже Киева. Там находим и первое жилище малороссийских казаков. Торки и берендеи назывались черкасами: козаки также”. В русском литературном памятнике "Задонщина” среди названий вооружения и доспехов русских воинов упоминаются шеломы черкасьски, в былине "Добрыня и Змей” встречается выражение седелышко черкасское, т.е. предметы, изготовленные умельцами из среды кочевников.

Исследователь истории тюркских народов Хасан Ата Абуший повествует, что в результате враждебных отношений, существовавших между пришедшими с Востока кипчаками и черкасами – тюркским населением, обитавшим до них в степях Восточной Европы, пленные большими группами продавались в рабство. Так, например, в начале XIII века в связи с монголо-татарским нашествием предки балкарцев были вынуждены переселиться с предгорий в горные ущелья, где разделились на пять обществ. Мамлюкские правители Египта (арабск. Mısır) выкупали единоплеменников, определяли их на военную службу, создав из представителей народа черкас (çerkas tayfası) конное войско в 30 000 всадников.

Черкесами называли группу некогда многочисленных племен, населявших Северный Кавказ и Причерноморье. На мусульманском Востоке так называли вообще всех обитателей Кавказа и южной России. В мусульманском Египте и Сирии под словом mämluwk, букв. ‘находящийся во владении’, разумелись невольники, которых во множестве покупали султаны и их приближенные . Наибольшим спросом пользовались воинственные тюрки – уроженцы Центральной Азии, Кавказа и Причерноморья, в частности – черкасы. Черкесские девушки становились обитательницами гаремов, их братья с детства попадали в казармы и дворцы. После соответствующей подготовки в особой школе, расположенной в Каир¬ской цитадели, или другом учебном заведении, молодые мамлюки направлялись в свиты эмиров и личную гвардию султана.

В XIII в. власть в Египте оказалась в руках представителей замкнутой военной касты – мамлюков. В период с 1249 до 1382 года правили султаны из числа "бахритских” мамлюков, последующие мамлюкские султаны вышли из среды "бурджитских” невольников, расквартированных в каирской цитадели (burdj ‘башня’). Весь Египет был разделен на 23 округа, каждым из которых управлял bek ~ bey (тюркск. ‘князь’), назначаемый из числа мамлюков. В 1811 г. знаменитый реформатор Египта Мухаммед Али обманным путем заманил в каирскую цитадель предводителей мамлюков и приказал перебить их, что привело к политическим изменениям в стране.

В настоящее время слово çerkez – самоназвание потомков вынужденных во второй половине XIX в. переселиться в большом количестве в пределы Турецкой империи кавказских горцев (адыгейцев, кабардинцев, абхазов, убыхов, ингушей, чеченцев, осетин, лезгинов и др.), обитающих в Турции, Сирии и других странах Ближнего Востока.

Как известно, в Северном Причерноморье черкасы составили основу юго-восточной группы украинцев и называли себя козаки, козацкий народ. Англичанин Дж. Флетчер (XVI в.), излагая в своем труде относительно подробные сведения о татарских народностях, отметил следующее: "Исключение составляют одни Черкесы, примыкающие к юго-западной границе со стороны Литвы, которые гораздо образованнее прочих Татар, собою весьма красивы и благородны в обращении, следуя в этом обычаям польским. Некоторые из них подчинились королям Польским и исповедуют христианскую вepy”.

В указе Петра I о введении нового летоисчисления сказано: "... известно ему великому государю стало не только что во многих европейских христианских странах, но и в народах славянских, которые с восточною православною нашею церковию во всем согласны, как волохи, молдавы, сербы, долматы, болгары и самые его великого государя подданные черкесы и все греки, от которых вера наша православная принята, все народы согласно лета свои счисляют от Рождества Христова в восьмой день спустя, то есть января с 1 числа, а не от создания мира”. Под именем черкасы ~ черкесы были известны украинские казаки и жители Северного Кавказа. В данном случае подразумевались жители Украины (окраины) малороссийской.

Курбангали Халид, изучавший этнографию тюркских народов, ссылаясь на знатока генеалогии Актайлак-бия, сообщает, что среди 62 поколений дештикипчакских узбеков (alpıs yeki bawlı özbek) самыми известными являются ногаи, казахи, башкиры, кипчаки, туркмены, черкесы и тептяри . В сочинении Кадыргали-бия Джалаири "Джами ат-таварих” ("Сборник летописей”) встречается этот термин в виде çerkes ~ çerkez в следующих примерах: tağ’da – tuman, qır’da – çerkes, oy’da – yeştek ‘в горах – область, выставляющая tümän, т.е. тюмень (войско в 10 000 человек), в холмистой степи – черкесы, в низменных лесах – сибирские татары’, ср. также выражения oy’da – orus, qır’da – tatar ‘в лесах – русские, в степи – татары’, näsrät qılıçın çapıb çerkes bilän tatar’ğa ‘мечом победы поразил черкесов и татар’, orus wä çerkez’ge ‘русским и черкесам’. Русские словом черкес называли горских татар: кумыков, карачаевцев, балкарцев, а также представителей адыгейских народностей.

В произведениях А.И. Полежаева, участвовавшего в Кавказской войне, синонимами названия тюркоязычного народа, проживающего в Северном Дагестане – кумыки являются слова татары, черкесы и, иногда, тавлинцы . В романе М.Ю. Лермонтова "Герой нашего времени” местное кумыкское население, проживавшее близ русского укрепления, построенного в урочище Таш-Кечу (тюркск. Taş keçüw), букв. ‘Каменный брод’, также именуется татарами и черкесами. Персонаж произведения Л.Н. Толстого "Рубка леса” говорит: "У нас черкес... не один, а разные есть. Есть такие тавлинцы, что в каменных горах живут”.

Слово черкес ~ черкас является фонетическим вариантом тюркской синтагмы qır qaz, букв. ‘степные, дикие гуси’ – так назывались воинственные роды разного происхождения, вольно кочующие в степях и на предгорных равнинах. Это слово в тюркских языках получило закономерные звуковые формы: qırqız ~ qırğız ~ hırhıs; кроме того, отмечается многообразие в письменном отражении этнонима в иных языках: quirquez, circassien, cercass, chirkass, chircase, kirghiz ~ kirghis, chergis ~ cherkis, kerges, herhis, hirgis, hirhiz, hirkis, hirtis, girtis, черкас ~ черкес, çerkez ~ çerkes, tarquas ~ tarcas, tergiss, киргиз ~ кыргыз и т.д. Под этим прозванием среди крымских, поволжских татар и башкир были известны кочевые племена северо-западного Казахстана, представлявшие собой боевую мощь Золотой, а затем и Большой Орды. Второй компонент словосочетания qaz ‘гусь’, к которому был добавлен суффикс -aq , образовал новое слово qazaq и значение, прежде бывшее метафорическим, стало прямым – ‘удалец; вольный степняк, жизнь которого проходит в военных походах и битвах’.

В результате политических разногласий, отделения и переселения в конце XV века части дештикипчакских племен с территории Узбекского государства (Приаральские степи) в западную часть Моголистана (Jetisuw, Семиречье) сепаратистов называли узбек-казаки ‘узбекские казаки’, затем – казаки. В Казахстане слово qazaq (cм. ход формального развития слова: *qır qaz > qır qazaq ~ qır qazağı > qazaq) со временем превратилось в этноним, самоназвание народа. Шведский ученый-путешественник И.П. Фальк (1727 – 1774) о происхождении термина казах писал следующее: "Издавна киргизы разделились на три отдельные орды, т.е. скопища (Horden) или (Orden) , a каждая орда – на десять центурий, или тысяч. "Кёргер”, люди степи, – так называют киргизы Большую Орду (Koerger). Обе другие орды присвоили себе наименование "кир-казак” от слова "кир” – пустыня и "казак” – смельчак” . Судя по наличию в алтайской антропонимической системе имени Qırğızaq, от которого образована фамилия Кыргызаков, а также по встречавшемуся прежде в речи русских поселенцев в Семиречье варианту слова киргиз – киргизяк , можно сделать вывод о том, что от сложного слова qırqaz аффиксальным способом (qırqaz + аффикс aq) образовались три фонетических варианта одной и той же производной лексемы: qırqazaq ~ qırğazaq ~ qırğızaq. В семантической структуре синтагмы qır qazaq (первый тип изафетной связи слов) ~ qır qazağı (второй тип изафета) произошли изменения – это словосочетание утратило метафоричность и приобрело прямое значение ‘степной казак’, так как второй её компонент, осложненный аффиксом и перешедший в разряд социальных терминов, перестал соотноситься с исходным словом, обозначающим вид перелетной птицы. Далее, реализация принципа экономии в речи привела к сокращению определения qır ‘степь; степной’ как избыточного, так как само слово qazaq уже обозначало простого воина-обитателя степных пространств.

Посланник эмира Тимура архиепископ Иоанн де Галонифонтибус в сообщении о народах Кавказа упоминал "белых” и "черных” tarcasi, обитавших в стране, называемой Ziquia sive Tarquasia ‘Зихия ~ Джихия (грузинск. Джикетия), то есть Черкесия (абхазск. Черкезия)’. Он отметил, что "черные” черкесы – жители гор "имеют свой собственный язык и свою письменность. Что касается их религии, то в некоторых обрядах и постах они следуют грекам” . Итальянский историк XVII века А. Ламберти, перечисляя в своем сочинении народы западного и центрального Кавказа, приводит следующие сведения: "Ближайшие к Мингрелии сванеты, далее: абхазцы, аланы, черкесы, зихи и карачоли. Карачоли живут также на севере Кавказа. Иные называют их Кара-киркез (Caraquirquez), т.е. черные черкесы... Говорят они по-турецки, но так скоро, что трудно их расслышать” . В несколько измененной форме слова – caracholi А. Ламберти воспроизвел самоназвание карачаевцев – qaraçaylı, букв. ‘жители Карачая’. Относительно имени кара-киркез можно привести лексико-семантическую параллель – вспомнить название северной части другого тюркского народа, обитателей Алатауских гор кара-киргизов (qara qırğız). В приведенном перечне народов именем сванеты названы сваны, зихами – предки адыгейцев и абазин, аланами – балкарцы, черкесами же названы кабардинцы . В "Записках” И.А. Желябужского при описании осады русскими войсками города Азова упомянуты воюющие на стороне русского царя черкасы запорожские (запорожские казаки) и их противники черные черкасы, вместе с крымскими и кубанскими татарами, ногайской конницей поддерживавшие азовских татар и турецких янычар . Таким образом, тюркоязычный народ карачаевцы были известны как саrа quirquez, букв. ‘черные, т.е. северные либо западные, черкесы’, близкородственные им балкарцы – как chirkassi petigorski ‘бештауские черкасы’ (см. карту, составленную в 1562 г. английским путешественником А. Дженкинсоном).

Разнообразие в фонетической передаче исходной формы qır qaz соответствует известным в языкознании законам корреляции звуков речи. Звуковые процессы, изменяющие облик слова, могут быть связаны с акустическими, артикуляционными либо фонологическими факторами. В результате фонетической субституции специфическая фонема [q] в некоторых тюркских языках заменяется звуком [h]: qırqız > hırhıs. В сильной позиции, т.е. перед гласным, он становится звонким [ğ]: qırqız > qırğız. Для тюркских языков в диахронии мы наблюдаем некоторую редукцию гласных в конечных сегментах слов: tutqan ‘схвативший; схваченный’ ~ tutqın ‘полоненный; узник’, qaçqan ‘убежавший’ ~ qaçqın ‘беглец’, taşlaq ‘местность, где много камней; каменистое место’ ~ taşlıq ‘каменистый; нечто, имеющее отношение к камням’, arqalı ‘по внешней стороне’ ~ arqılı ‘через, посредством’. Это же явление характерно для этнонима qırqaz > qırqız. Во многих тюркских языках звонкие согласные в конце слов оглушаются, например: qız > qıs ‘девушка; дочь’, qırqız > hırhıs ‘киргиз’.

В иных языках, где отсутствует заднеязычный звук [q], в начале слова он был заменен обычной фонемой [k]: kirghiz ~ kirghis, либо акустически близкой [t]: tergiss, tarquas ~ tarcas; ср. в русских диалектах аналогичное чередование звуков: руки > рути, казакский > казатский > казацкий, Колчак > Толчак , в "Слове о полку Игореве”: тюркск. qıpçaq > капчак > топчак . Чередование звуков [k] и [t] встречается, например, в башкирских диалектах: kerpe ~ terpe ‘ёж’, в галицком диалекте караимского языка: tiz ~ kiz ‘осень’, til ~ kil ‘язык’, в мишарском диалекте татарского языка: telä- > kelä- ‘желать’, в одном из говоров казахского языка: jay-küy > jay-tüy ‘положение’.

Для ряда неродственных языков мира характерным является переход фонемы [k] в позиции перед гласными переднего ряда в звук [ç]. См., например, историческое чередование звуков в русском языке: *kelnъ > член, пеку > печёшь, казак + ий > казачий, кипчак > чипчак (у поэта Г.Р. Державина) ; в итальянском языке: cinquecento – чинквеченто (в истории итальянской культуры название XVI века), cembalo [чембало] – вид музыкального инструмента, cicerone [чичероне] – гид, проводник; в монгольском языке: кинжал > чинжал хутга; та же мена согласных встречается и в тюркских языках: уйгурское местоимение kim ‘кто?’ имеет диалектную форму произношения – çim, азербайджанское слово uruq ‘семя, косточка плода’ иногда звучит как uruç.

Для адыгских языках характерна субституция фонемы [k] в виде замены ее вариантом [ç] в разных позициях: тюркск. kebenek ~ kebene ‘кобеняк, верхняя одежда из тонкого войлока для защиты от холода и дождя, носимая пастухами и воинами’ > кабардинск. gubaneç ‘подкольчужная рубашка’; тюркск. имя собственное Kazbek > Kazbeç ~ Kazbiç ‘Казбек’; карачаево-балкарск. Terk, грузинск. Terg, старорусск. Терк (от тюркск. terk ‘быстрый’) > кабардинск. Terç – река Терек; тюркск. bereket ‘благо; изобилие’ (из арабск. bäräkät ‘изобилие; благоденствие; благодать’) > кабардинск. berçet ‘изобилие’; тюркск. kirt ‘местожительство’, в переносном значении, видимо, ‘оплот; люди, проживающие в определенном месте’ > встречающиеся в нартовском эпосе варианты слова Kirt ~ Çirt ~ Kit ~ Çit.

автор ИЛИУФ Хаджи-Мурат Шаяхметович, кандидат филологических наук, г. Семей, Казахстан.

Начало - здесь.
Категория: Военная история тюрков | Добавил: Zhan (19.12.2012)
Просмотров: 3129 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0