Главная » Статьи » Советский Казахстан » 1917-1939 годы

1917-й год и российские мусульмане - от революции к распаду
А.Хабутдинов: 1917-й год и российские мусульмане - от революции к распаду
00:48 24.05.2012

1917-й год: от революции к распаду

95-я годовщина Февральской революции во многих общефедеральных средствах массовой информации рассматривалась меньше всего как событие истории. В публикациях, посвященных каждому дню революции, анализировался ход и механизм превращения волнений в события, безвозвратно изменившие весь ход российской истории.

Понятно, что такой интерес вызван ростом общественной активности в России и особенно "арабской весной". К счастью, в 2012 году нашей стране не грозит гражданская война или распад, как это было в 1917 и как происходит в ряде стран мусульманского мира сегодня. 95 лет назад многие местности и народы стремились к обособлению, не понимая, что тенденции единства на евразийском пространстве тогда преобладали. В конечном итоге целостность большей части Российской империи восстановили большевики. Однако гражданская война запустила механизм насилия и уничтожения миллионов, который наиболее кроваво проявил себя в годы коллективизации, а затем большого террора 1937 года. Эта кровавая основа единства, опасения нового витка насилия во многом подтолкнули механизм распада СССР в 1991 году.

Автор этих строк ни в коем случае не собирается оспаривать целесообразность национально­государственного устройства СССР, а сейчас СНГ. Однако скорость и механизмы этих изменений были связаны с поспешностью и насилием. Еще Исмаил Гаспринский в конце позапрошлого века был сторонником постепенного превращения Российской империи в славянско­тюркский союз, вероятно, по образцу Австро­Венгерской империи. Причем Гаспринский был сторонником единой российской гражданской нации, конституционной монархии и правового государства. Он считал, что этих целей можно добиться только постепенно, воспитав из людей, покорных своим общинам и правителям, свободных и ответственных граждан.

Гаспринский верил в союз короны и страны. Уже в прошлом столетии Петр Аркадьевич Столыпин стремился провести реформы сверху, а лидер либералов в мусульманской фракции Государственной Думы верил, что общество само способно провести реформы. Столыпин и Максуди оба надеялись на 20 лет мирного и свободного развития, которые подняли бы не только уровень производства на душу населения в России на западноевропейский уровень. Они верили, что россияне превратятся из подданных в граждан. Наоборот, большевикам и традиционалистам хотелось бы сохранить тотальный контроль за россиянами, и большевики этого добились умелым сочетанием насилия и преимуществ для наиболее лояльных и полезных для себя. Сегодня, через 95 лет, попытаемся понять, как окончательно разбилось зеркало единства российских мусульман весной 1917 года.

Садри МаксудиПервым аналитическим откликом на революцию была статья Садри Максуди "Наши задачи при современном политическом положении", опубликованная 4 марта 1917 года в оренбургской газете "Вакыт". В ней Максуди поставил перед российскими мусульманами ряд основных задач. Во-первых, не утрачивать хладнокровие и четко разработать требования, которые нация должна предъявить новому правительству. Затем необходимо сотрудничать с новым правительством и помогать его органам на местах, стараясь обеспечить в них максимальное представительство мусульман. Для решения этих целей необходимо провести совещание при фракции в Государственной Думе и ее бюро. Наконец, несмотря на политические, социальные и экономические различия двадцати пяти миллионов российских мусульман и партийные различия, Максуди призвал к отказу от партийных распрей и племенных различий во имя национального единства. Он призвал к обсуждению всех потребностей уммы и нахождению ею единого пути для скоординированных действий. В заключение Максуди прямо обратился к Богу с просьбой направить на верный путь.

I Всероссийский мусульманский съезд в мае 1917 года проходил на деньги и во многом под контролем татар. Это было понятно чисто технически, так как татары жили по всей России, но было неправильно психологически. Такое превалирование татар, по образцу всероссийских мусульманских съездов 1905–1906 и 1914 годов, вызвало сопротивление большинства представителей других народов, выступавших за преобладание интересов каждой из этнических групп над общими интересами мусульман России. Фактически радикальное и социалистическое большинство съезда оказалось в союзе с консерваторами в стремлении не допустить создания эффективных общероссийских органов. Именно на этом съезде был положен конец идеям политического, административного и экономического единства мусульман России, разработанных в свое время Гаспринским и его соратниками. На съезде победила идея создания отдельных наций на конкретных территориях. Благодаря этому все резолюции съезда, за исключением резолюции о типе автономии, фактически еще на съезде превратились в декларации, не имеющие никакого механизма реализации.

Участники I Всероссийского мусульманского съезда. Май 1917 г. МоскваОсетин Ахмед Цаликов не сумел обеспечить большинство сторонников экстерриториальной автономии на съезде. Вопрос о власти был изъят с повестки дня российской уммы и перешел на уровни таких отдельных этнических групп, как мусульмане Туркестана, казахи, крымские татары, башкиры, мусульмане Кавказа и, наконец, татары Внутренней России и Сибири. Надежда на центральное правительство оказалась иллюзией, так как оно все больше утрачивало власть. Наиболее квалифицированную оценку у татар такому положению дал писатель и эсер Галимджан Ибрагимов, оказавшийся не в состоянии учесть выделение только такой этнической группы, как башкиры. Он утверждал, что единство мусульманских народов должно быть политическим и экономическим, но не религиозным и культурным. Но и здесь Ибрагимов призывал к созданию пяти отдельных штатов: Казахстана, Кавказа, Туркестана, Татарстана и Крыма. Классик татарской литературы считал, что силой жизненных обстоятельств тюрки России разделены на пять наречий. Ибрагимов констатировал, что положение женщин Кавказа или Туркестана со стороны их грамотности, прав и жизненного статуса отличается от мусульманок Европейской России. Средневековье наносило смертельный удар по джадидским идеалам равенства и братства.

Таким образом, уже в мае 1917 года в Москве на I Всероссийском мусульманском съезде тюркскому единству был нанесен двойной удар. Один - со стороны консерваторов и части социалистов, провозгласивших территориальную автономию и создавших чисто декларативный общероссийский Милли Шуро - Национальный Совет. Другой - со стороны социалистов, так как их резолюции о равноправии женщин и земельном разделе (передел земли по числу едоков) только укрепили мусульман Кавказа, Казахстана, Туркестана и Приуралья в желании разорвать связи с мусульманами центральных районов.

Представители окраин выступали за федерирование своих областей, в отличие от татар, которые не верили, что правительство даст воссоединить разрезанные по разным губерниям и заселенные русскими территории. Фатих Карими, не возражая принципиально против федерации, говорил о цене, которой придется заплатить татарам. Он предсказывал, что татары окажутся в меньшинстве во всех штатах и тогда "правила мусульман будут рассматриваться в парламенте своего штата, и из­за того, что они там будут в меньшинстве, то не будут в состоянии их защитить". При этом разрозненные мусульмане проведут меньше депутатов в общефедеральный парламент и не смогут защитить свои интересы на общегосударственном уровне. Но вера в сильный общероссийский парламент была утрачена из­за быстрого роспуска I и II Госдум и отсутствия представительства большинства российских мусульман в III и IV.

Участники Февральской революции 1917 г. МоскваСторонникам единства мусульман России удалось создать представительный (Мэркэз Милли Шуро - Центральный (Всероссийский) Национальный Совет) и исполнительный (Исполнительный комитет, Милли Шуро - Искомус) органы мусульман России во главе с Ахмедом Цаликовым. Из­за концентрации мусульман на местной политике они не достигли реальных результатов. К тому же молодежь в Харби Шуро (Военный Совет), уфимские левые эсеры, Мусульманский социалистический комитет и радикализирующиеся элементы на местах выступали за ориентацию на собственно татарские нужды.

25 июня 1917 года на заседании Милли Шуро Садри Максуди призвал его членов "подчиняться постановлениям образовавшего его мусульманского съезда" и встать над интересами отдельных этнических групп во имя общих интересов мусульман России. Ведь на майском съезде Милли Шуро был провозглашен высшим органом российских мусульман. Этот тезис Максуди сразу же подвергся критике лидера Харби Шуро Ильяса Алкина. Таким образом, даже среди представителей татар не было единства по поводу деятельности Милли Шуро. В итоге только большевики сумели выиграть, расколов своих многочисленных противников. Но большевистское единство оказалось связано с террором, который не пережил почти никто из мусульманских лидеров, оставшихся на территории СССР.

Сегодня начался новый этап интеграции евразийского пространства, основанный на объединении суверенных государств. Постараемся же не упустить свой шанс на создание процветающих правовых государств, объединяющих свободных граждан, хотя бы в новом тысячелетии.

Айдар Хабутдинов, доктор исторических наук
23.05.2012 |

Источник - islamsng.com
Категория: 1917-1939 годы | Добавил: Marat (24.05.2012)
Просмотров: 887 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0