Главная » Статьи » Советский Казахстан » 1917-1939 годы

Конец атамана
31 октября 1919 года после трехдневных боев на улицах города пал Петропавловск. Его падение стало завершающим аккордом так называемого Тобольского сражения, которое почти три месяца шло в междуречье рек Тобол и Ишим. Это была последняя попытка сибирских войск верховного правителя России адмирала Александра Колчака задержать наступление красных войск, которое началось в июле-августе этого же года после разгрома белых армий в сражении под Челябинском. 14 ноября 27-я стрелковая дивизия красных ворвалась в Омск, совершив за сутки стокилометровый марш по тылам белых. Два дня в городе продолжался хаос, его грабили как атакующие красные, так и отступающие белые, горели склады. К тому же в городе было множество больных тифом и испанкой, смертность была колоссальной. Большая часть гарнизона в виду полной своей деморализации сразу капитулировала, наиболее непримиримые к советской власти части, среди них почти все сибирские казаки, вместе со штабами и десятками тысяч беженцев отступили на восток и север. В суровых условиях сибирской зимы в своем большинстве они были обречены. К февралю 1920 года в Забайкалье добралось не больше одной пятой части от всей колчаковской армии и сопровождавших ее беженцев.

Захват Омска в 1919-м стал переломным моментом в гражданской войне в восточной части бывшей Российской империи. Одновременно провалилась сделанная годом ранее, 18 ноября 1918 года, ставка иностранных держав на военную диктатуру в борьбе с большевиками, когда в том же Омске при их поддержке был осуществлен переворот в пользу адмирала Колчака.

Демократическая альтернатива

Вооруженный переворот в Петрограде, который был совершен 25 октября 1917 года членами партии РСДРП(б), (Российской социал-демократической партии большевиков) и который позднее в СССР назвали Октябрьской социалистической революцией и стали отмечать по новому стилю 7 ноября, не имел особой поддержки в России. Это особенно наглядно было продемонстрировано на выборах в Учредительное собрание, где партия большевиков получила меньше 20 процентов мест. Большинство мест в Учредительном собрании оказалось у представителей партии социалистов-революционеров (эсеров), как ее правого, так и левого крыла. Причем правые эсеры доминировали в Учредительном собрании, что было неудивительно, так как их поддерживало сельское население, которое больше всего хотело сохранить землю, полученную после Февральской революции 1917 года. Разогнав в январе 1918-го Учредительное собрание, большевики продемонстрировали нежелание уступать власть правым эсерам и в союзе с левыми эсерами установили собственную диктатуру.

Естественно, что после разгона собранного с таким трудом Учредительного собрания правые эсеры начали собственную борьбу с большевиками. Для последних это был очень опасный противник. Эсеры не только признавали право крестьян на землю, но и пользовались поддержкой значительной части рабочих профессиональных союзов. Они фактически действовали с большевиками на одном социалистическом поле, к тому же к ним присоединились еще и меньшевики из РСДРП(м).

Когда 25 мая 1918 года практически на всем протяжении Транссибирской железной дороги начались столкновения с красногвардейцами частей Чехословацкого корпуса, направлявшегося во Владивосток для эвакуации из России, политическое руководство в Поволжье и в Сибири в основном перешло к социалистическим партиям. Так, в Самаре 8 июня начал действовать так называемый Комитет членов Учредительного собрания (Комуч). Комитетом было создано правительство, в котором преобладали эсеры с участием одного меньшевика в качестве министра труда, была также сформирована армия, первым командиром которой стал подполковник Капель. В начале июля его отряды и чехи заняли Уфу, 7 августа была взята Казань.

8 августа начались восстания рабочих и крестьян против большевиков в районах Ижевска, Воткинска и Сарапула в Прикамье. Во главе восставших встали местные Советы, в которых преобладали эсеры и меньшевики. Во всех районах Поволжья формировались так называемые «Народные армии» Комуча. В том числе в Уфе началось формирование башкирских частей во главе с Заки Валиди, в Казани – татарских. В состав Комуча вошли видные представители Алаш-Орды Алихан Байтурсынов, Джанша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев.

Для большевиков сложилась угрожающая ситуация. Основная угроза была связана с тем, что идея решения проблем России с помощью созыва Учредительного собрания обладала большим идеологическим потенциалом. Демократическая республика была привлекательна для эсеров, меньшевиков, которые в свою очередь могли поспорить с большевиками за поддержку рабочих и крестьян. Восстания в Ижевске и Воткинске наглядно продемонстрировали возможную перспективу. К тому же крестьяне были недовольны конфискациями продуктов и разрушением рыночного хозяйства в результате проводимых большевиками радикальных социалистических экспериментов. Кроме того, идея федерализации России после Учредительного собрания выглядела привлекательной для представителей национальных движений, в частности Алаш-Орды.

Эсеры и меньшевики, составлявшие руководство Комуча и обладавшие влиянием также и в Сибирском правительстве, были готовы согласиться с будущей федерализацией России. Однако против этого резко выступали правые военные, особенно представители казачьих войск. В самом общем смысле они выступали за централизацию власти в будущей России, в частности же казаков и часть офицерского корпуса интересовало сохранение всех прежних правил и привилегий, последнее имело отношение к казачьему землепользованию.

В то же время демократическая процедура требовала учета интересов слишком большого числа заинтересованных сторон, на согласование уходило очень много времени. В организации дела умеренные социалисты явно проигрывали своим решительно настроенным коллегам – большевикам. Последние смогли быстро оправиться от первых поражений и организовали наступление, 28 августа 1918 года они заняли Симбирск, а 10 сентября – Казань. Восставшие ижевские и воткинские рабочие, всего до 20 тыс. человек, вынуждены были отступать на восток. В это время с фронта начинают уходить чешские войска, ситуация становится критической.

В течение августа-сентября социалисты и правые военные пытаются договориться друг с другом на основе продолжения борьбы с большевиками, в переговорах принимает участие и делегация Алаш-Орды. 23 сентября в Уфе было объявлено о создании временной Директории на срок до 1 января 1919 года. За это время планировалось созвать все-таки Учредительное собрание и передать ему власть. Однако 10 октября большевики захватили Самару, и Комуч эвакуировался в Уфу, где и был распущен после переворота, совершенного адмиралом Колчаком 18 ноября 1918 года.

Правые военные пришли к власти при поддержке западных союзников. Все вместе они, очевидно, полагали, что военная диктатура позволит добиться успеха там, где не получилось у довольно аморфного демократического правительства Комуча, не способного принимать жестких решений. В то же время на деле военные, организовав переворот, оказали большевикам большую услугу. После ухода с политического поля их социалистических оппонентов у большевиков больше не осталось конкурентов в борьбе за симпатии рабочих, крестьян и национальных меньшинств.

Хотя правительство Колчака смогло организовать армию по старому образцу, провести для этого мобилизацию, получить помощь от западных союзников, оно в итоге потеряло социальную базу. В отличие от умеренных социалистов военная диктатура не считала нужным обсуждать вопросы профсоюзов, 8-часового рабочего дня, право крестьян на землю и прочее. Все вопросы должны были быть отложены до победы над большевиками. И это привело к началу массовых крестьянских восстаний, а затем и выступлений рабочих Челябинска, Екатеринбурга, Омска, Иркутска против колчаковских войск. В самые критические моменты на фронте войска из числа мобилизованных часто бросали позиции и переходили на сторону большевиков. Так было во время сражения под Челябинском, где сначала сразу три дивизии (11-я, 12-я, 13-я) перешли на сторону красных, а затем в критический момент боев за город еще до 12 тысяч рабочих пополнили их ряды, что решило исход боев.

Естественно, что белые не могли рассчитывать и на поддержку национальных меньшинств. Идея большевиков о праве наций на самоопределение была предпочтительнее лозунга о восстановлении прежней империи. В 1919 году на сторону красных перешли башкиры, затем казахи из Алаш-Орды. И те и другие не симпатизировали большевикам, но в ситуации выбора между ними и Колчаком решение напрашивалось само собой. Вообще самые надежные части Красной армии формировались как раз из числа представителей национальных меньшинств. Например, той же осенью 1919-го во время боев на Южном фронте под Орлом и Воронежем наступление Добровольческой армии на Москву во многом было остановлено усилиями Литовской и Эстонской дивизий и бригады украинских червонных казаков.

Разница в толковании земельного и национального вопросов, по сути, и предопределила поражение белых армий. Правые военные не смогли ничего предложить населению, рабочим, крестьянам и национальным меньшинствам, кроме идеи восстановления призрака бывшей империи.

Осколки былого величия

Расположенные к востоку от Волги казачьи войска – Уральское, Оренбургское, Сибирское и Семиреченское – после недолгих колебаний полностью поддержали белое движение и были с ним до его конца. Здесь практически не было красных казаков, которые часто встречались на Дону и Кубани. Причина заключалась в особом статусе восточных казачьих войск, которые находились на территориях, которые все еще активно колонизировались. Соответственно казаки как опора империи пользовались не просто сословными привилегиями, они располагали большими массивами земель, излишки которых они сдавали в аренду казахам и крестьянам-переселенцам. Это приводило к тому, что казаки здесь в основном были весьма зажиточны, бедняков было очень мало, но был высок и уровень противоречий как с казахами, у которых собственно и были изъяты земли для нужд казачьих войск, так и с крестьянами, которым земли не хватало.

В результате двух революций – сначала Февральской, а затем и Октябрьской – привилегированное положение казаков оказалось под угрозой, как и юридический статус контролируемой ими земли. Государство их уже не защищало, соответственно они с готовностью поддержали реакционных военных, которые обещали им восстановить статус-кво. Это привело к резкому обострению их отношений с крестьянами. Везде, от области Уральского и Оренбургского войск до Сибирского и Семиреченского, борьба казаков с крестьянами составляла основное содержание гражданской войны на местах. Эта борьба была очень ожесточенной, стороны друг с другом не церемонились, сжигали деревни и станицы, убивали массы гражданского населения. Так во время восстания крестьян в августе 1919 года на Бийской линии, к северу от Усть-Каменогорска, восставшие в один из дней казнили больше трехсот казаков станицы Чарышской. В свою очередь казаки сжигали села и убивали взятых в плен повстанцев. В Семиречье казаки и крестьяне вели борьбу на уничтожение. В Уральской области казаки сражались против частей Красной армии, составленной из крестьян Поволжья. Вопрос стоял «кто – кого» и кто будет хозяином земли.

Естественно, что пока Сибирское правительство Колчака контролировало положение дел, казаки доминировали над крестьянами, но после его поражения ситуация резко изменилась. Зимой 1919-го начался исход казаков из занимаемых ими районов, зачастую вместе с семьями – они знали, что после поражения их не ждет ничего хорошего. Из района Усть-Каменогорска и Бийской, Иртышской и Семипалатинской линий казаки уходили в Монголию, из Кокчетава, Акмолинска, Петропавловска и Омска – на восток с войсками Колчака и на юго-восток с оренбургскими войсками атамана Дутова. Эти переходы происходили в суровых зимних условиях при нападениях со стороны партизан, в ситуации голода и болезней. Так, Оренбургская армия Дутова 29 ноября 1919 года из района Акмолинска, увлекая за собой местных казаков, вынуждена была через Каркаралинск направиться в Северное Семиречье. По дороге половина ее состава и большая часть беженцев погибли от холода, голода и болезней. В эту же зиму 5 января 1920 года уральские казаки сдали Гурьев. С генералом Толстовым в поход на Мангышлак отправились до 10 тыс. казаков и примерно столько же беженцев из станиц, расположенных от Уральска до Гурьева. До форта Александровского, ныне Форт-Шевченко, через месяц дошло всего только 2 тыс. человек. Еще меньше добралось в итоге с Толстовым до Красноводска.

Разгром казачьих войск был сокрушительным. В конце 1919 года все они были распущены. Так, 2 декабря 1919 года Сибревком своим указом ликвидировал войско как автономную сословно-организованную и административно-территориальную единицу. Все земли были переданы в государственный фонд. Однако победители из крестьян-переселенцев также в итоге остались не удовлетворены. Казачьи земли им не достались, что в итоге в 1920-х годах вызвало серию восстаний бывших партизан и бойцов Красной армии против Советской власти. Но данная власть была весьма последовательна. Она стремилась создать унифицированное государство, где не должно было быть частной собственности на землю и рынка сельхозпродукции. Поэтому она последовательно ликвидировала все, что считала препятствием на своем пути. Сначала это были казаки, затем крестьяне-переселенцы, и, в конце концов, кочевники-казахи, подвергнутые насильственной и кровавой седентеризации – процессу оседания на землю.

В любом случае выиграла Советская власть, но потом она исчезла, и мы сегодня имеем дело с ее наследством. Так или иначе, но начинать с чистого листа проще, нежели выяснять в тяжелой борьбе, кто прав и кто имеет больше прав. Коммунисты зачистили поле, и только от нас теперь зависит, что мы на этом поле построим.


Автор: Султан Акимбеков

Категория: 1917-1939 годы | Добавил: Marat (27.09.2011)
Просмотров: 701 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0