В.Хлюпин: Елдаши на марше. Суд в Усть-Каменогорске – попытка реабилитации фашистских приспешников в Казахстане (часть 2-ая) - Туркестанский легион, хиви, военнопленные - Советский Казахстан - Историческая рубрика - Казахстанский военный сайт
Главная » Статьи » Советский Казахстан » Туркестанский легион, хиви, военнопленные

В.Хлюпин: Елдаши на марше. Суд в Усть-Каменогорске – попытка реабилитации фашистских приспешников в Казахстане (часть 2-ая)

Продолжение. Начало - http://military-kz.ucoz.org/publ/sovetskij_kazakhstan/turkestanskij_legion_khivi_voennoplennye/v_khljupin_eldashi_na_marshe_sud_v_ust_kamenogorske_popytka_reabilitacii_fashistskikh_prispeshnikov_v_kazakhstane_chast_1_aja/13-1-0-260

III. Проклятые солдаты

Читая книги Садыковой, поражаешься. Она, действительно, проделала немалую работу, собрала материал, изложила его в книгах и статьях. При этом почти не передергивает факты, не пытается фальсифицировать источники, она… опираясь на источники, однозначно говорящие "черное", делает свой вывод – "белое".

С фашистами Чокай не сотрудничал, просто ездил по концлагерям и агитировал военнопленных вступать в "освободительную армию", которая вместе с Рейхом и в составе Вермахта должна воевать против "советов"? Сон разума… Чокай умер до формального образования "легиона" и поэтому не виноват…. Детский лепет. Вне всякого сомнения, подготовительная работа, которой он занимался, была направлена на вербовку солдат "легиона", солдат-изменников. Можно называть это как угодно: "беседы, лекции, встречи". Он ездил по лагерям по заданию немецкого командования и призывал сотрудничать с немцами. Фашисты отравили, потому что отказался сотрудничать? Да зачем такие сложности, отправили бы в концлагерь и дело с концом.

Б.Садыкова: "Туркестанский легион в составе Восточных легионов был создан в апреле 1942 года. Не все подразделения легиона оправдали надежды фашистов. В 1943 году ряд частей Туркестанского легиона решено было использовать для охраны железных дорог, поскольку участились случаи перехода легионеров на сторону французского Сопротивления".
В.Х. Существенно уточним. Первые "туркестанские" воинские формирования Вермахта были созданы осенью 1941 года. Прежде чем часть "туркестанцев" попала в железнодорожную охрану во Франции, они успели непосредственно повоевать против советской армии на Северном Кавказе, против партизан в Украине, Крыму, Белоруссии, Югославии, Польше, Италии. Совершенно непонятно почему Б.Садыковой так понравилось искать следы "туркестанцев" именно во Франции и в архивах Швейцарии. Хотя, понятное дело, это приятнее, чем фиксировать следы их антипартизанской "работы" в Белоруссии и на Украине. На самом деле во Франции трудилась незначительная часть легионеров, а связь с этой страной ограничивалась тем, что практичные немцы, дабы не смешивать и не путать, обмундировали турк-воинство в потешные мундиры французских пожарных (захваченные как трофеи). Только за особые заслуги и далеко не всем подразделениям легиона было со временем разрешено носить немецкую военную форму.

Сама Б.Садыкова пишет: "В конце августа 1941 года была начата работа специальной комиссии Восточного министерства (Остминистериума) [Рейха], которая отделила тюркских военнопленных (представителей народов Поволжья, Средней Азии, Кавказа) от других. Отобранные военнопленные были размещены в специальных лагерях на оккупированных территориях Польши, Прибалтики, Белоруссии и Украины. Один из первых экспериментов по созданию военных формирований был проведен с тюркскими мусульманскими народами, которые, по мнению немецкой стороны, были наиболее оппозиционно настроены к советской власти. OKH (Oberkommando des Heeres - Верховное командование сухопутными войсками) отдает 15 ноября 1941 года приказ создать при каждой дивизии группы армии "Юг" по одной сотне "из военнопленных туркестанской и кавказской принадлежности", которые позже были объединены при 444-й дивизии под Запорожьем в Туркестанский полк. Впоследствии на базе полка был сформирован 444-й тюркский батальон. Полк использовался на охранной службе. Однако ни этот полк, ни образованные почти в этот же период 450-й туркестанский пехотный батальон под командованием майора Андреаса Майер-Мадера и батальон "Бергман" ("Горец") под командованием Теодора Оберлендера не были включены в состав сформированных в начале 1942 года Восточных легионов и действовали автономно".

Разберемся по порядку. Действительно, первоначально был создан не "Туркестанский легион", а "Туркестанский полк". Приказом от 15.11.1941 г. в составе 444 охранной дивизии (центр формирования – Запорожье), впоследствии это полк был переименован в 811-й туркестанский батальон. Затем был сформирован Туркестанский батальон спецназа. В начале 1942 г. в лагере в пос. Легионово, Польша. Командир – майор Майер-Мадер, затем капитан Эрнике. В мае 1942 г., приказом по Южной группе войск, на базе штаба 162-й пехотной дивизии Вермахта в городе Ромны Полтавской области (командир – майор Эберль). В конце 1942 г. из лагеря в Легионово были направлены на Восточный фронт 6 туркестанских "полевых батальонов" (450, 452, 781, 782, 783, 784). В начале 1943 г. еще 5-ть (785, 786, 787, 788, 789-й), во второй половине 1943 года еще три (790, 791, 792). В лагере в Ровно были сформированы и ушли на фронт 12 батальонов (I/29, I/44, I/76, I/94, I/100, I/295, I/297, I/305, I/370, I/371, I/384, I/389).

Каждый батальон имел в своем составе три стрелковые, пулеметную и штабную роты по 130-200 человек в каждой роте (численность варьировалась). Каждый батальон это 800-1000 солдат, из них 40 – немецкие офицеры и унтер-офицеры. В каждом батальоне были на вооружении по 3 противотанковые пушки, 15 минометов и 52 пулемета.

Отдельно было создано 7 туркестанских строительных и 5 туркестанских рабочих батальонов (их формировали летом-осенью 1943 в Польше, одно время все они входили в т.н. саперную бригаду "Боллер", 111 туркестанских отдельных рот.

В мае 1943 г. т.н. "южный туркестанский легион" был переформирован в 162 тюркскую пехотную дивизию под командованием известного германского востоковеда и, по совместительству, генерала фон Нидермайера, затем его сменил генерал фон Хейгендорф.
Дивизия была одной из самых малочисленных и состояла из трех полков: 303 туркестанского и 314 азербайджанского, артполк был преимущественно укомплектован немцами, кавдивизион – казахами и киргизами. Формировалась дивизия в Нойхаммере (Силезия), в сентябре 1943 она убыла на фронт, сначала воевала с партизанами на севере Югославии, потом в Италии. В восточном Крыму активно боролся с партизанами I/370 батальон.

Туркестанский батальон спецназа (руководили формированием майор Майер-Мадер, после его убытия в легион – обер-лейтенант и профессор Оберлендер, оба – кадровые разведчики). Впоследствии батальон получил №450: использовался в ликвидации партизанского движения в районе гг. Глухов и Ямполь, с осени 1942 – обычный пехотный батальон в составе 16-й моторизованной дивизии, наступавшей на Северный Кавказ. Садыкова скромно пишет о батальоне - "нес охранные функции". Думаю, не стоит уточнять какие охранные функции выполняла отдельная туркестанская рота СС и 1-й восточно-мусульманский полк СС, созданный в ноябре 1943 года из наиболее отличившихся легионеров, впоследствии реорганизованный в "Восточно-туркестанское боевой соединение СС" под командованием принявшего ислам и сказочное имя Гарун-эль-Рашида немецкого офицера Хинтерзатца. Именно "сказочники" Гарун-Рашида, помимо карательных операций против белорусских партизан, особо отличились при подавлении Варшавского восстания поляков и отчаянно обороняли центральные кварталы Берлина от наступающей советской армии. В конце войны был создан отдельный казахский батальон "Алаш", который предполагалось развернуть сначала в полк, а потом и в "освободительную армию" (все по планам М.Чокая). Командовал батальоном обер-лейтенант Агаев, разамещался штаб в северо-итальянском местечке Толмеццо. Правда, навербовать в солдаты батальона среди казахов удалось только 80 человек, да и те почти в полном составе перешли на сторону итальянских партизан.

Партизаны презрительно называли туркестанских карателей "елдашами". Большинству, против частей Красной армии на фронте сражаться - кишка тонка, отваги хватало только тиранить баб и ребятишек в глубоком тылу.

Изучать историю всех елдашский подразделений Вермахта и СС, конечно, можно и кому-то это интересно. Изрядная часть "докторской" диссертации Садыковой посвящена этому вопросу. Мне – нет. Известно, что три батальона в практически полном составе сдохли от голода в Сталинградском котле, потому что немцы просто банально сняли союзников с довольствия, сами последних котов доедали. Два батальона были разгромлены и остатками разбежались по лесам в Белоруссии. Серьезные потери понесили елдаши от югославских и, в меньшей степени, итальянских партизан. В конце 1943 - начале 1944 году большая часть поредевших батальонов была выведена с Восточного фронта, потоку как слишком активно дезертировала, туркестанцев разбросали по окраинам Рейха – в Грецию, Италию, Францию, часть попала даже в Африку, рыть окопы для корпуса генерала Роммеля.

Весьма показательно, что в самом конце войны остатки "Туркестанскоо легиона" и "Туркестанского комитета" еще одного предателя - добровольно сдавшегоя немцам лейтенанта РККА К.Канатбая - слились с остатками РОА генерала Власова. Интернационал предателей против Интернационала Героев!

IV. Настоящие герои

Несколько слов о других солдатах – казахах и казахстанцах Рабоче-крестьянской Красной армии. Изучать и помнить, на мой взгляд, следует совсем другие подвиги.

Всего за полторы недели жесточайших боев в октябре 1941 года, прикрывая Москву в районе Малоярославца, практически полностью погибла 312-я (Актюбинская) стрелковая дивизия. Один полк дивизии был окружен, два других полегли почти в полном составе, вместе с подольскими курсантами в окопах, раздавленные фашистскими танками и авиацией. Треть дивизии (3556 бойцов и командиров) были казахи. Они вросли в землю, но не бежали и не сдались, об их подвиге не успели написать журналисты (как о "панфиловцах"), но они вместе спасли Москву.

В начале 1942 года значительная часть воинских команд призывников из северо-казахстанских областей попала в 327-ю (Воронежскую) стрелковую дивизию. Командовал дивизией практически казахстанец – уроженец оренбуржья Иван Антюфеев. Входила дивизия в состав 2-й Ударной армии, которая наступая с юга пыталась прорвать блокаду Ленинграда.
В 1941-42 гг. в советской печати упоминались, как пример доблести и героизма, всего две "именные" дивизии – "панфиловцы" и "антюфеевцы".
Фашисты стянули резервы и окружили 2-ю Ударную в волховских и тихвинских болотах.
327-я, как самая боеспособная, была сознательно оставлена сдерживать внешний обвод окружения, чтоб остальные успели выйти из котла. Антюфееву предлагали прислать самолет, эвакуироваться, он отказался, хотя понимал, что участь его предрешена, за несколько дней до гибели дивизии ему присвоили звание генерал-майора.

Когда котел окружения окончательно захлопнулся Антюфеев и остатки его дивизии приняли решение прорываться к своим не кротчайшей и уже перекрытой дорогой, а, наоборот, неожиданно атаковав наступающих фашистов в лоб. Короткой, штыковой атакой они прорвались, Антюфеев был ранен, но шел в общем строю, 10 дней остатки дивизии по широкой дуге именно прорывались, а не пробирались, к фронту. За 5 километров до линии фронта шедший рядом с Антюфеевым лейтенант наступил на мину, генерал был контужен, попал в плен. В плену с фашистами не сотрудничал, за подготовку побега был посажен в крепость Вайсенбург, освобожден американцами. Пройдя спецпроверку, восстановлен в Советской армии в прежнем звании и награжден двумя орденами (Ленина и Красного Знамени). Вышел в отставку в 1955 году. По имеющимся у меня данным, практически все из пленных офицеров и бойцов погибшей 327-й дивизии, были восстановлены в званиях и продолжали службу в Советской армии, никаких "сталинских" репрессий к ним, как бывшим военнопленным, не применялось, хотя в немецких газетах публиковали фальшивые "интервью", якобы данные Антюфеевым, затем статьи "за его подписью", призывающие сотрудничать с немцами и Власовым. Все было рассчитано, чтобы скомпрометировать и морально подавить комдива. На самом деле Иван Антюфеев ничего не писал, интервью не давал и сталинский "Смерш", в котором отнюдь не дураки сидели, в этом вопросе быстро разобрался. Вот такие генеральские судьбы. Командарм Власов сдался и стал предателем, член Военного совета 2-й ударной Зуев, начальник особого отдела Шашков, начальник политотдела Гарус, предпочли застрелиться, но в плен не сдались.

Еще больше казахстанцев и казахов служило в соседней с "антюфеевской" и почти столь же прославленной 366-й стрелковой дивизии. Эта дивизия формировалась в Томске, но едва ли не половину личного состава составили призывники Восточно-Казахстанской области. Весной 1942 года дивизия за особые отличия и героизм стала 19-й гвардейской и также, как антюфеевская почти в полном составе погибла рядом с ней. Ее командиру полковнику Буланову также предлагали эвакуироваться самолетом, но он вместо себя собрал и отправил на большую землю все знамена своей 19-й и 327-й, сам из окружения не вышел – пропал без вести. Несмотря на то, что от обеих дивизий осталось по горстке солдат, так как боевые знамена были спасены, воинские соединения были практически тут же воссозданы под старыми номерами и продолжали сражаться на Ленинградском фронте.

"Антюфеевцы" и бойцы 19-й гвардейской съели в волховских болотах всю живность, включая лягушек, змей и ужей. Ели трупы коней, ели собственные трупы, были случаи каннибализма. Никто не хотел умирать, но… вариант – сдаться и выжить, предпочли далеко не все. Сломался и сдался немцам сам командарм 2-й ударной генерал Власов, до этого несколько раз вырывавшийся и выводивший из окружения свои части. Сломался и стал предателем. И предал он, прежде всего, не Родину и Сталина, а те десятки тысяч солдат и командиров, которые остались навечно в болотах, предал и продал сначала память, а затем и совесть.

Помимо 50 тысяч бойцов в котел попало и 12 тысяч раненых, которых так и не успели вывезти. Да, правда войны такова, часть раненых была расстреляна из пулеметов особистами и своими же сослуживцами. Но, правда в том, что раненые сами просили об этом не в силах терпеть нечеловеческие муки: болотные испарения, комары и насекомые, голод, отсутствие медикаментов - любое даже легкое ранение превращали в гарантированную гангрену. Люди гнили заживо. Правда в том, что после ликвидации котла, немецкие гуманисты не стали возиться с завшивевшими полутрупами, копошащимися в болотных норах армейских лазаретов, "дезинфекцию" местности поручили как раз трудовым батальонам (в данном случае не туркестанским, а польско-литовским), которые, мстя за "исторические" обиды, заливали лазареты-норы керосином и сжигали еще живых людей. Такова, правда истории. Сколько всего было казахов во 2-й ударной – не знаю, но они были настоящими героями.

2-я ударная едва не прорвалась в осажденный Ленинград, полгода сражалась в полуокружении и полном окружении, она погибла, но оттянула на себя все резервы группы армий "Север", не дала немцам взять Ленинград, перемолола в волховских болотах лучшие силы дивизии СС "Полицай" и 6-ти других дивизий.

Отдельных слов заслуживает 106-я Казахская кавалерийская дивизия, о которой в последнее время много пишут, но не всегда точно расставляют акценты. Якобы, данные о ее судьбе скрывались в советских архивах. Это не так. Никакого грифа секретности в Подольском военном архиве на 106-ю нет, и никогда не было, дело в том, что судьба этой дивизии еще более трагична. Сформированная наспех и не прошедшая должного курса обучения она была переброшена на Юго-Западный фронт, где, учитывая недостаточную боеспособность, была расформирована накануне нашего крайне неудачного наступления на Харьков. Взломав немецкую оборону южнее Харькова, советское командование опрометчиво бросило в прорыв на открытой местности крупные конные силы. Именно на усиление кавалерийского клина и пошли вторым эшелоном полки расформированной 106-й. Однако, немцы раздавили танками фланги наступающих советских войск и навалились авиацией. В чудовищной, но короткой мясорубке, 26-27 мая 1942 года близ деревни Лозовенька, кавполки бывшей 106-й приняли свой последний бой. Казахские джигиты атаковали танки с саблями наголо, большей частью погибли, частью попали в плен. У них не было никаких шансов, и это был воистину последний бой казахской кавалерии, но они выполнили свой воинский долг, забрали с собой хоть какое-то количество фашистской мотопехоты.

Штабной архив дивизии в этих боях пропал, по одним сведениям его захватили фашисты, по другим – он был утоплен в сейфах в речушке Берека, несмотря на все поиски после войны, его не нашли. В Подольском военном архиве по 106-й ничего не выдают, потому что ничего нет: только приказы 6-го кавкорпуса, куда она входила, плюс в архиве Казвоенкомата можно уточнить списки призывников. Кстати, насколько мне известно, среди пленных казахов-командиров 106-й предателей не было - большинство были раздавлены танками так, что попали в число "пропавших без вести": командиры 269 кавполка майор Саугабай Ахмамбетов и 307 кавполка майор Тажгали Уваисов, военком 288 кавполка политрук Мамбет Джамомбаев и т.д. Вообще, казахов-офицеров, ставших предателями, можно пересчитать по пальцам. Таковых было крайне мало.

Великая Отечественная война – это не просто история, для большинства соотечественников по СССР – это живая память и боль по конкретным отцам, дедам, прадедам, это трагические страницы семейной летописи и кровь предков.

Мой дед – капитан пехоты Хлюпин Иван Васильевич, тоже без 10-ти километров казахстанец, уроженец Троицкого уезда Оренбургской губернии, начал войну весной 1942 года под Воронежем и закончил в 1945 году под Берлином. Из его личного дела: "Ранения: тяжелое в голову, левую руку и плечо с повреждением кости плечевого сустава – июль 1942, г. Воронеж; легкое – в обе руки с повреждением кисти правой и пальцев левой – декабрь 1942, Воронеж; тяжелое – в обе ноги с повреждением голеностопных костей обеих ног – июнь 1943, Троппау, Польша; легкое – в левую руку, август 1944, Германия".

И мне без разницы, добровольно, принудительно, или - добровольно-принудительно, одели фашистскую форму "власовцы" и "чокаевцы". Они – стреляли в моего деда, они – враги и фашистская сволочь. Совершенно заслуженно и поделом Чокай получил в морду от одного из фашистских офицеров, о чем свидетельствует его жена.

Для Садыковой, Кул-Мухаммеда и прочих "барса-кельмесов" герой - это Чокай, всю жизнь радевший из Парижа за народ, шестеривший под фашистами в надежде на вкусную должность в "Свободном Туркестане"; а для меня национальный герой - Бауржан Момыш-улы, который мог, нет, не сдаться, мог отступить, как отступали соседи справа и слева, выйти из-под удара, спастись, но он предпочел зарыться в неродную ему мерзлую московскую землю и умирать, убивая фашистов. Без разницы, что кричали перед атакой казахи-солдаты под Москвой: "За Сталина", "За Родину" или вообще ничего не успевали крикнуть. Они погибали за будущее, за своих детей, за тот же независимый Казахстан.

Только абсолютно наивный профан, типа "доктора" Садыковой, может мечтать, что при Германском имперском порядке, с его расовой теорией и полным набором арийских шизий, Чокаю разрешили бы создать Независимый Туркестан. Никак не похожи Чокай, Кул-Мухамед, г-жа Садыкова на чистокровных арийцев, рожами не вышли, весь Туркестанский легион, как проект, был нужен немцам только, как дешевая рабсила на грязную работу. Отступи в 41-м Момыш-улы и его братья, сегодня бы госпожа Садыкова была не доктором наук, а в лучшем случае - стирала немецкие грязные портянки. (Если найдутся "историки" с упреком – не было в германской армии портянок, были, зимой 41-го мотали себе "фрицы" и на ноги и на уши все, что ни попадалось).

Не хочу размышлять о том, была ли у фашистов честь. Для меня лично, каждый поклонник расовой теории – бесчестный человек. А после Хатыни говорить о том, что "вспомогательные батальоны" только охраняли дороги от партизан - кощунство.

Только полное моральное ничтожество и предатель своего народа мог служить Третьему Рейху. Без разницы, что обещали гитлеровцы Чокаю или Власову, Свободную Россию или Независимый Туркестан.

Изумленный мозг доктора Садыковой плодит фантазмы один за другим. Ее даже не нужно опровергать фактами, привлеченными со стороны, внутренними противоречиями полны сами ее статьи и книги. Слабое знакомство с методологией исторического исследования, некритичный подход к источникам, по-детски наивные "размышлялки", еще можно простить какому-нибудь потомку Гарун-Рашида, но не профессиональному политологу.

О чем мечтал Чокай - о свободном едином демократическом Туркестане. А чем, собственно, этот геополитический миф отличался от СССР? Только масштабом иллюзии. В СССР выращивали дружную семью народов-братьев, не выросло. В Туркестане, по Чокаеву, слепились бы в любви и единстве только тюрки СССР (куда девать таджиков Чокай как-то не уточнил).

В 1991 году без какой-либо борьбы все страны и народы Туркестана получили полную свободу и что? Сплотились и вместе дружно принялись строить светлое будущее. Как бы ни так – Таджикистан тут же провалился в гражданскую войну, Киргизию начало болтать во все стороны, в Туркмении установилась диктатура, почище бухарских ханов, в Казахстане и Узбекистане – более завуалированные, но, по-сути, такие же бессменно-наследственные демократии. За что боролись? Где единство ставших независимыми республик? В Ошской резне, в перманентных пограничных стычках на узбеко-таджикской, кыргызо-узбекской, а теперь еще и кыргызо-таджикской границах. Кто в этом виноват? Неужели опять Советский Союз, злые коммунисты, Иосиф Сталин. Двадцать лет прошло с момента краха СССР, а пропасть центральноазиатских противоречий только растет и ширится.

Чокай совершенно не учитывал, не понимал и не принимал во внимание главного фактора, без которого невозможно нормальное развитие свободной, независимой страны по западному образцу. Наличие соответствующей политической культуры и достаточно массового класса ее носителей, как опоры и двигателя социального прогресса. Политической культуры толерантности, уважения к закону, добрососедства, подлинной интеллигентности, а не образованщины. Можно раздать "болашаковцам" дипломы Оксофрда и Гарварда, но по возвращении в родные пенаты их мозг, в массе своей, так и остается трайбалистским, местечково-клановым, родо-племенным.

Чокай – представитель именно "образованщецкой" эрзац-элиты: человек нахватался западных идей и попытался привить на чуждую почву инородные семена. Запад индивидуалистичен, Восток – коллективен. Обществу индивидуалистов не нужен вождь, коллективное общество – без вождя не живет, сразу погружается в анархию.

Чокай – типичный "западник", полагал, что какими-то институтами, Туркестанским учредительным собранием, парламентом, можно декретировать свободу и эффективно управлять родо-племенной массой. Пример Киргизии поучителен и характерен – есть и парламент, и Конституция и выборно-свергаемые президенты, только государства – нету. Ту, геополитическую дыру, которую именуют сегодня Республика Кыргызстан, считать государством – грех.

Туркестан и туркестанцы – классическое восточное коллективное общество. Им/ими может более-менее эффективно управлять только вождь-хан-султан и т.п. Желательно, хоть чуть-чуть справедливый и умеренно прогрессивный.

Умиляет "научная" мимикрия Садыковой и присных. Сами живут в современном Казахстане, де-факто, вождистской восточной диктатуре, и при этом лепят на себя фиговые листочки: сбылась и воплотилась мечта демократа Чокая. Мечта Чокая, если где в пост-СССР и воплотилась, хоть отчасти, то в Киргизии, трудно только найти желающих пожить в этой светлой "мечте".

Не знаю, какой ученый совет присваивал кандидату филологии Садыковой докторскую степень по политологии. Уровень некомпетентности и общей неграмотности не позволяют отнести ее не только к числу авторитетных ученых, а ученых вообще. Сколько и какую еще околесицу она должна поведать миру, чтобы поставить вопрос о лишении ее совершенно незаслуженных регалий? Для таких как она "специалистов", если им очень хочется, надо создавать отдельные специализированные "науки", понятийный аппарат и доказательная база которых будут ясны и понятны только им самим, заказчикам их трудов и узкому кругу почитателей национал-фашистских бредней. Барса-кельмес – вот название для "науки" Садыковой.

В Казахстане было и есть немало прекрасных специалистов. Есть Б.Садыкова и есть Ляйля Ахметова, которая собирает данные о казахах – героях обороны Брестской крепости. В ее картотеке уже 500 фамилий, но таковых было много больше. Чокаю и его приспешникам удалось навербовать в фашистские "легионы" много казахов. Это – горькая историческая правда. Еще больше русских навербовал в РОА генерал-предатель Власов. Но, настоящих героев, в Бресте, под Москвой, под Харьковом, на всех фронтах от Северного до Черного морей, было в десятки, сотни и тысячи раз больше, и русских, и казахов, узбеков, уйгуров, и тогда они, наши деды, воистину были единой семьей и братьями.

Правд и кривд (толкований) истории – множество. Истина одна, и суть ее - независимость и суверенитет Казахстан обрел не от гитлеровский благодеяний, а в результате прекращения существовавния (краха, - называть можно как угодно) СССР. И если бы не "злая воля" И.В. Сталина, в декабре 1936 года повысившего статус республики из автономной в союзную, то Казахстан и сейчас бы оставался в составе России, как это произошло с Татарстаном и Башкирией.

Учитывая уровень компетенции г-жи Садыковой, ей следовало бы взять в научную разработку тему: Иосиф Виссарионович Сталин – любимый елбасы, национальный герой, основатель независимого Казахстана.

Каждый волен делать свой выбор. Но есть моральные категории, по которым нельзя применить вариативный подход и искать оттенки и нюансы. Доктор Садыкова не понимает, что не бывает и, априори, не может быть "хороших фашистов" или "чуть-чуть фашистов, а чуть-чуть борцов за свободу". Фашизм нес и готовил всем неарийским народом одно – судьбу быдла, рабочей скотины для высшей расы и лепетать что-то о перспективах Туркестанской независимости в рамках Третьего Рейха – верх наивности и невежества.

Кинорежиссеру Б. и прочим деятелям искусств, сильно озаботившимся пробуждением национального самосознания, можно посоветовать заниматься своим непосредственным делом.

Мне почему-то кажется, что и среди предков режиссера елдаши вряд ли были, наверняка, если не отец, то дед, или какой другой уважаемый в роду аксакал, с гордостью надевает 9-го Мая старый китель или обычный пиджак с орденами и медалями: За оборону Москвы и Сталинграда, Киева и Одессы, за взятие Берлина и разгром Японии, наконец. Кинорежиссеру Б. надо поклониться в ноги своим старикам, попросить прощение за свою глупость и получить от них незлобивой, но твердой рукой, камчой промеж ушей, чтоб надолго выбило елдашскую дурь.

Простить, оправдывать елдашей – могут только люди кровно заинтересованные, - их прямые потомки.
Потомкам солдат-победителей понять их мотивы (стыдно быть сыном предателя) и логику можно, простить – нельзя.

Резюмируем сказанное.
1. Судилище в Усть-Каменогорске – это, в моральном плане, стыд и позор, в юридическом - прямая попытка реабилитации фашистских пособников, героизация недобитков национал-социализма.
2. Данные факты, вне всякого сомнения, получат соответствующую политико-правовую оценку и никакие липовые ученые степени и звания не оградят инициаторов мероприятия от личной персональной ответственности.
3. "Личное оскорбление и унижение достоинства г-ну Бегманову" нанесли не статьи усть-каменогорских журналистов, а казахи-защитники Брестской крепости, гранаты героев-панфиловцев, снайперские пули ефрейтора Алии Молдагуловой и сотен тысяч других известных и безымянных героев Великой Отечественной войны. Если он всерьез собирается с них что-то спросить, то пусть надевает драную форму французского пожарного и встает в строй, где-то между украинскими "лесовиками"-бандеровцами и недобитками Латышской ваффен СС. 4. В настоящее время Межпарламентская ассамблея СНГ ведет разработку проекта модельного закона "О недопустимости действий по реабилитации нацизма, героизации нацистских преступников и их пособников". Даже если подобный закон не будет принят в Казахстане, его введение в международное правовое поле позволит привлекать современных пособников и популяризаторов фашизма к ответу в рамках международного правосудия. Весьма вероятно, что Садыкова, Бергенов еще сами посидят на одной скамье подсудимых, но даже если этого и не случится – не беда – есть высший суд, его не обманешь никакими елдашскими проповедями.

Закончить хочу ссылкой на замечательную "Военную песню" современного казахстанского музыканта Ильяса Аутова, такого же, как и я, выпускника КазГУ
http://www.youtube.com/watch?v=6A_oT9MVfUg

Честь имею,
Виталий Хлюпин, историк, кандидат политических наук. Источник - ЦентрАзия

Категория: Туркестанский легион, хиви, военнопленные | Добавил: Marat (25.05.2012)
Просмотров: 1232 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0