Казахстанские корейцы на фронтах ВОВ (материал из книги "Советские корейцы на фронтах Великой Отечественной войны") - Казахстан во время второй мировой войны - Советский Казахстан - Историческая рубрика - Казахстанский военный сайт
Главная » Статьи » Советский Казахстан » Казахстан во время второй мировой войны

Казахстанские корейцы на фронтах ВОВ (материал из книги "Советские корейцы на фронтах Великой Отечественной войны")

Д.В. ШИН, Б.Д. ПАК, В.В. ЦОЙ, "СОВЕТСКИЕ КОРЕЙЦЫ НА ФРОНТАХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 гг.", Москва, издательство ИВ РАН, 2011, тираж 1000 экз.

Аннотация:

Впервые в историографии Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., корееведения России и стран СНГ публикуются биографические очерки о 372 советских корейцах, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., составленные на основе архивных материалов, публикаций местной периодической печати СССР и России, источников личного происхождения. В издании систематизированы сведения о корейцах-фронтовиках, размещенные в Интернет-ресурсах, посвященных Победе в Великой Отечественной войне, а также в периодике корейцев стран СНГ и корееведческих исследованиях.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. — одна из самых ярких, судьбоносных страниц в истории нашей страны. В борьбе с фашистской Германией за свободу и независимость страны сражались представители всех народов СССР, в том числе и советские корейцы. Однако несмотря на то, что со времени Великой Победы прошло более 65 лет и многие ранее неизвестные документы стали доступны для исследователей, проблема участия советских корейцев в войне до сих пор не изучена. Из-за отсутствия статистики и инструментария по поиску сведений о национальном составе фронтовиков до настоящего времени нет точного, или хотя бы приблизительного подсчета принявших участие в боевых действиях советских корейцев. Появлявшиеся в средствах массовой информации к очередной годовщине Победы публикации о корейцах-фронтовиках представляли собой, как правило, краткие, иногда повторявшиеся по содержанию биографические очерки.




Первые публикации о боевых подвигах корейцев-участников Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. появились еще во фронтовых, а затем районных и областных газетах, а также в литературе во время войны. Среди фронтовых публикаций можно выделить статьи о красноармейце Александре Павловиче Мине в газете «В бой за Родину» и Иване Яковлевиче Паке в газете Приморской отдельной армии «За Родину». Причем, о последней мы знаем исключительно по информации из автобиографии, сохранившейся в архивах Министерства обороны. Из автобиографии следует, что в газете рассказывалось о подвиге бойца и сообщалось о его награждении орденом Красной Звезды. Попытки разыскать этот номер газеты в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ) оказались безуспешными. Надо учитывать, что номер газеты вышел 23 июня 1942 г. в осажденном Севастополе, т. е. буквально за неделю до его падения. Вполне возможно, что последний номер газеты «За Родину», вышедший в свет уже в условиях полного окружения, погиб или был уничтожен.

К первым сообщениям о корейцах-участниках Великой Отечественной войны можно также отнести публикацию писем Героя Советского Союза А.П. Мина в Кзыл-Ординской областной газете «Ленинский путь», рассказ о подвиге Александра Кима, опубликованный в газете Советская Кара-Калпакия» в 1944 г., статью о якутских призывниках Степане Тэне и Михаиле Тэне из издания «Сыны Якутии в боях за Родину» 1942 г.

Упоминания о корейцах-фронтовиках периодически появлялись в общих исследованиях по истории российских и советских корейцев Ким Сын Хва, Б.Д. Пака, Н.Ф. Бугая и В.С. Хана. В 2004 г. Информационный портал корейцев СНГ «Ариран.ру» опубликовал список ветеранов — более 100 человек, в юбилейном 2005 году эти списки были опубликованы в газетах «Корё ильбо» (Алматы) и «Корё синмун» (Уссурийск). В прессе обсуждались статьи В. Хана «Они сражались за Родину» и Д. Шина «Эхо войны не проходит бесследно», в которых высказывалась общая мысль — корейцы попадали на фронт чаще, если не были переселены и оказывались в различных районах России до начала войны. Вместе с тем публикуемая в газетах информация показывала, что на фронт попадали корейцы и из числа 170 тысяч депортированных в Казахстан и Узбекистан в 1937 г.

...

С самого начала войны с фашистской Германией корейское население СССР проявило величайший дух патриотизма, готовность с оружием в руках бороться против фашистской чумы. Молодые корейцы, среди которых было много только что окончивших среднюю школу, подавали заявления в городские и районные военкоматы с просьбой отправить их на фронт. Но это было нелегко осуществить. Советским корейцам, заподозренным в шпионаже в пользу своего злейшего врага — японского милитаризма — и депортированным в 1937 г. из пограничных районов обжитого края в Среднюю Азию и Казахстан, было отказано в праве защищать свою Родину с оружием в руках. В общественном сознании самих корейцев укоренилось обидное для всей нации клеймо: советских корейцев на фронт не брали. Считалось, что корейцы принимали участие в Великой Отечественной войне исключительно в тылу и на трудовом фронте, а если удавалось попасть на фронт, то это были исключительные случаи, и таких было считанные единицы.

...

Кадровые военные проявляли на фронте примеры исключительного героизма, большинство из них получили тяжелые ранения или погибли.

Вторую (основную) часть корейцев, попавших на фронт, составляли молодые люди, призванные в армию и отправленные на фронт.

Основная часть корейцев-фронтовиков была призвана на территории РСФСР — 203 человека; из них призванных из Коми АССР — 41, Москвы и Московской области — 35, Ленинграда и Ленинградской области – 19, Читинской области — 15, Приморья и Амурской области — 8, Северо-Осетинской АССР и Иркутской области — 6, Архангельской области — 5, Свердловской области, Бурят-Монгольской АССР, Крымской АССР — 4, Дагестанской АССР, Татарской АССР, Красноярского края, Молотовской (Пермской и Томской областей — по 3, Якутской АССР, Краснодарского края, Астраханской, Горьковской, Кировской, Куйбышевской, Новосибирской, Саратовской областей, Горно-Алтайской автономной области — по 2, остальных — по 1. В Казахской ССР были призваны 54 человека, в Узбекской ССР — 24, Украинской ССР — 5, Белорусской ССР — 3, Грузинской и Туркменской ССР — по 2, Киргизской и Таджикской ССР — по 1. Эти корейцы попадали на фронт на общих основаниях, как все призывники, по повесткам из военкоматов. Значительную их часть составляли добровольцы из числа студентов, рабочих и служащих.

Корейцы, которые по тем или иным причинам переселились в европейскую часть России и другие районы СССР до 22 июня 1941 года, как правило, призывались в армию на общих основаниях. Что касается корейцев из Средней Азии и Казахстана, то их, как правило, призывали на Дальний Восток, для участия в разведывательно-диверсионных операциях на территории Китая и Кореи.

...

Часть корейцев попадала в действующую армию нелегально, изменяя фамилию и национальность (в те годы у крестьян паспортов не было), они становились призывниками и их отправляли на фронт. Таких отважных корейцев по нашим данным 9. В июле 1941 г. Владимир Афанасьевич Ни, будущий полковник Советской Армии, чтобы попасть на фронт, взял фамилию жены, изменил отчество, национальность и под именем Владимира Иннокентьевича Дроздовского записался в добровольцы. Гвардии старший сержант Пётр Николаевич Мян добровольно ушел на фронт из Улан-Удэ, назвавшись бурятом. Младший сержант Алексей Викторович Ли воевал под фамилией Садовский. Ушел на фронт в 1943 г. добровольно, назвавшись казахом по фамилии Садыков, Анатолий Борисович Ким. Григорий Александрович Цай, призванный в РККА еще в 1939 г. как казах, находился с 1941 г. в распоряжении Военного Совета Сибирского Военного округа, а с 1942 г. служил в чине капитана командиром батареи 173-го гвардейского артиллерийского полка, командиром батареи 160-го отдельного минометного полка 31-й армии Западного фронта и погиб в бою в августе 1942 г. в ходе Ржевско-Сычёвской наступательной операции. Гвардии старшина стрелковой роты 2-го Украинского фронта Ким Тук Сен ушел на фронт добровольцем, назвавшись якутом Романом Флеевичем Камусом. Ушел добровольцем на фронт под казахской фамилией музыкант Георгий Кан. Ушел добровольцем на фронт, назвавшись казахом по фамилии Кимов, Ким Дан Сан. Также добровольно ушел на фронт, назвавшись калмыком, Иннокентий Ким. Несомненно, подобных случаев было гораздо больше. Однако особенность исследований таких биографий заключается в том, что узнать о подлинной фамилии и национальности ветерана войны можно исключительно по свидетельствам современников и родственников. Архивные данные будут содержать лишь официальную информацию.

...

...Александр Матвеевич Нам — командир 1-й пулеметной роты 1278-го стрелкового полка 391-й («Казахстанской») стрелковой дивизии 3-й Ударной армии Калининского фронта...

...

Как показывают приведенные в книге документы, для советских корейцев, кроме войны с Германией, была еще одна война, на которой они были особенно востребованы. Постоянной угрозой для СССР на Дальнем Востоке в годы войны являлся японский милитаризм, который ждал только удобного случая для вступления в войну против Советского Союза и с этой целью держал в Маньчжурии Квантунскую армию. Противостояли ей Забайкальский и Дальневосточный фронты Красной Армии. В довоенные и военные годы корейцев брали на службу в следующие боевые части: разведотряд особого назначения морской пехоты в составе Дальневосточного фронта; 88-я отдельная стрелковая бригада 25-й армии Дальневосточного фронта; пограничный разведпункт 36-й армии Забайкальского фронта; Камень-Рыболовский погранотряд ОГПУ ДВК; Краскинский разведывательный пункт Дальневосточного фронта; Уссурийский погранотряд; 7-й отдел (пропаганды) политуправления Дальневосточного фронта; Каннская школа военных разведчиков; Восточный отдел военной разведки НКВД; Военная спецшкола Генерального штаба РККА и др.

Во всех перечисленных боевых частях прошли службу более 20 корейцев-разведчиков: Ким Сын Бин был призван в 1936 г.; Алексей Викторович Садовский (Ли) — в 1940 г., Ким Ён Нам, Пётр Андреевич Пак, Фёдор Васильевич Цай, Ю Сен Чер были призваны в 1941 г.; Кан Бон Ен, Николай Александрович Ким, Владимир (Тихонович) Ли, Ли Ён Дя, Фёдор Семёнович Магай, О Пэк Ён, Дмитрий Иванович Цой, Тихон Лукич Цой — в 1942 г., Владимир Романович Хван — в 1943 г., Ирен Антонович Ли, Александр Яковлевич Лигай, Ефим Ефимович Сон Хон — в 1944 г.

Большая часть из них была набрана из корейцев-преселенцев в Средней Азии и Казахстане. В книге приводятся уникальные воспоминания разведчиков, поделившихся ими спустя более 40 лет после окончания войны. Для примера приведем слова одного из них — Петра Андреевича Пака:

«В сентябрьский день 1941 г., когда на западе уже полыхала война, домой ко мне, рабочему Углесбыта, пришел необычный посыльный и сказал, что меня, комсомольца, вызывают в Карагандинское управление НКВД для беседы. Представитель разведки Тихоокеанского флота Лагутин без особых предисловий изложил суть дела: "Мы знаем тебя как честного и преданного комсомольца, хорошего производственника, поэтому посылаем тебя на сложную, опасную, но очень нужную стране работу. Только имей в виду, о нашем разговоре не должна знать ни одна живая душа. Ни отец, ни мать, ни жена. По повестке тебя рассчитают с работы в 24 часа, а завтра приходи на вокзал, там тебя встретят. Дома же скажешь, что тебя берут в армию”. И я до сих пор не знаю, вправе ли и сегодня рассказывать об этом. А, впрочем, мы живем в другом государстве, в другое время, и, думаю, могу нарушить обет молчания. Меня и еще шестерых карагандинцев отправили на Дальний Восток, откуда еще совсем недавно выслали как неблагонадежных. В небольшом городке, название не помню, нас встретил представитель тыловой разведки. Вновь последовала беседа с каждым наедине и предупреждение о молчании. Забросили нас в какой-то поселок в горах, выдали гражданскую одежду, продукты, все необходимое, и началась каждодневная напряженная учеба всем премудростям разведки в тылу врага. Но записывать ничего не разрешали, все нужно было держать в голове. Муштровали до изнеможения. Мы должны были прекрасно ориентироваться на местности, уметь бесшумно убирать часовых, пользоваться любым видом оружия, сутками сидеть в засаде и т. д. Первую группу из трех человек одели в старые одеяния китайцев, дали китайского производства пистолеты, ножи, гранаты, старшему поручили рацию и переправили к границе СССР и Кореи. Нам предстояло попасть в Китай и на оккупированной японцами территории собрать разведданные о военных объектах...».

Особое внимание следует обратить на деятельность 88-й отдельной стрелковой бригады, сформированной по национальному признаку. В ее составе сражались китайцы, советские корейцы, а также корейцы, призванные в РККА из состава партизанских отрядов, дислоцировавшихся на территории Китая (среди них был и будущий лидер КНДР, капитан РККА Ким Ир Сен, служивший в 88-й отдельной стрелковой бригаде командиром корейского батальона).

...



Источник: http://www.arirang.ru/library/lib157.htm
Категория: Казахстан во время второй мировой войны | Добавил: Marat (22.12.2013)
Просмотров: 1730 | Теги: КазССР, корейцы, война с Японией, вов | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0