Они отстояли Москву - Казахстан во время второй мировой войны - Советский Казахстан - Историческая рубрика - Казахстанский военный сайт
Главная » Статьи » Советский Казахстан » Казахстан во время второй мировой войны

Они отстояли Москву

В Северо-Казахстанской области живут пять фронтовиков, принявших на себя удар в самый зловещий – первый год Великой Отечественной войны. В лютую зиму 1941–1942 гг. они насмерть бились в десятках километров от Москвы, 70-летие начала обороны которой отмечается в этом году. Корреспонденту "Каравана” удалось встретиться с участниками легендарной битвы за столицу нашей общей тогда страны – СССР.

Адская бойня, свист пуль и огонь

Окружение советских войск под Вязьмой, неудачи на Брянском фронте до сотни километров сократили фашистам расстояние до Москвы. Как говорил прибывший из осажденного Ленинграда Георгий Жуков – один из творцов будущей победы, "фронта на западном направлении фактически уже нет. Образовалась ничем не заполненная брешь, закрыть которую не было резервов”. Но задача была не только остановить врага, но и организовать оборону Москвы, пока на нее не обрушилась вся группировка армий "Центр”.

На Можайской оборонительной линии, в 120–150 километрах от Москвы, воевали жители Петропавловска – артилеристы младший лейтенант Матюшко и сержант Яйков. Ивану Федоровичу Матюшко в этом году исполнилось 92 года, Григорию Ефимовичу Яйкову – 94.

"Окопы и укрепления на Можайском рубеже мы копали сами, торопились, боялись, не успеем, – рассказывает "Каравану” Григорий Яйков. – А в начале октября срочно заняли позиции: на нас двигалась танковая дивизия "Райх”. Бои продолжались 7–10 дней без перерыва. Непонятно было – какой день, который час. Вражеские самолеты налетали, едва оставляя просвет. Шум был оглушительный! Уши закроешь, зажмуришься – и все равно не спасает. Адская бойня, грохот разрывающихся снарядов, свист пуль и огонь. Много огня. Приказ командования: "Можайскую линию отстоять ценою жизни”. Но мы отступали… Вокруг груды железа, дым, запах пороха и трупы, трупы, трупы…”

"Нас сбивало взрывной волной, засыпало землей”

"Война к тому моменту уже подковала меня, но такого страшного боя, как на Можайском рубеже, я больше не видел нигде, – сказал нам Иван Матюшко. – Нас сбивало взрывной волной, оглушало и засыпало землей. Казалось, бить не перебить немцев, они получали мощное подкрепление. В памяти – страшный грохот, не расслышал, что крикнул мне товарищ, выглянув из окопа. Только увидел, что упал он тут же, уже без головы... За пять дней фашисты смогли продвинуться лишь на 300 метров. Но наши силы истощились, мы были вынуждены отступать. Отдали Калугу, Боровск, дошли до рек Протва и Нара...”

Несмотря на яростное сопротивление советских войск, к концу октября 1941‑го фашистам удалось сбить соединения Западного фронта с Можайской линии обороны и оттеснить их к Москве. Но бои на Можайской линии и сопротивление окруженных под Вязьмой частей задержали гитлеровцев и дали возможность укрепить оборону на подступах к Москве. На уничтожение войск в котле под Вязьмой фашисты выделили 24 дивизии, которые должны были наступать на столицу.

Восьмилетний солдат

Другому жителю Петропавловска – участнику обороны Москвы, сержанту, электрику 76-го батальона Филимону Никифоровичу Запорожцу исполнилось 92 года. Он вспоминает:

"На фронт я попал в ноябре 1941-го. Шли отчаянные бои, потери были огромными.

Фашисты уже подошли к Химкам, до Москвы оставалось 8 километров. Подбегает на перекуре ко мне Санек, наш сын полка, с гитлеровской листовкой: "Вот ведь, Филя, гады: сдаться предлагают. Все равно, говорят, Москва будет взята”. Всего-то 8 лет пацану, а рассуждал, как взрослый. Не раз он на боевые задания выходил: прикинется пастушком, бездомным – то донесения до штаба докинет, то позиции противника разведает.

Когда натиск врага усиливался, в душу невольно вселялось отчаяние. Сможем ли продержаться? Успеет ли подкрепление? Неужели отдавать Москву фашисту? И тут слышим по радио о военном параде 7 ноября на Красной площади. Сам Жуков прибыл в нашу часть поддержать солдат. Строгим был Георгий Константинович, но к солдатам относился как отец. Сказал: "За Родину, ребята, за Москву!”. Как могли нам дух поднимали, думать о поражении запрещали. А Санек до контрнаступления не дожил, убили его”.

"Не зря ухожу, мама!”

На оборону Москвы была переброшена и знаменитая четвертая танковая бригада генерал-майора, впоследствии маршала, Михаила Катукова. В ней служил мой дедушка Хасан Шентемирович Чукуев. Уходя на фронт в конце июня 1941-го, он сказал: "Не зря ухожу, мама!”.

Тактика танковых засад, разработанная Катуковым, предполагала подготовку нескольких позиций в укрытиях для того, чтобы танк мог менять дислокацию. Готовились и ложные позиции. Обстрел танковых колонн врага из засады должен был вестись по первой и замыкающей машинам. Создавался затор, и огонь велся уже по всей колонне. Герой Советского Союза Дмитрий Лаврененко за два с половиной месяца уничтожил 52 танка.

Во время контрнаступления на Волоколамском направлении в начале декабря Хасан Чукуев пропал без вести. Он успел подбить 17 вражеских танков, об этом родственники узнали по радио. Вероятнее всего, дедушка сгорел в танке...

"Мертвая голова”

В начале декабря в состав Панфиловской дивизии вошла отдельная Фрунзенская курсантская стрелковая бригада. Старшиной одной из ее рот был Сергей Михайлович Пресняков. Сейчас петропавловцу – 89 лет.

"Два батальона курсантской бригады, в том числе и наш, встали во второй эшелон фронта, – рассказывает ветеран. – Нам поставили задачу провести "очистительную” операцию, доколачивать группы недобитых оккупантов. В районе Волоколамска гитлеровцы численностью до батальона остались без связи и поддержки своей части, вышвырнутой за десятки километров на запад. Ни с боеприпасами, ни с продуктами у них проблем не было. Разбили мы их с помощью авиации, выживших взяли в плен”.

В феврале 1942-го дивизию перебросили в район города Старая Русса. Именно здесь, севернее Москвы, на Валдайской возвышенности, образовался Демьянский выступ, похожий на бутылку с узким горлышком.

"Кто бы мог подумать, что выбивать мы будем особые части СС "Тотекопф” – "Мертвая голова” – тех самых истинных арийцев, голубоглазых блондинов ростом 180 см, которым пророчили первыми войти в Москву, – продолжает Сергей Михайлович. – Эти войска держались до последнего: сказывалась мощная идеологическая обработка. В плен они не сдавались. В одном из боев мне раздробило кисть и ранило в предплечье. До ближайшего медпункта – километр. Решил махнуть через лесок. Не ожидал, что в ложбинке засел немецкий "самоварчик”, так мы называли их минометы. Я уходил короткими перебежками, немец потратил четыре мины, но попасть не смог. В первые годы войны они не жалели снарядов и бомб даже на одного солдата. Я упал в снег, притворился убитым. Гитлеровец осмелел, подошел ближе, надеясь поживиться документами или просто заняться мародерством. В три секунды я, отличник стрельбы по движущимся целям, сразил фашиста. Что-то дрогнуло во мне тогда. Да, враг, фашист, оккупант, но все-таки человек. Впервые я увидел убитого мною человека”.

Под Москвой части СС "Тотекопф” впервые в своей истории отступали, потеряв более половины состава. Командиру дивизии Теодору Эйке пришлось расстреливать даже ходячих раненых. Тем не менее, получив подкрепление, немцы ценой больших потерь удерживали Демьянский выступ в тылу советских войск. В Старую Руссу были брошены полк Бауыржана Момышулы, 8-я Панфиловская дивизия генерала Чистякова. Здесь совершил свой подвиг Тохтар Тулегенов, пулеметными очередями уничтожив около взвода фашистов.

Спали друг на друге, чтобы сохранить тепло

"Бывало, приказывали мне донесения для наших отправлять, – вспоминает Сергей Пресняков. – Так и довелось встретиться с Бауржаном Момышулы. Прямой был, критику говорил прямо в глаза. "Слабовато воюет рота, товарищ Пресняков” – как сейчас помню его слова...

Вооружен враг был браво: теплые вещи, оружие. А зима стояла лютая, на редкость морозная. В короткие промежутки между боями мы спали на сугробе друг на друге, чтобы хоть как-то сохранить тепло. С едой тоже было неважно, в отличие от фашистов. У нашего же брата если заваляется луковица – счастливец. В бригаде даже была традиция: перед боем умять все, что есть съестного в твоем вещмешке, хоть последний сухарь. Иначе, если погибнешь, замучаешься, сожалея, что продукт пропадает. Да, жил юмор на фронте…”

"Отступая, гитлеровцы оставляли после себя жуткую картину: сжигали деревни, расстреливали или угоняли в плен людей, – рассказал нам Филимон Запорожец. – Уже не хоронили своих солдат. Эту битву мы пережили каждым нервом, каждой клеткой. Как кадры фильма, порою мелькает она во сне…”

В течение 203 суток (30 сентября 1941 г. – 20 апреля 1942 г.) в битве под Москвой с обеих сторон было задействовано свыше 7 миллионов солдат и офицеров, до 53 тысяч орудий и минометов, около 6,5 тысячи танков и более 3 тысяч боевых самолетов. Было убито, ранено, пропало без вести и взято в плен около 650 тысяч фашистов. Для сравнения: во время всей военной кампании на Западном фронте в 1940 году потери гитлеровцев составили 27 тысяч убитых.

Через всю войну

Четверо из пяти ныне живущих в Северо-Казахстанской области участников битвы под Москвой выжили, пройдя всю войну.

Одному из них – Шаренде Федору Аксеновичу – 98 лет, он родился 6 февраля 1913 года. Командир отделения стрелковой бригады, старший сержант. Воевал под Москвой, освобождал Румынию, Венгрию, Чехословакию, Польшу, дошел до Берлина. Был контужен. Сейчас живет в селе Ильич Тайыншинского района.

Матюшко Иван Федорович родился 22 сентября 1919 года в селе Андреевка Рузаевского района Кокшетавской области. Призван в армию 10 октября 1939 года. Демобилизован в 1946-м.

Запорожец Филимон Никифорович родился 24 октября 1919 года на Украине. 5 октября 1939 года призван в армию, служил на Дальнем Востоке. Участвовал в обороне Москвы, освобождении Украины, Белоруссии, стран Европы и в боях в Японии. Демобилизован в 1948-м. Серьезных ранений избежал. "Я был младшим из трех братьев, ушедших на фронт, – говорит ветеран. – Меня спасло мамино благословение”.

Яйков Григорий Ефимович родился 20 августа 1917 года в Куйбышевской области. С 1938-го проходил службу в Польше. Прошел всю войну, защищал Москву, освобождал Украину и Белоруссию, Кёнигсберг, страны Европы, участвовал в разгроме милитаристской Японии. Однажды пуля полоснула его по лицу, оставив шрам как фронтовую память.

Пресняков Сергей Михайлович родился 19 июня 1922 года в Куйбышевской области. 19 августа 1941-го призван на Северо-Западный фронт. Получив инвалидность в боях за Старую Руссу, продолжил службу в войсках НКВД в Куйбышеве.

Петропавловск – Астана

http://www.caravan.kz/article/39409

Категория: Казахстан во время второй мировой войны | Добавил: Zhan (30.11.2012)
Просмотров: 804 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0