"Я, генерал Корнилов…" - В составе Российской империи - От Казахского ханства до Октябрьской революции - Историческая рубрика - Казахстанский военный сайт
Главная » Статьи » От Казахского ханства до Октябрьской революции » В составе Российской империи

"Я, генерал Корнилов…"


К 85-летию гибели человека, в чьих жилах текла казахская кровь.


В марте 2003 года исполнилось 85 лет со дня смерти одного из вождей Белого движения в России - генерала Лавра Георгиевича Корнилова, погибшего при штурме Екатеринодара.

Даже в блестящей когорте белогвардейских военачальников юга России (генералов Алексеева, Деникина, Врангеля, Каледина, Краснова и других) имя Корнилова занимает особое место. Если бы не его случайная гибель, он мог бы стать военным диктатором России, вывести страну из хаоса смутного времени 1917 года и спасти ее от братоубийственной гражданской войны 1918-1920 годов.

Однако история не знает сослагательного наклонения. Со смертью Корнилова Россия потеряла возможного "русского Бонапарта". Для миллионов сторонников прежнего режима он навсегда остался "народным героем Белого дела", с уходом которого исчезла надежда на восстановление старой России, ее развитие без крови и страданий.

Для казахстанцев личность генерала Корнилова интересна тем, что он наш земляк, более того, его мать - казашка, принявшая ранее православие. Все современники Корнилова отмечали монгольские черты его лица, а некоторые российские авторы и поныне считают, что это оттого, что среди предков Корнилова были якобы буряты или калмыки.

Но вот что писал о Корнилове его сослуживец - бывший генерал-лейтенант царской армии Е.И.Мартынов: "В Корнилове, несомненно, текла кровь сибирских инородцев, так как он отличался ярко выраженными чертами монгольского типа. Детство Корнилова протекло на Родине - в Семипалатинской области, которая в то время была почти сплошь населена киргизами - кочевниками" (Мартынов Е.И. Корнилов (попытка военного переворота). М., 1927, с. 6). То есть он не исключал, что кто-то из родителей Корнилова был казахом. До революции казахов, как известно, называли киргизами или киргиз-кайсаками.

Маршал Советского Союза Б.М.Шапошников, еще в 1903 году служивший в Ташкенте в 1-м Туркестанском стрелковом батальоне, писал в своих мемуарах, что вместе с ним служил и подпоручик Петр Корнилов, "брат небезызвестного впоследствии генерала Корнилова. Родители Корнилова, по рассказу младшего Корнилова, жили в Западной Сибири. Отец - русский, занимал должность переводчика при уездном начальнике, мать же была простая киргизка. Отсюда и монгольский тип лица, который унаследовали дети" (Шапошников Б.М. Воспоминания. М., 1982, с. 92). Он прямо указывает на казахское происхождение Корнилова со стороны матери.

Современный российский военный историк А.Шишов пишет: "Мать Лавра Георгиевича была простая казашка из кочевого рода, обитавшего на левобережье Иртыша. Сильная кровь предков по матери сказалась на внешнем облике Корнилова, характерными скулами и узким разрезом глаз. Восточный тип лица внешне заметно выделял Корнилова в среде генералитета российской императорской армии" (Белые генералы. Ростов-на-Дону, 2000, с. 8).

Впрочем, это неудивительно. Прииртышье было тем регионом, где с начала XVIII века происходили тесные этнические контакты между казахским и русским населением, прежде всего с местными сибирскими казаками. Царское правительство с целью пополнения рядов и устройства быта Сибирского казачьего войска специальными указами в 1808, 1822, 1825 и 1836 годах разрешило "покупать девочек у кочевников", обращать их в православие и выдавать затем замуж за казаков и солдат. Известный исследователь Сибири Г.Потанин писал, что на Сибирской и Иртышской линиях казаки многих станиц ведут свое происхождение от крещеных киргизов, т.е. казахов и казашек. Сегодня нам уже не установить настоящее имя простой казахской женщины, давшей жизнь одному из выдающихся деятелей Белого движения.

Несомненно, на формировании характера будущего генерала сказалось воспитание матери, с ее молоком он впитал любовь к степи, вольности, свободе, отсюда его храбрость, бесстрашие, решительность, преданность присяге, безграничная любовь к Родине, многонациональной России, в том числе к Сибири, его малой Родине, куда он всегда стремился в трудные времена. В Сибири наряду с Югом России он видел оплот борьбы за ту Россию, которой он когда-то присягал на верность и преданность. Он не мог изменить своим принципам ради политической конъюнктуры и сиюминутной выгоды. Кодекс чести офицера не был для него пустым звуком.

Биография Корнилова типична для своего времени. Говоря по-современному, "он сам сделал себя", как и Наполеон, пройдя путь от подпоручика до генерала от инфантерии (полного генерала). Обоим судьба отмерила почти одинаковый срок: Наполеон прожил 52 года, Корнилов - 48 лет, оба стали верховными главнокомандующими вооруженных сил своих стран, оба были патриотами своей Родины. Но имя Корнилова было предано забвению.

Родился Лавр Георгиевич Корнилов 18 августа 1870 года в семье отставного хорунжего из станицы Каркаралинской Сибирского казачьего войска. Отец - простой казак с Иртышской линии - после выхода в отставку служил писарем волостной управы в этом небольшом степном городке. Мать - местная крещеная казашка.

Корнилов получил прекрасное военное образование, последовательно окончив Сибирский кадетский корпус в Омске, Михайловское артиллерийское училище и Николаевскую Академию Генерального штаба в Санкт-Петербурге, последнюю - с малой серебряной медалью. Службу начал в Туркестанской артиллерийской бригаде, а в 1898-1904 годах служил в штабе Туркестанского военного округа в Ташкенте. Подобно Чокану Валиханову здесь он становится военным разведчиком, по специальным заданиям командования тайно посещает Афганистан, Индию, Персию и Синьцзян, овладевает несколькими восточными языками, выпускает ряд научных трудов.

Например, мало кому известно, что сто лет назад, в 1903 году, типография штаба ТуркВО в Ташкенте выпустила объемный труд (426 страниц, 6 приложений,13 различных схем и карт) подполковника Генерального штаба Корнилова "Кашгария, или Восточный Туркестан. Опыт военно-статистического описания". Работа не потеряла своего военно-научного значения и по сей день, но ученые и военные историки Казахстана практически не обращаются к ней.

За участие в русско-японской войне 1904-1905 гг. Л.Г.Корнилов получает чин полковника. Награждается золотым оружием и орденом Святого Георгия 4-й степени. После войны - служба в Генштабе в столице, затем - военно-дипломатическая работа -военный агент (атташе) в Китае в течение четырех лет (1907-1911 гг.), где он, в частности, близко познакомился с Чан Кайши, будущим президентом и генералиссимусом Китайской республики.

Затем - командование пехотным полком в Варшавском военном округе в звании генерал-майора, командир отряда в пограничных войсках на Дальнем Востоке, командир бригады в Сибирской стрелковой дивизии во Владивостоке. А всего в Туркестане и Маньчжурии Корнилов прослужил почти 20 лет, вдалеке от столицы, в глубине страны, где закалялся его характер.

Любопытно, что, по его собственным откровенным признаниям, он не любил Европу и лучше всего чувствовал себя с азиатами. Не случайно в его личный конвой входил Текинский конный полк, составленный главным образом из туркмен, с которыми Корнилов общался на туркменском и персидском языках. В белых папахах и малиновых халатах, с кривыми кинжалами у пояса они производили грозное впечатление. Вообще следует подчеркнуть, что Корнилов в силу своего смешанного происхождения, знания местных языков и обычаев обладал огромным авторитетом среди воинов-мусульман, выходцев из Туркестана и Кавказа.

С началом первой мировой войны 1914-1918 гг. Корнилов командует бригадой, а затем 48-й пехотной дивизией, за храбрость и стойкость названной "стальной" (он сам ходил в штыковую атаку на врага). В феврале 1915 года Корнилова производят в генерал-лейтенанты. Он пользуется огромной популярностью в армии: солдаты любят его, он - настоящий кумир русского офицерства. В нем ценят умение воспитывать людей, личную храбрость, уважение к подчиненным, строгое соблюдение военной этики, патриотизм. Мог спать, укрывшись собственной шинелью, ел из общего котла, защищал солдат от произвола офицеров, гордился своим происхождением и не испытывал никакой классовой ненависти к народу, откуда сам вышел.

Росту необычайной популярности Корнилова в армии и обществе способствовал один эпизод. В мае 1915 года дивизию окружили превосходящие силы противника и Корнилов попал в плен вместе с другими офицерами и солдатами. Более года он пробыл в плену, дважды пытался бежать, но безуспешно. Наконец летом 1916 года третья попытка удалась, и - 20 дней проплутав в лесах, питаясь одними ягодами, скрываясь от преследователей - он через территорию Венгрии и Румынии вернулся к своим. Из шестидесяти русских генералов, находившихся в плену, Корнилов единственный решился на побег и осуществил его. Побег генерала из вражеского плена - редчайший случай в истории войны. Бежали, как правило, рядовые или младшие офицеры, генералы же в плену жили в относительно комфортных условиях, имели определенные льготы и не стремились к побегу, чреватому различными опасностями.

В Ставке император Николай II встретил Корнилова как героя и вручил ему орден Святого Георгия 3-й степени. Корнилов стал знаменитым генералом, его популярность еще более возросла, газеты публиковали его фотографии, статьи и интервью с ним. Вскоре он назначается командиром 25-го армейского корпуса на Западном фронте, а после Февральской революции 1917 года его делают командующим войсками Петроградского военного округа для обеспечения порядка в столице в бурные революционные дни, особенно для успокоения восставшего столичного гарнизона, где авторитет легендарного генерала Корнилова мог сыграть большую роль.

Но времена изменились, войска реально подчинялись не армейскому командованию, а Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов, что было неприемлемо для фронтового генерала Корнилова, привыкшего к железной дисциплине и единоначалию. В конце апреля он подает в отставку с поста командующего Петроградским округом и тут же назначается командующим 8-й армией на Юго-Западном фронте. Не исключено, что именно в период пребывания в Петрограде ему и приходит мысль об установлении в стране военной диктатуры для пресечения анархии и сползания к гражданской войне, восстановления твердой государственной власти, что могли осуществить только патриоты-военные.

В ходе июньского наступления на фронте 8-я армия достигла успехов, прорвав неприятельский фронт и взяв в плен 36 тысяч человек. Командарм Корнилов был произведен в звание генерала от инфантерии и назначен главнокомандующим войсками Юго-Западного фронта. Он принимает решительные меры борьбы с разложением и развалом армии, митинговщиной, падением дисциплины, самовольным уходом с позиций - вплоть до введения на фронте смертной казни - с целью восстановления боеспособности вооруженных сил, продолжения войны с Германией.

Все это делает имя Корнилова чрезвычайно популярным в значительных слоях российского общества, особенно по сравнению с беспомощным Временным правительством, и 19 июля 1917 года Корнилов назначается на высшую военную должность - Верховным Главнокомандующим всеми вооруженными силами Российской Республики.

Соглашаясь занять этот пост, Корнилов публично заявляет, что будет нести ответственность перед собственной совестью и всем народом. Это были не просто громкие слова, это было твердое жизненное кредо патриота-генерала, как и ранее прославленных российских генералов Багратиона, Ермолова, Скобелева и других. Приезжавшего с фронта в Петроград и Москву Корнилова на вокзале радостно встречали толпы народа, люди осыпали его цветами и буквально несли из вагона на руках. Это были не рабочие и крестьяне, а офицерство, дворянство, предприниматели, интеллигенция, юнкера, видевшие в Корнилове личность, способную объединить вокруг себя здоровую национальную силу для возрождения России. Его называли не иначе как первый народный Главнокомандующий. Сохранились фотографии: Корнилов стоит в открытом автомобиле, усыпанном цветами, рука поднята в приветственном жесте диктатора, въезжающего в столицу на белом коне победителя.

Выход из революционного хаоса и стабилизацию внутриполитического положения в стране Корнилов, как человек с милитаристским мышлением, видел в установлении военной диктатуры с последующей передачей власти гражданскому правительству народного доверия. То есть это был путь военного заговора верхушки генералитета против Керенского (офицерство называло его "кликуша", "психопат", "балерина" и другими унизительными кличками), Керенский показал неспособность руководить страной в такое трудное время, отвести угрозу распада единой и неделимой России, отразить германскую угрозу захвата Петрограда, предотвратить возможное поражение в войне, что стало бы национальным позором для страны с ее славным героическим прошлым.

Военным вождем России должен был стать Верховный Главнокомандующий Корнилов, об историческом предназначении которого генерал Деникин говорил: "Все, хоть немного знавшие Корнилова, чувствовали, что он должен сыграть большую роль на фоне русской революции".

В 20-х числах августа 1917 года Корнилов двинул на Петроград верные ему соединения: 3-й Конный корпус генерала Крымова (1-я Донская казачья и Уссурийская конные дивизии, 3-й Донской казачий артдивизион) и Кавказскую Туземную дивизию генерала Багратиона (Дагестанский, Ингушский, Кабардинский, Татаро-Ногайский, Чеченский и Черкесский конные полки). В народе ее называли "Дикой дивизией", так как считали, что горцам "все равно, кого резать, лишь бы резать".

Корнилов выступил со специальным обращением, где говорилось: "Я, генерал Корнилов, сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ - путем победы над врагом - до Учредительного собрания, на котором он сам сделает выбор нового уклада государственной жизни". Действительно, Корнилов не имел ни крупных земельных владений, ни фабрик, ни миллионных счетов в банках. Единственный мотив его выступления и его ближайшего окружения - спасение России от германского завоевания, недопущение хаоса, анархии и "русского бунта - бессмысленного и беспощадного".

Однако выступление Корнилова и армии было сорвано временным союзом Керенского, большевиков и Петроградского совета. Корнилов, как мятежник, был смещен с должности Верховного Главнокомандующего, предан военному суду и заключен в тюрьму, где находился под охраной своих верных текинцев, спасших его от самосуда солдат.

После Октябрьского переворота в ночь на 20-е ноября 1917 года в сопровождении Текинского конного полка (400 всадников и 24 офицера) он совершил побег на Дон и через десять дней прибыл в Новочеркасск, где возглавил Белую Добровольческую армию, насчитывающую тогда всего три тысячи человек. Ввиду наступления Красной Армии она ушла в феврале 1918 года с Дона на Кубань в свой первый "ледяной" поход, о котором написано немало книг и снято несколько фильмов. Имя Корнилова вновь становится знаменем Белого движения за освобождение России от незаконной власти большевиков, борьбы с кайзеровской Германией. Корнилов считал, что на юге России, в Поволжье, Сибири и Туркестане можно создать единый фронт борьбы с большевиками и немцами.

Генерал Корнилов писал: "Мы уходим в степи. Мы можем вернуться, если только будет милость Божия. Но нужно зажечь светоч, чтобы хоть одна светлая точка была среди охватившей Россию тьмы…" Спустя десять лет Иван Шмелев писал: "В этот день, 22 февраля, русская "горсточка" доблестно показала страстную волю к жертве - за свободу, за право верить и жить свободно, за право России - быть. Из этого похода возгорелось святое пламя - освобождения. Этот подвиг не увенчался конечной победой… Но зажженное пламя, "светоч", - горит, не угасая… И будет гореть, пока не сожжет всю тьму".

В марте 1918 года, совершив 500-верстный зимний поход по степи, армия белых подошла к Екатеринодару и начала его штурм. Как и на фронтах первой мировой войны, Корнилов появлялся на передней линии огня с трехцветным российским флагом в руках, увлекая добровольцев за собой.

Шли седьмые сутки борьбы за город. В 7 ч. 30 мин. утра 31 марта 1918 года снаряд красной артиллерии попал в штаб белых, пробил стену и разорвался под столом, за которым сидел Корнилов. Осколок попал в висок, смерть была мгновенной. "Пал смертью храбрых человек, любивший Россию больше себя и не могший перенести ее позора", - говорилось в сообщении штаба Добровольческой армии о гибели ее командующего.

В ночь на второе апреля тело Корнилова было тайно предано земле. Карты местности с топографическими координатами могилы взяли с собой три участника захоронения. На другой день после отступления белых могилу Корнилова обнаружили красные. Труп опознали по погонам, так как он был единственным генералом от инфантерии. Сорвав царский мундир, тело на повозке привезли в Екатеринодар во двор гостиницы, где проживало командование красных войск. Тело Корнилова сбросили на землю, сфотографировали, а затем пытались повесить на дереве, но веревка оборвалась. При попустительстве главкома Сорокина над мертвым генералом долго глумились, его тело рубили шашками, затем обезображенный труп отнесли на городские бойни, где обложили соломой и сожгли в присутствии красных командиров. Пепел Корнилова развеяли над степью.

После возвращения Белой армии на месте гибели Корнилова был поставлен скромный деревянный крест. Через два года вернувшиеся обратно красные сожгли крест. В 1991 году в Екатеринодаре (Краснодаре) на высоком берегу Кубани потомки установили новый памятник Корнилову - человеку неукротимой отваги и личного мужества, простому солдату в генеральских погонах, честному воину русской армии.

В годы гражданской войны в Белой армии в отличие от Красной боевыми орденами никого не награждали. Считалось невозможным давать их отличившимся в сражениях против своих соотечественников. Командование Белой Добровольческой армии в память о "ледяном" походе 1918 года учредило особый нагрудный знак для тех, кто провел в нем все 80 дней. Знак носили на боевой ленте ордена Святого Георгия с бело-красно-синей розеткой русского национального флага. Знаком № 1 был отмечен посмертно Л.Г.Корнилов, знак № 1а получила его дочь, также участвовавшая в походе. А младший брат полковник Петр Георгиевич Корнилов, командир конного отряда Добровольческой армии, погиб во время этого похода в боях за Екатеринодар. Сын Л.Г.Корнилова Петр Лаврович Корнилов жил в Бельгии, где создал ценный музей по истории гражданской войны в России и белой эмиграции.

Такова жизнь и смерть сына казахской земли генерала Лавра Георгиевича Корнилова, любившего Родину и служившего ей до последнего вздоха. Сохранились строки из песни бойцов "стальной" корниловской дивизии:

Впереди - заветный путь, пулями освистанный,
Позади - родимый дом замели снега.
Я у матери моей первый и единственный,
Да обратная дорога больно далека…


Мурат Абдиров,
доктор исторических наук,
профессор Алматинского государственного университета им. Абая

Источник - Простор


Категория: В составе Российской империи | Добавил: Zhan (19.12.2012)
Просмотров: 3075 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0