Подборка статей, связанных со списком казахстанцев, погибших в немецком лагере "Гросслазарет" - Казахстан во время второй мировой войны - Советский Казахстан - Историческая рубрика - Казахстанский военный сайт
Главная » Статьи » Советский Казахстан » Казахстан во время второй мировой войны

Подборка статей, связанных со списком казахстанцев, погибших в немецком лагере "Гросслазарет"

Наша газета ("Время", прим. редактора сайта) продолжает публикацию списка воинов-казахстанцев, погибших в годы Великой Отечественной войны в лагере нацистов "Гросслазарет” близ города Славута Каменец-Подольской (ныне Хмельницкая) области. Многие из них со времен той войны официально числятся пропавшими без вести. На­деемся, что теперь их родные наконец узнают о судьбе своих близких. Всего в этом списке, предоставленном нашему изданию Мемориальным комплексом "Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов” (г. Киев) при содействии общественного объединения "Союз инвалидов и ветеранов войны в Афганистане” (г. Астана), значится 693 фамилии казахстанцев.

29 марта 2012 | Вспомнить всех

Наша газета впервые публикует списки воинов-казахстанцев, погибших в годы войны в нацистском лагере "Гросслазарет” на территории Украины близ города Славута. Эти солдаты Великой Отечественной до сих пор числились пропавшими без вести. Надеемся, что теперь их семьи наконец узнают о судьбе своих близких.

Последняя просьба

Жительница Астаны 66-летняя Елена ПУЩИНА чуть не выронила трубку телефона. Ноги подкосило. Женщина не могла поверить услышанному. Шутка ли: звонят из газеты и сообщают новость о близком человеке, о котором не было слышно ничего более 70 лет! Наконец, собравшись, Елена Дмитриевна дрожащим голосом произнесла: "Вас Бог послал”, - и заплакала.

Опубликовав первую часть списка погибших в концлагере воинов-казахстанцев (см. "Вспомнить всех”, "Время” от 22.3.2012 г.), мы не стали дожидаться звонков и писем читателей и сами приступили к поискам родственников солдат.
Сухая запись "Пущин Иван, русский, 1907, г. Акмолинск, ул. Советская, 54, 11.07.1943, 60539, 56, столяр” оказалась одновременно горестной и радостной для семьи Пущиных, проживающих в Астане. Елена Дмитриевна - супруга Геннадия Пущина, старшего сына того самого Ивана, трагически погибшего в застенках фашистского лагеря для раненых военнопленных "Гросслазарет”.
Как рассказала нам Елена Дмитриевна, до войны ее свекор Иван Пущин со своей супругой Анастасией (в девичестве Голушкиной) пере­ехал в Акмолинск из дальневосточного города Благовещенска. Кстати, там и сегодня проживают его родственники, но связь с ними потеряна. Умелые руки столяра Ивана оказались нужны на строительстве быстрорастущего города в центре Казахской ССР. По сей день в старом центре Астаны сохранились здания, в строительстве которых участвовал Иван Пущин. У Ивана и Анастасии было трое детей: два сына - Геннадий и Юрий и дочь Алерита. К сожалению, их уже нет в живых. Они ушли в мир иной, так и не узнав, где покоится прах их отца. Но живы их дети! К примеру, дети Алериты проживают сегодня в Германии. Елена Дмитриевна с сыном Станиславом пытаются поддерживать с ними связь. Благо есть для этого Интернет.

- Красивая была пара: Иван и Анастасия. И муж мой Геннадий, ныне покойный, был красивым человеком. Он очень переживал, что так и не смог отыс­кать могилу отца. Меня просил, чтоб я постаралась найти. Так что у меня в жизни оставалось одно дело - испол­нить его просьбу. Мы искали, но всё безуспешно. Совсем недавно только думали с сыном, что же нам теперь делать. Хотели обратиться в программу "Жди меня” - и тут вы звоните! Я очень благодарна газете "Время”, что у вас такой проект, который возвращает людям память о близких. Теперь мы планируем съездить и поклониться братским могилам в том самом городке Славута, точно зная, что именно там лежит прах близкого нам человека. Спасибо вам! Бог наградит вас за ваши труды, - благодарит Елена Дмитриевна.
Женщина берет со стола старые, пожелтевшие фото, многим из которых почти век. Она бережно перекладывает их и со слезами на глазах вспоминает историю их семьи. Историю, в которой теперь больше нет пустых страниц...

Булат МУСТАФИН, фото автора и из семейного архива Пущиных, Астана. http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=26572


5 апреля 2012 | Вспомнить всех

Наша газета продолжает публикацию списков воинов-казахстанцев, погибших в годы Великой Отечественной войны в концлагере для раненых военнопленных "Гросслазарет” в городе Славута Каменец-Подольской (ныне Хмельницкой) области Украины. В списке узников лагеря - 693 фамилии наших соотечественников, большая часть из них до сих пор числилась пропавшими без вести. Вместе с публикацией этих списков редакция продолжает вести поиск родных и близких казахстанцев, трагически погибших в "Гросслазарете”.

В поисках прошлого

Стойкость этой женщины достойна гордости и уважения. Война забрала у Раисы Дмитриевны ШИФНЕР-БЕРЕЖНОЙ и сына, и отца. Тело Юрия прибыло "грузом-200” из Афганистана в 1982 году. А вот о том, где покоится прах отца Дмитрия Алексеевича ЛАРИНА, ушедшего на фронт в 1942 году, Раиса Дмитриевна узнала из газеты "Время”.

Раиса Дмитриевна, ныне жительница российского города Орла, ежегодно приезжает в Казахстан. Для человека, разменявшего седьмой десяток, это непросто, но здесь ее родина, где она родилась и выросла. Здесь покоится прах ее сына, погибшего в Афганистане. Так что День Победы 9 мая Раиса Дмитриевна непременно встречает именно здесь, у себя на родине, поминая сына - воина-афганца и отца, ушедшего на фронт из поселка Ольгинка Вишневского (ныне Аршалынский) района Акмолинской области.
Семья кубанских казаков Лариных прибыла в Казахстан в начале 30-х годов прошлого века. Старший брат Дмитрия, устроившийся работать на железнодорожную станцию Караганда-сортировочная, позвал и его с собой. Там они работали в военизированной охране, сопровождая грузовые поезда.
- Поначалу у нас не было жилья. Жили в какой-то каморке. Сделана она была из двух кладовок, разделенных между собой, потому что у меня родился братик. Время было тяжелое, уже война началась, - вспоминает Раиса Дмитриевна, с которой мы связались по телефону. - Отец только обустроил жилье, и через неделю его забрали на фронт. Вместе с ним на фронт ушел и его отец, то есть мой дедушка, и младший брат - мой дядя, и еще один двоюродный брат. В общем, вместе со всеми трудоспособными мужчинами поселка железнодорожников из семьи Лариных на фронт ушли четыре человека.

По словам собеседницы, поначалу писем от отца с фронта было очень много. В них он писал, где стоит их часть, в каких боевых действиях участвует и как идут бои.
- Когда война закончилась, мне было
9 лет. Я помню, шла из школы, музыка везде играет, все счастливые. Пришла домой, а мама плачет и кричит во весь голос, что война закончилась, а отца нашего нет, - дрожащим от нахлынувших воспоминаний голосом говорит Раиса Дмитриевна.
С фронта пришло извещение о том, что Дмитрий Ларин пропал без вести. Вместе с ним в одной роте воевал ныне покойный односельчанин Павел БЕРЕЖНОЙ. Он вернулся с войны и рассказал о том, когда в последний раз видел Дмитрия. Где-то под Киевом шли очень ожесточенные бои. Солдаты, сильно уставшие, к тому же голодавшие - не было даже сухарей, совсем обессилели. Когда бой затих, старшина Дмитрий Ларин отправился на поиски еды для солдат, однако через 15-20 минут сражение возобновилось с новой силой. Была страшная бомбежка. Что случилось дальше со старшиной Лариным, дядя Паша так и не узнал. С тех пор Дмитрий Ларин и оказался в длинном списке пропавших без вести.
- Мама умерла, так и не дождавшись об отце ни весточки. Судьба так распорядилась, что я сегодня проживаю в России. Но еще до отъезда мы пытались найти хоть какую-то информацию. Писали несколько запросов в военкомат, - говорит Раиса Дмитриевна.

На один из запросов ответ все-таки пришел. В нем говорилось, что Дмитрий Алексеевич Ларин захоронен под украинским городом Славутич. В 2011 году Раиса Дмитриевна побывала там. Но оказалось, что в этом городе нет никаких могил, даже братских.
- Мы пытались разбираться, почему нам дали неверную информацию, но ничего вразумительного добиться не смогли. Правда, в Славутиче нам подсказали, что есть еще город Славута, где проходили боевые действия, и в этом году мы планировали выехать туда, чтобы попробовать найти могилу отца. Теперь, после вашего звонка и публикации списков узников "Гросслазарета”, мы точно знаем, что папа покоится именно там. Мы обязательно там побываем. Спасибо вашему изданию! - благодарит за помощь Раиса Дмитриевна.
Теперь мы можем отметить еще одну запись в печальных списках "Гросслазарета”: "Ларин Дмитрий Алексеевич, русский, 1916 г.р., Акмолинская область, д. Ольгинка. Погиб 04.07.1943, 60539, 50, тракторист”.

Булат МУСТАФИН, Астана, фото из семейного архива Раисы Шифнер-Бережной

http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=26687



12 апреля 2012 | Вспомнить всех

Наши читатели нашли в газете имя своего пропавшего на войне родственника! Почти 70 лет о солдате Пазылбеке МУТАЛИ (на снимке) ничего не было известно. И только после нашей публикации списков узников концлагеря "Гросслазарет” его сын и внуки наконец-то узнали, где он похоронен.

Газета "Время” продолжает публикацию списков воинов-казахстанцев, погибших в годы Великой Отечественной войны в концлагере для раненых военнопленных "Гросс­лазарет” в городе Славута на Украине. В списке узников лагеря - 693 фамилии наших соотечественников, большая часть из них до сих пор числилась пропавшими без вести. Вместе с публикацией этих списков редакция продолжает вести поиск родных и близких казахстанцев, трагически погибших в "Гросслазарете”.

Горсть земли

88-летний Замедин МУТАЛИЕВ вот уже 69 лет ищет могилу своего отца Пазылбека МУТАЛИ. Что такое война, аксакал знает не понаслышке: не раз сам мог погибнуть на фронтах Великой Отечественной. Почти 70 лет Замедин-ата мечтает положить горсть земли из родного аула на могилу отца, но до недавнего времени не знал, где покоится тело его отца Пазылбека...
Пазылбек Мутали - коренной житель аула Амангельды Мактааральского района Южно-Казахстанской области. Ушел на фронт в 1941 году. Дома осталась жена Алима и трое сыновей: 16-летний Замедин, 12-летний Алимхан и самый младший Азимхан, которому тогда было 8 лет. В последнем своем письме с фронта, как вспоминают родные, Пазылбек писал, что они стоят под каким-то украинским городом, где идут ожесточенные бои. Что это за город и какого именно числа было отправлено письмо, никто из близких уже не помнит. А потом связь с отцом оборвалась.

Весной 1942-го на фронт в возрасте 17 лет ушел старший сын Пазылбека Мутали - Замедин. Служил зенитчиком. Через год он из Польши в составе советских войск попал на Дальний Восток воевать с японцами. В 1945-м вернулся с фронта. На груди - несколько боевых наград. Главной наградой, как говорит аксакал, была бы его встреча с отцом, которой он так ждал. Но отец так и не вернулся домой... Замедин обратился в военкомат, пробовал расспрашивать у других участников войны о судьбе своего отца - тщетно. Возможно, успешному поиску мешало то, что фамилия и имя солдата были искажены. В частности, в списке военнопленных "Гросслазарета”, который мы публикуем, значится: "Базинвек Муталь, казах, 1894 г.р., Чимкентская область, с. Амангельды, погиб 27.01.1943, 60538,265, ч/рабочий”. Тем не менее один из племянников Пазылбека, проживающий в Алматы, увидев в номере газеты "Время” от 29 марта 2012 года это имя, заметил сходство с именем пропавшего родственника. Он и написал письмо на электронный адрес редакции с просьбой уточнить данные. Кроме явной созвучности имен совпали и место призыва, и дата рождения, а также другие сведения из базы данных "Мемориал” Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации. Теперь можно с уверенностью сказать, что Базинвек Муталь есть не кто иной, как Пазылбек Мутали.
- Когда я сообщил отцу новость о том, что найдено место гибели и захоронения дедушки, отец долго плакал, - говорит Нуржан МУТАЛИЕВ, внук погибшего солдата. - Теперь, узнав, где могила его отца, он рвется туда. Было бы хорошо, если бы государство помог­ло ему осуществить мечту.
Оба младших брата Замедина Муталиева - Алимхан и Азимхан - уже умерли. Умерла более 10 лет назад и их мама - Алима. Сам Замедин-ата со своей супругой проживает в том же родном ауле. Ему - 88, ей - 86 лет. Они воспитали пятерых сыновей и двух дочерей, у них более 30 внуков и уже 9 правнуков.

Булат МУСТАФИН, фото из семейного архива Муталиевых, Астана

http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=26807



19 апреля 2012 | Вспомнить всех

Газета "Время” продолжает публикацию списков воинов-казахстанцев, погибших в годы Великой Отечественной войны в концлагере для раненых военнопленных "Гросс­лазарет” в городе Славута на Украине. В списке узников лагеря - 693 фамилии наших соотечественников, большая часть из них до сих пор числилась пропавшими без вести. Вместе с публикацией этих списков редакция продолжает вести поиск родных и близких казахстанцев, трагически погибших в "Гросслазарете”.

Рядовой Гаврилкин

На том конце провода женщина охнула.
Я повторила:
- Гаврилкин Максим, русский, 1900 года рождения, довоенный адрес проживания: Алма-Ата, улица Луговая, дом 3.
Наталья Ивановна Поползина сказала:
- Это мой дедушка. Он не вернулся с войны. Мы не знаем, где он похоронен.
Она еще сказала:
- Я вам перезвоню, - показалось, что ей захотелось как можно быстрее закончить разговор.
Как выяснилось, проплакавшись, она позвонила дочери Лене:
- Дедушка нашелся…
Через 70 лет прошлое постучалось в двери, и весточка, которую ждала ее бабушка и потом - долгие годы - ее мама, наконец прозвучала.
Женщина звонила дочери и плакала за два поколения, не дождавшихся с фронта родных.

На следующий день в редакцию пришла Лена. Вспоминала прабабушку, Марфу Федоровну, супругу рядового Михаила Гаврилкина.
Прабабушка была ей как подруга.
Вспоминала она только хорошее.
Или веселое.
Например, как засватали ее в 13 лет и повезли в санях в дом жениха. Дорога лежала через лес, на одном из поворотов сани накренились, и невеста вывалилась в сугроб. Свадебная процессия продолжила путь, не заметив потери, а тринадцатилетняя Марфа дрожала от страха, ожидая голодное зверье.
Сваты скоро спохватились и вернулись за продрогшей девушкой.
Это был 1914 год.
Впереди были две войны.
В первую, Гражданскую, сначала в их деревню, что в Алтайском крае, ворвались красноармейцы и забрали с собой воевать за советскую власть старшего брата Максима Гаврилкина.
Следом в деревне появились белогвардейцы и забрали оставшихся, среди которых был и Максим Гаврилкин, воевать против советской власти.
Благодаря красным и белым у семьи забрали мельницу, им принадлежавшую, коров и лошадей, конфисковали зерно и нажитое добро.
За что, спрашивается, воевали братья по разные стороны баррикад?
При первой же возможности братья скооперировались, собрали свои семьи и отправились на телегах в дальний путь. В Казахстан.

Жили они в Алма-Ате по соседству, даже забор не поставили промеж своих домов.
Скромно жили.
Но прабабушка вспоминала то время с нежностью.
- Он меня не обижал, - рассказывала Лене о своем муже.
У них росли две дочери. Они работали.
- У нас род трудолюбивый, - говорит правнучка, которая собирает и записывает бережно все, что касается прошлого семьи.
В первые дни Великой Отечественной двух братьев забрали на фронт.
Оба не вернулись.
Жены братьев ждали мужей. Молились за их возвращение и спасали детей от голодной смерти. Работая на элеваторе, украдкой и со страхом бросали в туго натянутые лифчики горсточку муки. Если бы поймали, могли и посадить за воровство.
Дома нижнее белье, пропахшее потом, тщательно вытряхивалось, добавлялась лебеда, и приготовленная еда поедалась семьями тех, кто воевал.
В 1942 году прабабушка получила извещение, что ее супруг без вести пропал.
- Мне кажется, она всегда надея­лась, что он жив, - говорит правнучка.
В год Победы прабабушке выдали в военкомате еще одно извещение, в котором указали, что он погиб в концлагере. Правда, год указали другой, 1945, причем декабрь.
Где-то в этих цифрах была ложь.
Прабабушка была больна.
Да и трудно было найти правду в те годы.

Родной брат прабабушки выжил в Освенциме. Пройдя тот ад, он попал в другой, на родине. Ему говорили, что он враг народа, пропаганда тех лет внушала всем: в плену были только предатели.
Через 25 лет после победы над фашистской Германией человек, выживший в Освенциме, добровольно ушел из жизни.
Являясь свидетелем покореженной жизни своего брата, по которой как бульдозером прошлась война, хотела ли супруга Максима Гаврилкина искать правду о его годах в плену?!
Прабабушка ухаживала до последних дней за отцом не вернувшегося с войны мужа. Ее свекор прожил 90 лет.
- У нас в роду много долгожителей, - подводит итог Лена.
Жизнь прадеда Максима Гаврилкина оборвалась в 40 лет.
- Сколько мне сейчас, - произносит Лена.
Если бы не война, прадед мог прожить долгую и счастливую жизнь.
Лена бережно хранит единственное фото, выцветшее от времени. Там прадед.
Черты лица на старом снимке как будто ослеплены солнцем.
Правнучка хранит и извещение, в котором тоже присутствует ложь победного 1945 года: "Ваш сын, рядовой Гаврилкин Максим Григорьевич, уроженец Алтайского края, в боях за социалистическую Родину верный воинской присяге проявил геройство и мужество. Был убит 21.12.1945 года. Похоронен с отданием воинских почестей”.
Но только дата другая.
Какие воинские почести в лагере для военнопленных?!
Удивительно: время восстанавливает справедливость.

Из редакции Лена позвонила родному брату Сергею, который в эти дни находится в командировке на Украине.
Лена продиктовала адрес: город Славута Хмельницкой области. Вопрос, поедет ли туда брат, даже не обсуждался.
Он сделает все возможное. У них так положено в роду.
Младшего сына брата зовут Максимом.
Это единственный мужчина по имени Максим из 21 потомка не вернувшегося с войны 1941-1945 годов рядового Максима Гаврилкина. Маленькому Максиму всего три года. Это и за его светлое будущее ушел воевать его прапрадедушка.
По большому счету, других поводов отдавать свою жизнь в 40 лет у рядового Максима Гаврилкина не было…

Хельча ИСМАИЛОВА, Алматы, фото Владимира ЗАИКИНА и из семейного архива правнучки Гаврилкина

http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=26920



26 апреля 2012 | Вспомнить всех

Наша газета продолжает публикацию списка воинов-казахстанцев, погибших в годы Великой Отечественной войны в лагере нацистов "Гросслазарет” близ города Славута Каменец-Подольской (ныне Хмельницкая) области. Многие из них со времен той войны официально числятся пропавшими без вести. Надеемся, что теперь их родные наконец узнают о судьбе своих близких. Всего в этом списке, предоставленном нашему изданию Мемориальным комплексом "Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов” (г. Киев) при содействии общественного объединения "Союз инвалидов и ветеранов войны в Афганистане” (г. Астана), значится 693 фамилии казахстанцев.

Обмануть судьбу

Жительница Талдыкоргана Райхан ДЖАНСЕИТОВА делает вырезки из газеты "Время” - собирает полный список казахстанцев, погибших в лагере "Гросслазарет”. По ее словам, газета в аул Ор-Каинды, откуда она родом, увы, не доходит. Между тем едва ли не каждая семья в этом селе потеряла на фронте близких, большая часть из которых пропала без вести. Сама Райхан обнаружила имя своего родного дяди в списке, опубликованном во "Времени” в номере за 29 марта.

Новорожденного назвали Чулгайбай. Столь неблагозвучным именем мама назвала его, чтобы обмануть злые силы. Несколько детей, появившихся на свет до Чулгайбая, жили недолго - умирали спустя короткое время после рождения. Что было причиной - никто не знает. В те далекие годы в отдаленном казахском ауле никаких медицинских обследований не проводили... Между тем родные, близкие и друзья звали Чулгайбая БЕКБУТАНОВА незатейливо, но поэтично - Серго. А после Серго в семье появился мальчик Абдыкалык, а еще через несколько лет - и маленькая Захан.
Говорят, Серго обладал недюжинной силой. Был, что называется, настоящим казахским батыром! После скоропостижной смерти отца совсем еще юный Серго стал опорой для семьи: ему пришлось рано повзрослеть, ухаживая за младшими Абдыкалыком и Захан. Весной 1941 года всем селом проводили парня в армию, а оказалось - простились с ним навсегда.
С фронта Серго прислал всего одно письмо, написанное спустя несколько дней после начала войны. В нем он рассказал, что на них неожиданно напали фашисты и тем, кто выжил после налета, приходится отступать.

Сестренка Захан выросла, выучилась, вышла замуж, родила сына Серикпая и дочь Райхан, долгие годы трудилась на почте, умерла в 1982 году. Все эти годы Захан Джансеитова искала своего брата, писала письма в различные ведомства и инстанции: на Гостелерадио, в телепрограмму "Жди меня”, военкоматы... Ответ был один - пропал без вести.
"Бикбутанов Серго, казах, 1920 г., Алма-Ата, Кугапайский р-н, д. Каинд, 20.09.1943, 60539,96, крестьянин” - пусть с ошибками, но если бы не эта короткая запись в своеобразной "Книге памяти”, которую рукописно вели сами заключенные лагеря "Гросслазарет”, о судьбе Бекбутанова его родственники так и не узнали бы.
В 1969 году поселок Ор-Каинды почти полностью смыло паводком. Большая часть домов была разрушена. К счастью, обошлось без человеческих жертв. Местное население переселили в соседний аул. Однако вместе с вещами и документами потоки воды унесли тогда то единственное письмо с фронта от Серго и его старые фотографии.
- Я тогда совсем маленькая была. Местность, куда нас переселили после наводнения, называется Бериктас, хотя многие по привычке называют Ор-Каинды, - рассказывает Райхан, которая сейчас живет в Талдыкоргане.

Младший брат Чулгайбая Абдыкалык также прошел через войну. Только воевал он на Дальнем Востоке, с японцами. В 1943 году, когда он сбежал на фронт, ему было всего 16 лет. Он соврал, что ему уже исполнилось 18. Абдыкалык умер в середине 1990-х. У него осталось трое детей: Серикбек, Раушан и младший сын Жанат.
- Близкие называют меня мечтательницей: я недавно сказала, мол, хорошо бы съездить на могилу дяди. Ведь мама его всю жизнь искала, он был ей как отец... И тут публикация в газете! - говорит Райхан. - Но я одна воспитываю дочь, и денег на поездку на Украину у меня сейчас нет. Но теперь мы хотя бы знаем, где захоронен наш дядя. Спасибо вашей газете! Теперь каждую неделю покупаю "Время”, вырезаю и храню списки. А вдруг кто-то еще из аула в нем окажется?! Я в деревне всем сказала, что списки буду хранить - хочу хоть чем-то помочь людям. Так же, как вы, помогли нашей семье. У нас очень многие в поселке с нетерпением ждут, когда же опубликуют весь список узников "Гросс­лазарета”. Люди верят, что увидят знакомое до боли имя.

Булат МУСТАФИН, фото Сандугаш Дуйсеновой и из семейного архива Джансеитовых, Астана

http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=27036



17 мая 2012 | Вспомнить всех

Газета "Время” завершает проект "Вспомнить всех”. Сегодня мы публикуем заключительную часть списка воинов-казахстанцев, погибших в годы Великой Отечественной войны в лагере нацистов "Гросслазарет” на территории Украины. За полтора месяца нам удалось разыскать родных и близких 21 погибшего узника. Казалось бы, капля в море, тем более что на фронте, по официальным данным Министерства обороны СССР, без вести пропали 271 503 казахстанца. Однако после почти 70 лет неведения даже если бы всего одна семья благодаря нашему проекту узнала о судьбе близкого человека - значит, мы не зря тратили газетную площадь.

"Здравствуйте, уважаемая редакция! Позвольте выразить вам признательность и сказать большое спасибо за то, что вы раскрываете новые страницы в истории Отечественной войны. Ваш труд по поиску и публикации фамилий наших соотечественников необходим и важен для всех, кто не дождался своих родных с фронта…” - пишет Зауре ТАБЫНБАЕВА из Алматы.
"В вашей газете нашла информацию о своем без вести пропавшем отце Таналиеве Кабдуше, 1898 г.р. В газете указано место проживания до призыва: д. Кумрат. А на самом деле - д. Конрат, а сейчас это Западный Казахстан, п. Кайрат-2. Я единственная дочь, супруга его умерла в 1971 году. До войны они проживали в деревне Конрат на отгонной точке. В день призыва на фронт отец поехал за продуктами в райцентр, где его и забрали на фронт. Мы с мамой даже не смогли попрощаться с ним. И после этого никаких известий от него мы не получали. Наши поиски в 1970-1980 гг. не дали результатов. Спустя 70 лет я узнала о последних днях моего отца. Спасибо вам за ваш труд, за то, что я узнала о судьбе своего самого родного человека”, - пишет наша читательница Асылганым КАБДУШЕВА.
Благодаря интернет-сайту нашей газеты списки узников стали известны далеко за пределами Казахстана. Больше всего отзывов поступило из соседней России.
"Уважаемая редакция! В списке фамилий, опубликованных в вашей газете, числится Гостев Константин. Это наш родственник! Его сын проживает в г. Тараз. Также жив родной брат Константина, Михаил Кудзев. Он живет в Хабаровске. Михаил 1925 года рождения и тоже участник войны, призывался из села Ровное Джамбулской обл. Казахской ССР. Все многочисленные родственники помнят Константина Гостева, и все мы низко кланяемся вам за весть о нашем безвременно погибшем дяде Косте”, - благодарит племянник фронтовика Владислав ПРИСТАВКА из далекого Магадана.
Мы со своей стороны благодарны нашим читателям за активную поддержку нашей акции. Для сравнения: еще в 1995 году на Украине были опубликованы списки узников "Гросслазарета” - уроженцев Украины - 1711 фамилий. За многие годы откликнулось лишь 3(!) семьи. Публикуя 693 фамилии казахстанцев, мы даже не надеялись, что откликнется два десятка благодарных семей! Но сработал узун-кулак: люди делали вырезки и передавали список из рук в руки, региональные газеты взялись перепечатывать его. Спасибо всем неравнодушным!
Полный список узников концлагеря "Гросслазарет” доступен на сайте нашей газеты www.time.kz.
Выражаем благодарность за помощь генерал-майору Марату МАРДЕНОВУ и заместителю генерального директора Национального музея истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов (г. Киев) Любови ЛЕГАСОВОЙ.

Булат МУСТАФИН, Астана

Отец гордился бы нами!

Ни разу актюбинка Батиш УМИРОВА не допустила мысли, что ее супруг - рядовой Наби УМИРОВ - мог погибнуть в бою с фашистами. Единственное письмо с фронта, в котором муж написал о своих ранениях, она хранила как зеницу ока. И дети верили: отец обязательно вернется. Ничто не могло поколебать эту веру, даже когда с фронта пришла весть, что Наби пропал без вести. Надежда на то, что супруг совсем скоро переступит порог родного дома, теплилась в сердце Батиш до самого последнего ее дыхания - ведь похоронки с фронта женщина так и не получила. Да и все гадалки, к которым она ходила, в один голос утверждали: "Наби жив”.
- "Пропал без вести”. Для нас это означало, что наш отец жив. Возможно, попал в плен, а после войны не смог вернуться. Или его контузило и он все забыл. Разные версии мы рассматривали, но никогда не теряли надежды: рано или поздно мы встретимся, - вздыхает актюбинец Тлектес УМИРОВ, сын умершего в концлагере военнопленных "Гросслазарет” Наби Умирова.
Супруга Тлектеса Марфуга в это время разливает чай. Перед собой хозяин дома, 74-летний пенсионер, разложил несколько бумаг и одну старую фотографию, сделанную в 1939 году. На снимке - Наби Умиров, его жена Батиш, три дочери и маленький Тлектес, ему два годика.
- Младшего, Жолдаса, тогда еще не было. Мама была им беременна в 1942 году, когда отец ушел на фронт, - поясняет Тлектес и вздыхает: - Это единственная фотография с изображением отца.

Две недели назад старшая дочь Тлектеса Айгуль позвонила с работы. "Не волнуйся, - сказала почему-то дочь. - Здесь фамилия деда. Кажется, он нашелся”.
- Мы сверили данные. В газете указано: "Гумиров Набит, казах, 1898, д. Аксайск, 26.02.1943, 60538, 287, крестьянин”, - рассказывает Тлектес. - Мой отец действительно родился в 1898 году. На фронт призывался через районный военкомат Аксайского сельсовета. Что касается незначительных расхождений в его имени и фамилии, то мы списываем это на то, что в военные годы казахские фамилии записывались на слух.
Воспоминания об отце у Тлектеса скудные. Ребенку было всего четыре года, когда глава семейства ушел на фронт. Мать рассказывала, что Наби, транспортника по профессии, военкомат долго не отпускал на фронт, сколько тот ни просился. На селе тоже нужны были рабочие руки, а баранку могли крутить только два человека на весь аул. Но весной 1942-го в ауле уже не осталось мужчин моложе 13 лет - все ушли на фронт.
- Отец был грамотным человеком. Окончил начальную школу, знал латиницу. Для тех времен это было редкостью. Поэтому человека, который мог бы прочитать его единственное письмо, которое он прислал с фронта, родители нашли аж в соседнем ауле, - рассказывает Тлектес. - В своем письме, а оно пришло осенью 42-го, отец написал, что находится под Сталинградом, получил легкие ранения, повредил два ребра, но идет на поправку.

Батиш к тому времени родила пятого ребенка - сына Жолдаса. Женщина работала дояркой, на работу уходила в пять утра, приходила далеко за полночь. Дети подрастали, а от мужа других вестей все не было.
- У отца было два костюма - белого и синего цвета, один тулуп, два полушубка. - вспоминает рассказы матери Тлектес-ага. - Помню, как мать рассказывала, что в войну ей даже пришлось побороться за эти вещи. Однажды местные бастыки устроили собрание и говорят: мол, зачем тебе два полушубка, тулуп и костюмы, отдай более нуждающимся! Мать плакала, говорила, что эти вещи будут дети носить, что, мол, дочерей не во что одевать. Но бастыки были непреклонны. Тогда за мать заступились местные аксакалы. В это время пришло письмо с фронта, что Наби пропал без вести, и старики велели оставить в покое мою мать. Но вещи отца мы так и не носили. Мать положила их в сундук. Помню, сказала: "Вот приедет отец - еще выйдет в них!”.
В послевоенные годы дети предпримут попытку найти отца, будут писать в разные инстанции, в Центральный архив Минобороны СССР, но отовсюду будет один ответ: красноармеец Гумиров Набит в начале 1943 года пропал без вести. Потом внуки будут искать хоть какие-нибудь сведения о деде через поисковиков. По крупицам удастся собрать ценную информацию о боевом пути деда: принимал участие в форсировании Днепра, освобождении Киева, был дважды ранен. А прорицательницы всё уверяли, что Наби жив...
- Я читал про "Гросслазарет”. О том, какие пытки там устраивали, как намеренно среди узников распространяли инфекционные заболевания, как строили ровные дорожки и разбивали цветники над их могилами. О, Аллах! - вздыхает Тлектес. - Теперь выяснилось, что мой отец содержался в четвертом блоке концлагеря "Гросслазарет”, умер 26 февраля 1943 года. Главное - мы теперь знаем, где покоятся его останки. Я, моя семья безмерно благодарны всем, кто помог нам найти место захоронения моего отца.

В следующем месяце Умировы собираются в город Славута Хмельницкой области Украины, где захоронен Наби. На Украину Умировы повезут горсть родной земли и намерены привезти с его могилы тоже немного земли - для могилы Батиш...
- Отец, несомненно, гордился бы нами! У него сегодня 34 внука и внучки. Они стали медиками, военными, чиновниками, предпринимателями, - говорит Тлектес-ага, незаметно смахивая слезу.

Акмарал МАЙКОЗОВА, фото автора, Актобе

http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=27311




Категория: Казахстан во время второй мировой войны | Добавил: Marat (15.06.2012)
Просмотров: 3434 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 7
1  
горжусь теми кто воевал! Ищю прадеда Каршена год рождение 1926 или 27

2  
нация прадеда казах , кто нибудь найдите его

3  
Алмас, а фамилия?

4  
Здравствуйте! Я ищу своего прадедушку Құлымбетова Таубая. Знаю только то, что он примерно 1920 года, из Мактааральского района, ЮКО. Прошу помочь. Заранее спасибо.

5  
дед моего мужа Бисабеков Ахметжан 1912 г.р. из Карагандинской области Жанаркинского района пропал без вести в декабре 1942 г. Обращаюсь сюда потому что в 1213 году в какой то газете видели статью про Туркестанский легион и среди казахов на фото был человек очень похожий на нашего деда. Хотелось бы узнать фамилии всех кто там был в этом легионе

6  
в 2013 г. видели статью

7  
прошу помочь в поисках моих дедушек!! ушедших на отечественную войну! бердалина сагинтая 1890, бердалина алатая 1918, бердалина каратая 1904. ушедшие из казахстана семипалатинской области, чингиставского района, совхоз абая и колхоз ворошилова. прошу помочь!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0