Главная » Статьи » Современный Казахстан » Современная армия Казахстана

История создания Аэромобильных войск Республики Казахстан (часть первая)
История создания Аэромобильных войск Республики Казахстан.
01.06.2008, http://desantura.ru/articles/23/

Всю историю ВДВ-АэМВ Республики Казахстан можно разделить на 2 этапа:
1-й этап – с 7 мая 1992 года по 6 июня 2000 года – хроники одной 35-й ОДШБр 
2-й этап – с 6 июня 2000 года по сегодняшний день – создание АэроМобильных Войск.

Первый этап: 35-я отдельная (в полном смысле этого слова)


История казахстанских ВДВ начинается с истории возникновения Вооруженных Сил Республики Казахстан. 7 мая 1992 года в Алматы, в ходе межгосударственных переговоров, окончательно разделились две последние армии в СНГ, до этого момента считавшиеся одним целым – российская и казахстанская. В состав ВС РК вошли все войсковые формирования, находившиеся на территории республики кроме частей РВСН (дивизия в Державинске) и стратегической авиации (дивизия в Жангиз-Тобе), подразделения космической связи и станции слежения за космическими аппаратами (как в Шенгельды и под Астаной) а также части составляющие гарнизоны Байконура и Приозерска.


Бойцы 36 одшбр на учениях с форсированием водной преграды "Или-2006"


На момент создания Вооруженных Сил РК на территории республики находилась 40-я Общевойсковая Армия под командованием генерал-лейтенанта Рябцева с общей численностью около 160 000. В худшие годы 1996-97 численность опускалась до 45000.На данный момент численность военнослужащих Министерства Обороны РК – 76 000.
По наследству казахстанской армии досталась единственная воздушно-десантная часть, оказавшаяся по воле Генштаба МО СССР на территории Казахстана – 35-я отдельная Отдельная Десантно-Штурмовая Бригада, выведенная из состава ГСВГ годом ранее. В то время в прессе и телевидении официально сообщалось, что в казахстанской армии есть такой род войск – Воздушно-Десантные Войска - и представлены они одной войсковой частью – Капчагайской 35-ой ОДШБр. Комбрига-35 почти официально называли командующим ВДВ республики. Зам.комбрига по ВДП толи в шутку толи всерьез называл себя зам.командующего ВДВ. Звучало одновременно и гордо и весело.

Также годом ранее, в связи с переменным, то объединением - то разделением САВО и ТуркВО, была окончательно расформирована Актогайская 57-я ОДШБр. Вся боевая техника была ж/д транспортом вывезена в Латвийскую ССР.
Выведенная из территории бывшей ГДР, 35-я бригада была расквартирована на территории военных городков бывшей 22-й бригады специального назначения ГРУ и Зенитно-Ракетной Технической Базы, на 1-й линии расположения войсковых частей Капчагайского гарнизона (на 1991-й год в Капчагайском гарнизоне было 16 в/ч на двух линиях). От 22-й ОБрСпН (к тому моменту это был учебный полк СпН) в наследство казахстанской армии досталась одна рота из кадров пожелавших остаться в казахстанской армии. Эта отдельная рота спецназначения ГРУ до 2000 года дислоцировалась на 2-й линии, потом была передислоцирована в Алматы.
35-я бригада на момент переезда в Капчагай, представляла собой, как и все линейные советские части, находившиеся в ГСВГ, полноценно развернутую бригаду из 4 батальонов, одного артдивизиона и полного комплекта спецподразделений, насчитывавшую порядка 2700 личного состава.
С принятием 35-й бригады в 1992 году в состав ВС РК начался массовый отток, офицеров-славян в российскую армию, который продолжался по 1996-й год. В бригаде остались только те офицеры-славяне, которые были родом из Казахстана. Были и офицеры-казахи (например, командиры 4-й и 8-ой ДШР, командир 2-го ДШБ) переведшиеся в российскую армию. Одновременно в 35-ю бригаду переводились офицеры-казахи из других союзных армии – к примеру, комбриг гв. п-к Еламанов перевелся на должность НШ 35-й бригады с должности начштаба танковой дивизии белорусской армии.

Таджикские командировки


3 месяца спустя после создания казахстанской армии, в почти соседней с нами Республике Таджикистан, вспыхнула гражданская война, унесшая 50 000 жизней. С этой войной и пришелся первый боевой опыт, не воевавшей прежде 35-й бригады. В результате коллективного договора Кыргызстан, Узбекистан и Казахстан отправили в поддержку группировки российских погранвойск в Горно-Бадахшанской области по одному батальону солдат. Так как все происходило в аварийном порядке – было решено от казахстанской армии, отправить один батальон от 35-й ОДШБр, как от самой боеспособной части армии.

Забыли учесть два важных фактора – это были солдаты еще советских призывов, которые с этим парадом суверенитетов, никак не могли понять - в какой армии они служат, в какой они хотели бы служить и с этой нарастающей перестроечной заразой пацифизма спрашивали себя – а стоит ли вообще служить и за кого-то воевать? Автор строк хорошо знает армейскую атмосферу тех дней, потому что в то же самое время - летом 1992-го, имел возможность беседовать с земляками советских призывов 1990-91 годов, служившими в частях уже ставшей российской армии, а именно группировке российских войск в Закавказье. Часть моих земляков-казахстанцев активно воевала за армян, а другая большая часть, не менее активно воевала за азербайджанцев – и при этом и те и другие числились в рядах уже Российской Армии. Вот такое было непонятное время.
Второй важный фактор, который не учли наши носители лампасов – полный отказ офицерского состава 35-ой бригады ехать в Таджикистан.

В результате, в первой таджикской командировке от 35-ой участвовали только солдаты-срочники под руководством сержантов-срочников. По свидетельству очевидцев, то, что с ними происходило целых семь месяцев в Горном Бадахшане, трудно было назвать военным присутствием. Точнее это можно было бы назвать присутствием группы неуправляемых вооруженных людей, не имеющих какого-либо командования и конкретно поставленных боевых задач. Представьте себе 3 полные роты полностью предоставленных самим себе солдат. Которых почти не снабжают. Которые забыли, что такое баня и чистое постельное белье, которые вообще не верили о возвращении домой. Некоторые из них «по-договору» воевали за местных полевых командиров.

Гвардии прапорщик Михеев, в то время старшина роты, принимавший в 1993-ом группу бойцов с первой командировки, рассказывал: «Зашли в казарму 30 бойцов, все худые, грязные, обросшие. У некоторых на босу ногу, вместо сапог и ботинок какие-то кеды и калоши (на дворе стояла зима). Я смотрю на них – и мне их ЖАЛКО! Одежда на них даже отдаленно не напоминает форму – такая степень изношенности хуже, чем у подменок для нарядов в столовую. Оружие и боеприпасы никто не сдавал – свалили возле пирамиды кучу ржавых автоматов и ржавых патронов и все. Я оттираю и сверяюсь с номерами - в моей роте несколько стволов не числится вообще. Иду в соседнюю роту – там с круглыми глазами носится ротный и старшина – оказывается это их стволы».
Так как подавляющее большинство солдат из первой командировки были родом не из Казахстана – их демобилизовали на следующий день после возвращения.
В нашей армии и прессе о первой таджикской командировке десантников принято глухо молчать. Следующие командировки были организованы строго по букве устава. Было принято в Таджикистан отправлять сводный стрелковый батальон сроком на 3 месяца - попеременно одну сводную роту от Сары-Озекской мотострелковой дивизии или от управления погранвойск, одну роту от 35-ой и одну роту от Шымкентского полка оперативного назначения внутренних войск.

Командировки от 35-й в Таджикистан завершились в июле 94-го, из-за ЧП за неделю до отправки очередной роты. Чрезвычайное происшествие заключалось в том, что на перерыве на обед, на строевом смотре у сводной роты, готовящейся к отправке в Горный Бадахшан, с плаца украли автомат. Хотя особисты до полуночи вычислили укравшего и нашли автомат – "на верху" было решено – десантники больше в Таджикистан не едут – и поехали сарыозекские мотострелки. Особых потерь у десантников за 2 года в Таджикистане не было, кроме легкораненых и нескольких пропавших без вести в первую командировку. Исключение составляет младший лейтенант Дмитрий Забавкин, получивший сквозное пулевое ранение груди и пролежавший несколько часов под обстрелом. Десантникам откровенно везло, в отличие от шымкентских ВВ-шников потерявших зимой 1995-го в одном бою 17 солдат убитыми.

Присутствие казахстанских военных в Таджикистане заключалось в усилении блокпостов и застав Калай-Хумбского погранотряда РФ. Как говорил мне мой комбат майор Саржанов, побывавший там – мы, не обремененные бронетехникой и поддержкой фронтовой авиации, с легким стрелковым вооружением, без горной экипировки и подготовки, исполняли там должность «свадебных генералов».
Непонятно как вообще могут повлиять 900 бойцов от трех государств на обстановку в приграничной зоне с вечно воюющей страной протяженностью на 400 километров?
За каждый месяц таджикской командировки солдат-срочник зарабатывал 15 000 тенге, офицер получал - 20 000 тенге. Курс доллара к тенге на июнь 1994-го – 1 к 47. К примеру, за июнь 1994-го, я в должности командира взвода получил жалование 1800 тенге, к июню 1996-го его повысили до 5000 тенге.


Торжественный марш 1-го дшб 35 гв. одшбр в честь 77-й годовщины ВДВ. 2 августа 2007 года.

Отарские командировки

В 1993-ом 3-й ДШБ 35-й бригады под руководством гв. п/п-ка Сляднева привлекался для наведения уставного порядка в Гвардейском гарнизоне. К лету-осени 1993 года на территории частей Гвардейского гарнизона, известного в народе как Отарская учебка, сложилась критическая обстановка. Из-за массового оттока офицеров-славян, составлявших 95% всего офицерского состава учебной мотострелковой дивизии на тот момент, резко упала не то, что дисциплина, боеготовность и боевая выучка. С катастрофической нехваткой офицеров рухнуло само понятие режимности военных объектов. Безработные молодые жители близлежащего поселка Отар, прочувствовав слабину военных, устроили натуральный прессинг военных городков – можно было прийти толпой на КПП и избить наряд, избить и ограбить любого офицера шедшего на службу, зайти ночью и днем в казарму, вынести любое имущество, вымогать деньги у солдат и просто избивать их "для сугрева". От греха подальше было решено командованием соединения, все оружие из казарм передать на хранение на склады дивизии. Оружие в Гвардейском гарнизоне было оставлено только караульным командам.
3-й ДШБ справился с задачей на "отлично". Методы, применяемые для воспитания несознательного местного населения были адекватными – элементарный мощный мордобой любого гражданского лица мужского пола в военнообязанном возрасте появившегося в радиусе одного километра от военных городков без уважительной причины.

Два года спустя, по просьбе командира учебной дивизии, осенью 1995 года в Отар для закрепления эффекта и для обучения собственной комендантской роты в наведении порядка, была направлена еще одна "зондеркоманда". На этот раз это были всего 12 солдат-срочников – разведчиков со 2-го ДШБ. Под руководством такого же сержанта-срочника Молдашева, по прозвищу «Шал» (Старик) – это потому, что он опоздал с призывом на 6 лет. 12 солдат за два месяца обеспечили 5-тысячному гарнизону полное дальнейшее спокойствие от гражданских хулиганов теми же методами что и первый раз.

Второй этап: «Клоны наступают»

Второй этап начался с того, что летом 1999-го и весной следующего 2000-го в соседний Кыргызстан, на юге, полезли бандформирования. Причем опытным главарем был бывший советский десантник Джума Намангани (Джумабай Ходжиев 1969 г.р.), воевавший в Афганистане, сперва в рядах Советской Армии а затем в рядах Талибана. И оказалось, что наши соседи в ответ, в принципе ни чего не могут всерьёз предпринять. Их 10 000-ная армия, под руководством генерал-лейтенанта, существовала только на бумаге (что наглядно покажет последующее свержение главы государства). Призванные в срочном порядке резервисты с боевым опытом, из числа «афганцев», были уже не в той форме, чтобы бегать по горам. С большим трудом, с численным превосходством, с поддержкой своей артиллерии и узбекской штурмовой авиации, кыргызы добили полторы сотни исламистов. И наше военное руководство, пристально наблюдавшее за всем этим, осознало, что случись подобное с нами в большем масштабе – одна самая боеспособная 35-я бригада не спасет ситуацию.
Главных пахарей войны - десантников и мотострелков, однозначно должно быть больше.
Было принято решение, что все тяжкое у молодой армии уже позади, финансы позволяют, людские ресурсы есть и можно увеличить штат её «боевых слонов».


Боец 38-й одшбр. Учения "Или-2006"

6 июля 2000 года указом президента республики было создано в Алматы Управление Мобильных Сил, первоначально расположенное по логике вещей, возле Штаба ВВС. Одновременно был сформирован на базе 3-го ДШБ 35-й бригады миротворческий батальон «Казбат», полностью состоящий из контрактников. Через пять лет батальон вырос до бригады «КазБриг» и через семь опять сокращен до батальона. Четыре года от «Казбата» в Ирак посылается отдельный инженерно-саперный взвод в составе 29 бойцов с трехмесячной ротацией. 

12 ноября 2003 Мобильные Силы РК президентским указом переименуют в Аэромобильные Войска РК.
Под Карагандой стояли остатки в виде Базы Хранения от бывшей 203-й Запорожско-Хинганской мотострелковой дивизии (остатки – потому что по кадровым и финансовым причинам её полки в трудное время оказались кадрированными). Из нее в 1998-м создали две мотострелковые бригады. Одну из которых оставили под Карагандой, а другую назвали 2-я Отдельная Мотострелковая Бригада и передислоцировали на 200 километров севернее под Астану, ставшую к тому времени столицей, и которой для столичного статуса подобало иметь свой приличный придворный гарнизон. В советском Целинограде (Астана - прежде) никаких линейных частей не было.

В октябре 2003-го была сформирована на её базе 36-я Отдельная Десантно-Штурмовая Бригада. На базе Талды-Курганского мотострелкового полка 173-й Сары-Озекской Мотострелковой Дивизии, в апреле 2003-го была сформирована 37-я Отдельная Десантно-Штурмовая Бригада. Самый главный принцип переформирования – это частичная ротация мотострелковых офицеров и прапорщиков указанных частей на десантных офицеров и прапорщиков из 35-ой бригады на всех звеньях. Собственно сама 35-я ОДШБР появилась на свет в ходе такого же «армейского клонирования» на базе 3-го ПДП 11 ВДД в 1948 году. Отдельный Разведбат и Отдельный Батальон Связи той же бывшей Сары-Озекской МСД в том же 2003-ом, был передан под управление АэМВ.
Далее в 2004-ом 1-й Отдельная Мотострелковая Бригада, которая когда-то была Алматинским Мотострелковым полком Сары-Озекской МСД, переподчинили управлению АэМВ. Первоначальное название в прессе этой части под новым управлением – 38-я Отдельная Мотострелковая Бригада Аэромобильных войск (официальное название имеет совершенно другой номер – см. ниже). В последнее время её в прессе иногда называют 38-я Десантно-Штурмовая, хотя она «непрыгающая».

Для педантов от истории: номер Сары-Озекской МСД – спорный вопрос – официально, до афганской войны – он был 68-м (она же 372-я) – это точно. В осень-зиму 1979-го происходили мощные штатно-кадровые перемещения по всему Средне-Азиатскому и Туркестанскому Военным Округам. На ровном месте возникали развернутые полки, бригады и дивизии. 68-я МСД в «партизанском составе» из семейных усатых и пузатых дядек, участвовала во всех этих маневрах-родах и вроде как частично вводилась в ДРА и частично выводилась, и одновременно в резерве на речке сидела (Амударья) – точной хронологии нет. Не могла одна и та же развернутая на 100% дивизия, предназначенная для усиления границы с враждебным государством (КНР) – одновременно находиться в Пунктах Постоянной Дислокации и участвовать при вводе 40-й армии. Уже после начала афганской компании старые военные называют и 173-й и 167-й номер. Непонятно кому верить и как проверить. Что поделаешь – военная история - только в прошлом году Москвой официально признано, что Знамя Победы 150-й СД на Рейхстаг водружали не Кантария и Егоров – и что теперь? Учебники перепишут?
Также непонятно и с прежним номером 38-й бригады. До и после переподчинения АэМВ – она была 46-й ОМСБр (в указах Президента РК за 2006-й год) – но официально она с 1997-го называлась только 1-й ОМСБр (ОМСБр и ОМех.Бр в других городах и поселках соответственно имели последующие номера - 2-я в Астане, 3-я в Сары-Озеке, 4-я в Усть-Каменогорске, 5-я в Таразе, 13-я в Отаре и т.д.). Вывод простой – наверное, и раньше и сейчас у наших военных своя удобная нумерация частей, отличная от официальной. Все номера в АэМВ последовательно считать от 35-й, у пехоты от 3-й.

Эта 38-я бригада знаменита тем, что именно на ней впервые в казахстанской армии была апробирована еще в 1997-ом контрактная служба в массовом порядке (местами – откровенно принудительном порядке). Первый блин, как и в аналогичном случае с Псковской ВДД в России , оказался конкретным комом-обломом. К моменту создания 36-й и 37-й бригад, наше военное ведомство учло все недоработки в вербовке контрактников и дело пошло на лад. Обе эти бригады состоят исключительно из контрактников. Кроме 35-й бригады срочники в АэМВ служат еще в 38-й ОМСБр.
Собственно всё банально упиралось в деньги и жильё.

В 2005 году в Атырау был создан Отряд Специального Назначения, о котором в СМИ практически не бывает информации. Известно, что у него морская специализация. Все бойцы проходят курсы подготовки боевых водолазов. Показывали видеосюжет, где они на сборах разведчиков со всех АэМВ, проходили спецподготовку на реке Или, отличающуюся быстрым течением.

На данный момент самой подготовленной и боеспособной в АэМВ - считается 37-я Талды-Курганская бригада. Старая советская истина – всё зависит от командира. Комбриг-37 Джумакеев Алмаз, под руководством которого я служил взводным, когда он был ещё комбатом-2 в 35-й. Для меня лично, он - яркий пример, каким грамотным, энергичным, порядочным и целеустремленным должен быть настоящий офицер. Когда я вижу таких офицеров в мирное время - мне становится жаль, что мы ни с кем не воюем. Плуг, которым не пашут – ржавеет. А форму надо держать.

Комплектование

В начале 1993-го из 35-ой уволились последние срочники советских призывов. Дальше часть комплектовалась казахстанскими рекрутами со всех 19 областей республики. В связи с изменением общественного мнения об армии и повальным уклонизмом резко упало качество призываемого человеческого материала. Дефицит веса, хронические заболевания, слабая физическая подготовка, криминальное прошлое, низкая грамотность, плохое знание русского языка (на тот период это было важно) – это все было нормой того времени. Была такая шутка – пас баранов в степи, заехал в райцентр за спичками, тормознули - проверили документы, побрили наголо и забрали в армию. В то смутное время большинство спортсменов и качков косили от армии и уходили в бандиты. По словам командира 2 Роты Огневой Поддержки гв. ст. л-та Тохирова, если в 1992-ом на стрельбище расположенное в 6 километрах от части, расчет СПГ-9 с полной боевой выкладкой со своим орудием, преодолевал это расстояние без передышки практически трусцой, то два года спустя в роте найдутся единицы, кто просто налегке, пробежит ту же дистанцию не останавливаясь. Кстати офицеры, переведшиеся в российские ВДВ и временами к нам наезжавшие, рассказывали о тех же самых проблемах.
Покупатели старались выбирать в областных военкоматах лучших из лучших.
В отличие от советских времен, вместе с каждым офицером-покупателем командование 35-ой бригады решило отправлять еще и своего врача или фельдшера, для более полного контроля. Старыми конкурентами, как и в советские времена, являлись покупатели от погранвойск, новыми стали представители от Республиканской Гвардии (её Алматинский и Астанинский полки являются аналогами Кремлевского полка). Многих призывников, которых привозили в часть в начале 1990-х, в советское время взяли, наверное, только бы в стройбат. После двухмесячного карантина в бригаде в РМСах (Роты Молодых Солдат) выбраковывали и переводили в другие части еще процентов 7-8.


35 гв. одшбр на учениях "Или-2006".

Последние шесть лет ситуация с призывниками, в отличие от 90-х резко изменилась в лучшую сторону. Есть из чего выбирать. Тут есть четыре причины. Первая - сократили срок прохождения срочной службы (сперва до полутора лет, затем до одного года). Вторая - принятие нового Закона о Государственной Службе, где написано о привилегиях прошедших действительную воинскую службу при поступлении на гос.службу в компетентные и силовые органы. Третья – реальное улучшение дисциплины и обеспечения в войсках. Четвертая – малая потребность в призывниках из-за увеличивающегося количества контрактников в армии. Для примера в Щучинском районном Департаменте Обороны (это военкомат по-новому) Акмолинской области, в весеннем призыве-2006 из 15 000 кандидатов призывного возраста, взяли только 60 рекрутов. По словам отца одного из рекрутов, каждый из них за право быть солдатом, дал «на лапу» военкомовским около 500 американских рублей. Стать офицером у нас – стоит дороже. В 2007-м с сына моей знакомой за успешное прохождение медкомиссии и гарантированное поступление в АВОКУ попросили в 3 раза больше. Как заметил осенью 2007-го министр обороны – «Количество работников всех Департаментов Обороны республики почти такое же, как и количество призванных».
Внутри бригады между командирами подразделений существовала своя конкуренция на право выбора из молодого пополнения. Право взять к себе самых лучших, негласно имели командир роты связи, командир комендантского взвода и только потом уже комбаты могли выбирать «рексов» в свои разведвзода. Подобная практика проявилась в том, что на день ВДВ в 1995 году, свой вариант «балета» (показательный рукопашный бой) показала перед традиционным «балетом» разведчиков - Рота Связи, под чутким руководством своего старшины гв. прапорщика Василенко.

По сержантам сложилась более трудная ситуация. Поскольку на территории республики в советское время не было учебных центров ВДВ, то взять их было не откуда. Пользовались стройбатовским методом постепенного выдвижения рядовых, по принципу «мощный - сообразительный - волевой - исполнительный». Найти все эти качества в одном человеке всегда трудно. В 1995-ом, по инициативе замкомбата-2 гв. ст. л-та Джумакеева Алмаза (нынешний комбриг-37), из весеннего пополнения прошедших РМС, была набрана Рота СС (Сержантского Состава). «Эсэсовцы» два месяца усиленно готовились по программе сержантских школ советского образца на должности командиров отделений. Эксперимент оказался удачным, «эсэсовцы» в дальнейшей службе показали себя с лучшей стороны. Но почему-то командование части решило эту практику прервать, вероятно, из-за отрыва офицеров, которых тогда не хватало, от подразделений. Часть сержантов-артиллеристов присылали из Отарской сухопутной учебки. В данное время все сержанты – это либо контрактники из числа дембелей, либо выпускники Щучинского Кадетского Корпуса, которое три года обучает будущих помощников офицеров для всей казахстанской армии.
Водителей командование части решило не привлекать из других учебок, а обучать своих. В том числе и водителей БТРов. Для этого после каждого РМСа, отбирались рекруты с правами на 2 месяца в РМВ (Роту Молодых Водителей), называемую в бригаде «канистрами». Обучение в ней заканчивалось традиционным марш-броском колесной техники бригады на 100 километров в сторону карагандинской трассы.
Нехватка прапорщиков в линейных ротах привела к тому, что старшими нарядов по столовым с 1994-го пришлось ставить офицеров-взводников.

Столкнувшись с проблемами пополнения офицерского состава в 1993-ом году, Министерство Обороны РК пошло на уже проверенный дважды в советское время шаг. Как и в начале 70-х, были открыты «мамлеевские курсы» при Алматинском Общевойсковом Училище имени Конева. «Мамлеевские» курсы за 3 месяца готовили младших лейтенантов на ВУС №021001 - «командир мотострелкового взвода». Теоретическое обучение проходило в АВОКУ и далее вождение, стрельбы, тактика в Отарской учебке. Поскольку в мамлеи вербовали в основном опытных прапорщиков и сверчков – офицеры из них в общей массе получились достойные и грамотные, хорошо понимающие солдат. Один из мамлеев, из зам. комроты 2РОП дорос потом до замкомбата-2 и далее, до замкомандира по ВСПР артиллерийской бригады - за 10 лет.
Вторым шагом по латанию кадровых брешей стал призыв окончивших военные кафедры при гражданских ВУЗах «пиджаков» на 2 года. Вместо дипломов им в военкоматах выдавали предписания явиться в конкретную в/ч для прохождения службы. Тоже проверенный советский метод. С 1996 года «пиджаков» начинают «забривать» уже на 3 года. Этой категории приходится тяжелее всего. Солдатского прошлого у них нет, военной закалки нет, и солдаты их откровенно презирают. Хотя и среди «пиджаков» делались карьеры. (Конечно карьеру главного «пиджака» Советского Союза – бывшего начальника Генштаба РФ генерала армии Квашнина никто уже никогда не превзойдет).

Были также «пиджаки», как я отслужившие срочную в армии, окончившие институт и пришедшие в 35-ю бригаду добровольно по контракту. С гордостью могу сказать, что я первый «пиджак» в 35-ой, которому доверили быть начальником караула. И в первом же моем карауле под конец наряда ЧП – выводной, прочувствовав мой недогляд, избивает на гауптвахте арестанта и тот оказывается в реанимации.
Начиная с 1992 года, все новое офицерское пополнение в 35-й составляли выпускники АВОКУ. Или как её принято было называть у военного народа – «Школа Красных Батыров». Из профильного Рязанского «Циркового» училища приезжали служить только выпускники-казахи. На 1995-й год в бригаде числилось 16 выпускников РВВДКУ на полторы сотни офицерского состава. И еще 10 выпускников десантных факультетов Новосибирского политического, Рязанского Связи, Рязанского Автомобильного, Коломенского Артиллерийского.

В настоящий момент в АВОКУ (ныне Алматинский Институт Сухопутных Войск) есть среди 11 факультетов десантный, готовящий линейных командиров взводов для АэМВ. Там же готовятся и офицеры-артиллеристы. Офицеров-связистов и ПВО-шных офицеров готовит Алматинский Институт Радиоэлектроники и Связи.
Кстати, АВОКУ в советское время занимал второе место после профильного РВВДКУ, по поставке линейных взводников в части ВДВ и СпН ГРУ. В основном это касалось десантно-штурмовых частей. Хотя абсолютно никакой выраженной профильности, к примеру, как у Благовещенского ВОКУ готовившего взводников-морпехов, в обучении не было. На данный момент самый известный «авокер» в ВДВ РФ – Герой России гвардии полковник Юрий Эм, бывший командир 247-го ПДП.
В середине 90-х, как и по всей казахстанской армии в 35-ой бригаде, Ванька-взводный из АВОКУ через полгода безупречной службы становился зам.комроты, еще через полгода – ротным и так далее. У наших мотострелков, танкистов и артиллеристов в далеких гарнизонах (как Аягуз, Отар, Георгиевка и т.п.) - зеленому лейтенанту вообще давали сразу роту-батарею, а через полгода батальон-дивизион. Про эту скороспелую карьеру, мой комбат гв. капитан Яночкин (который из-за своего малого роста, только с третьего раза поступил в РВВДКУ – сейчас он командир 12-й ОБрСпН в Асбесте), так и скажет на офицерском совещании батальона – «Наши проблемы – в том, что мы слишком молоды». Все наши комбриги стали ими в возрасте 32-34 лет - прямо, как на Великой Отечественной.

Дисциплина и уставной порядок

Во Внутреннем Уставе ВС СССР "русским по-белому" было написано, что сведения о морально-психологической обстановке и состояние дисциплины в войсках является военной и государственной тайной. Все 90-е годы в казахстанской армии этот советский принцип сохранялся по инерции – слава степному духу – мы стали выносить сор из юрты. Для тех, кто не верит – читайте инет-газету Министерства Обороны РК. Все косяки и ЧП выносятся свежаком на обозрение. И мне как-то молчать не хочется.
В этом плане 35-я бригада долгое время являла собой образец того, как быть не должно.


Доска позора в 35 одшбр

Жесткая дедовщина, землячество, воровство, разбойные нападения на жителей Капчагая и на военнослужащих других частей, национализм (этот, очень колючий пункт, в гражданском обществе и в армейской среде – в основном среди срочников, мы со скрипом как-то задавили, вовремя преодолев критический момент). 
Приведу пример – в период с февраля 1995 по февраль 1996 - 35-я бригада, ни с кем невоюющая, как говорят военные – «охреневшая от ужасов мирной жизни», потеряла безвозвратно 10 человек. Из них в одной отдельно взятой 2-й Роте Огневой Поддержки было 5 трупов. Два висельника, один самострел в карауле, один застреленный арестант при попытке к бегству с гаупвахты выводным (у нас Восток – выводного через год на гражданке, застрелит брат арестанта) и старшина 2-й РОП застреленный на стрельбище сержантом-срочником за то, что обозвал его «чадом». Очередной ком. 2РОП всерьёз предлагал позвать муллу и освятить роту.
Для сравнения – за лето-осень1988-го воюющий баграмский разведбат 108-й МСД потерял убитыми четверых. Один из которых случайно был убит своим же, в результате несчастного случая на блокпосту.
Практически ни одна неделя не обходилась без СОЧников. Самовольно Оставивших Часть на осень 1994-го в бригаде числилось более 250 солдат. Бежали не только «слоны» но и старослужащие. Знаю, потому что самого привлекали в качестве военного дознавателя. Поток дезертиров пошел на убыль только в 1996-ом. В данное время 4-5 СОЧника на одну бригаду в год – это норма, которая вполне соответствует временам благополучной Советской Армии.
Советский институт замполитов в казахстанской армии был переименован в заместители по Воспитательной и Социально-Правовой Работе. Замы по ВСПР (как в шутку говорили солдаты –«ЗамПоЗалетам») в то время только и занимались, что строчили уголовные дела. В Отарском Дисциплинарном Батальоне, по словам одного следователя гарнизонной военной прокуратуры в 1995-ом, каждый пятый был из 35-ой бригады.
Больше всего доставали бойцы, призванные из нашего «Техаса» - Южно-Казахстанской области (горячие южные парни) и призванные из Карагандинской области (Караганда – исторически, со времен ГУЛАГа криминальная столица республики).
В самой бригаде передвигаться ночью было рискованно. Мой ротный-6 - гв. ст. л-т Фокин Константин Сергеевич, выпускник Рязанского «циркового» (сейчас зам. ком по ВДП 12-й ОБрСпН), КМС по боксу, будучи дежурным по части и идя в ночной обход бригады, никогда не держал пистолет в кобуре. Он его клал в карман шинели или брюк, чтобы успеть применить. И не стеснялся об этом говорить.
Каждую весну и осень повторялась одна и та же история с разукомплектацией автомобильной техники в парке колесных машин и в городке Домов Офицерского Состава. «Дедушки» готовились к дембелю – «слоны» напрягались, рожая деньги на проводы. В результате в мае 1995-го, я из командира взвода превратился в маленького генерала – «командующего сразу тремя корпусами». Это были корпуса трех разукомплектованных УАЗиков 2-го Пулеметного Взвода, которые я не успел сдать новому ротному. Старого ротного посадили за изнасилование.

С дембелями у командования части, сложилась особая вынужденная тактика действий.
Ввиду того, что большинство дембелей выйдя за ворота части и почувствовав волю, начинали выдавливать из себя спиртным стрессы суровой воинской службы и творить безобразия, как говорится «не отходя от кассы и КПП». Командованием бригады было решено – всех дембелей, после построения у штаба части и выдачи проездных, тут же сажать на грузовики и под контролем офицеров вывозить на железнодорожный вокзал Алматы-1 (это 65 километров от части) и только там выдавать военные билеты. Дембелям, чтобы не дискредитировать высокое звание гвардеец-десантник, не выдавалась военная форма, они ехали домой в гражданской одежде, происхождение которой мало волновало командиров, и которое им рожали «слоны». Причем почти половину дембелей можно было при желании уже в следующую ночь выловить в расположении части. Они возвращались из Алматы за своим спрятанным в казармах "дембельским прикидом" и дембельским набором и дополнительно "выколачивали" деньги у остававшихся служить.
Армия, с точки зрения солдата-срочника, выглядит все-таки немного однобоко – став офицером, я сам хорошо понял смысл офицерской пословицы «Куда солдата не целуй – везде Жопа». Стоило только кого-то из срочников, расположить и приблизить к себе, проявить легкое панибратство – как он начинал наглеть, и автоматически следовало ожидать от него залётов. То осознанное поведение офицеров, когда они настороженно относились в общении с рядовым составом, всегда напоминая о своем положении, что с точки зрения солдата казалось высокомерием (за что, в Советской Армии их называли «абортами» и «шакалами») - теперь стало для меня вполне разумным. В призывной армии - других вариантов общения быть не может. И не надо только приводить примеры про израильскую армию – это армия одного народа с одной религией и одной общей для всех, осознанной боевой задачей – выжить в арабском мире.
Ввиду общего положения дел в стране и в армии – офицеры тоже не ушли далеко от солдат. (Для честности - автор признаётся, что сам был не идеальным офицером – 18 выговоров и строгачей за два года против 2 поощрений). В 35-ой бригаде в середине 1990-х рукоприкладство офицера к солдату в присутствии свидетелей считалось нормой. Зам. комбрига по ВСПР гв. п-к Абраимов спрашивает моего солдата – «Офицеры Вас бьют?». Солдат чистосердечно отвечает – «Нет – но ротный у нас боксер».
С другой стороны многие офицеры цитировали фразу авторитетного офицера – комбата-1, гв. м-ра Ильясова Хайруллы (выпускник РВВДКУ, в Афгане воевал в 56-й ОДШБр) – «Один удар по тыкве солдату – заменяет шесть часов политзанятий». В то время, это было действительно более эффективным средством воспитания по сравнению с уставными методами. Все два года службы по контракту в 35-ой бригаде, я ходил в наряд начальником караула и как помню – гауптвахта всегда была заполнена, как и очередь кандидатов туда, от командиров подразделений желающих перевоспитать своих подчиненных.
Обыденным было частичное, изредка полное присвоение ежемесячного денежного довольствия солдат командирами. Привлечение солдат для работ не связанных с воинской службой тоже было нормой.

О пьянстве в среде офицеров и прапорщиков 35-й бригады в то время - особый разговор. Почему то в глаза бросались офицеры и прапорщики из других частей (саперы, связисты, ракетчики, медики) живших в тех же Домах Офицерского Состава или в том же офицерском общежитии, где жил я сам – которых я вообще редко видел выпившими и дебоширившими, в отличие от наших. Лично сам совершал разнообразные подвиги на пьяной теме, о которых с содроганием и стыдом вспоминал по трезвости. Драки и разборки наших пьяных офицеров в ресторанах Капчагая, живо обсуждались в деталях сослуживцами. Эта же тема часто поднималась по конкретным проступкам на Суде Офицерской Чести, долгим председателем которого был малопьющий, авторитетный офицер - зам.комбрига по ВДП гв.п/п-к Таиров, выпускник АВОКУ, начинавший службу лейтенантом в 35-ой еще в Котбусе.
Комбриг гв. п-к Еламанов, часто делал практические установки-внушения буйным офицерам – «Напился. Чувствуешь - Развезло – Забейся в угол и молча и неподвижно воображай из себя Геракла. Прочувствовал свою ох…..ую мощь – Вставай и молча маршируй спать».
В Советской Армии (кроме службы в Афганистане) я ни разу не видел подвыпившего офицера на территории воинской части. В начале-середине 90-х, в 35-й бригаде были нормой офицерские посиделки под водочку в ротной канцелярии или в штабе батальона.
Все-таки не зря выслуга у офицеров-десантников такая же короткая как у летчиков – у этого рода войск повышенная стрессовость и постоянный морально-физический напряг и в мирное время. Тяжеловато постоянно сжимать «очко» и кулаки.

Не видел я в Советской Армии, чтобы офицер приходил на территорию воинской части в гражданской одежде. По статье Внутреннего Устава независимо от времени и от того на службе офицер или нет, на территории части он может находиться только в военной форме. На начало-середину 1990-х, в этом плане офицеры и прапорщики в вечернее и ночное время проявляли откровенную расслабуху.
Но пришел 1997-й год – и в армии стали закручивать гайки. Многие мои знакомые офицеры и прапорщики получили тюремные сроки за рукоприкладство, присвоение денежных средств, торговлю оружием и боеприпасами и т.д. По америкосовскому методу была создана новая структура – Военная Полиция. Она занимается расследованием и профилактикой правонарушений со стороны военнослужащих. У неё широкие полномочия и она не подчиняется гарнизонному начальству. Наверное, из-за глубоких детских впечатлений нашего военного руководства от фильмов про Великую Отечественную - наши военные полицейские, как когда-то гестаповцы и эсэсовцы, носят форму сухопутно-невоенного черного цвета. По Капчагаю перестали бродить подвыпившие офицеры и прапорщики в военной форме.
Сейчас по «косякам» в наших АэМВ, судя по прессе, лидирует КазБриг. Как они расслабились и докатились до такой жизни – абсолютно непонятно. Вроде подразделение на все 100% состоит из контрактников, и не простых, а избранных, обеспеченных и обученных. Летом 2007-го Министерство Обороны и командование АэМВ, фактически признав коррумпированность командования части и неблагополучную обстановку с личным составом, расформировало КазБриг до Казбата и передислоцировало его в расположение 38-й бригады в Алматы.

На данный момент, как и во всей казахстанской армии, уровень дисциплины среди солдат-срочников АэМВ, на уровне дисциплины курсантов сержантских школ Советской Армии. Этому способствует одновременное присутствие в части только двух призывов (так как служить всего лишь год) и профессионализм сержантского состава (который в нашей армии представлен исключительно контрактниками и выпускниками Щучинского Кадетского Корпуса). Хотя за всеми не углядишь – пример тому - «Доска Позора» в 35-й бригаде.

С уровнем дисциплины среди офицеров – тот же прогресс. Если в начале-середине 1990-х, бывало, офицер не появлялся сутками на службе, уходил в запой - то ему лепили выговоры-строгачи, переводили на казарменное положение, душили нарядами через сутки, резали ЕДВ (аналог гражданской тринадцатой зарплаты). Иногда так вели себя молодые лейтенанты, которые, по еще действовавшим старым советским законам, не могли иначе покинуть армейские ряды (офицер, подавший рапорт на увольнение раньше выслуги, мог по полгода дожидаться увольнения). В редких случаях - дело доводили до увольнения по служебному несоответствию или дискредитации офицерского звания. До последнего пытаясь перевоспитать офицеров, в которых остро нуждалась армия.
С 2000 года и поныне престиж офицерской службы непрерывно поднимается вместе с жалованием. Растет обеспечение жильем военных, растет конкурс в военные учебные заведения. Люди держатся за свое место и делают карьеры. Вылететь со службы можно за то, что ранее считалось детскими шалостями – типа как неоднократные опоздания на службу. Ранее действовавшее только для солдат-срочников, понятие и статью «Самовольное Оставление Части», теперь применяют и в отношении офицерского состава.
С начала 2007 года, в плане наведения порядка в войсках, пошел мощный толчок с приходом нового гражданского Министра Обороны – Даниала Ахметова. Человека глубоко порядочного, очень разумного и энергичного. Первым делом он и прошерстил на профпригодность резерв Верховного Главнокомандующего - АэМВ и указал на реальные недостатки.

Вооружение и экипировка

В плане вооружения – это все что досталось в наследство от Советской Армии. В 37-ой – это штатное вооружение бывшего Талды-Курганского МСП с её БМП-1, МТЛБ и РСЗО БМ-21 «Град». В 38-ой вооружение бывшего Алматинского МСП с её БМП-2, БТР-80, «Шилками», танками Т-72 и САУ «Гвоздика». В 35-й – то же что было и в советское время – БТР-80 в 1-й ДШБ, остальные батальоны на ГАЗ-66, в артдивизионе сперва были гаубицы Д-30 - потом 120мм минометы, потом и то и другое одновременно.
Исключение составляет «придворная» 36-я бригада, на вооружении которой, кроме Т-72 и БМП-2 стоят свежие пушечные БТР-80А и лендровер-дефендеры армейского типа переделанные в гантраки. В этом году поступила новая партия БТР-80А для перевооружения других бригад.

«Казбриг-Казбат» экипирован и упакован полностью по НАТОвским стандартам – от вездеходов ХАМВИ в трех вариантах до касок (пластиковых), обуви, броников, формы, миноискателей, очков и т.д. Только «Калаши» и ПКМы оставили.
Десантируемой техники в казахстанских АэМВ нет, как нет и ВТА для этих целей. Зимой 2004-го при очередной ротации саперного отряда от Казбрига, тогдашний министр обороны генерал-полковник авиации Мухтар Алтынбеков обещал о крупной закупке Ил-76ТД - пока все по-старому. Была приобретена только эскадрилья МИ-17. В этом плане у нас воз едет впереди лошади. Теперешний министр обороны Даниал Ахметов – человек дела и слова, обещал подтянуть военную авиацию по всем направлениям.

В лучшую сторону изменилось обеспечение связью в АэМВ – теперь это современные транковые радиостанции Icom или Motorola. Скажу сразу – это полугражданский ментовской вариант транков, с какими ходили чеченские боевики, а не те исключительно полевые армейские радиостанции Motorola кило на три, которые принято носить военными, допустим американской армии или бундесвером (пыле-влаго-ударозащищенные, со скрэмблерами, с аккумуляторами повышенной емкости). Но, по крайней мере, это не допотопные советские Р-138, Р-158 или Р-159. В 37-й бригаде (как самой боеспособной) радиофицирован весь личный состав из линейных подразделений. Забыто советское слово – «посыльный». В остальных бригадах радиофицированы все офицеры, прапорщики и сержанты. Во всех подразделениях есть GPS-приемники топопривязки – хотя я как бывший арткорректировщик считаю, что нельзя расслабляться модерновыми замарочками и надо продолжать дрессировать артиллеристов на дедушкиной буссоли ПАБ-2М.
Изменилась ситуация с обеспечением экипировкой. Для контрактников 37-й бригады ввиду предгорной дислокации выдали «горку». Срочники 35-ой уже лет шесть как не носят сапоги – только ботинки. С советскими подсумками не ходят – есть разгрузочные жилеты.

Штатная структура


С оттоком офицеров в начале 1990-х, структура 35-й бригады радикально изменилась.
4-й батальон упразднили. К лету 94-го из батальонов упразднили минометные батареи, которые возродили только к 1998 году, поборов кадровую нехватку офицеров-артиллеристов. Из-за слабого контроля командира разведроты - гв.к-на Киселева (выпускника РВВДКУ) личный состав роты, состоявший, как и положено, из одних спортсменов, стал фактически неуправляем и к весне 1994-го командование части решило её упразднить, раскидав бойцов по линейным ротам, посчитав достаточными три разведвзвода при батальонах. Разведрота в 35-ой бригаде была восстановлена в 1999-ом.
Хотя наши светлые головы в Министерстве Обороны советской закалки и я лично, глубоко не перевариваем америкосов, продолжая закупать российское оружие и временами для сохранения видимой политической лояльности принимать халяву от янки в виде хаммеров и вертолетов для миротворцев. Все равно считаю, что все-таки есть много чего рационального и правильного и в их армии.
Поэтому и были введены в нашу армию чисто америкосовские новшества, типа как упомянутая выше Военная Полиция, Институт Сержантов (Сержант Роты, Сержант Батальона и т.д. до Сержанта Армии), Объединенный комитет штабов вместо ГенШтаба, отказ от дивизий в пользу бригадного формирования, введение обмундирования натовских стандартов и т.д.
По штатной структуре новшествами стали объединение отдельных взводов при штабах батальонов в роты – Рота Огневой Поддержки (Пулеметный+Противотанковый+Зенитно-Ракетный+Гранатометный) и Штабная рота (Взвод Связи+ Взвод Обеспечения + Разведвзвод).
В Противотанковых Взводах РОПов СПГ-9 заменят на «Фаготы».
После упразднения целого батальона из бригады в 1993-ом дошло дело и до самих батальонов. К осени 1994-го в батальонах оставили из трех ДШР только одну роту полного состава, вторую кадрировали до взвода и третью до отделения Группы Хранения (водители). Вместе с укомплектованными Штабной ротой и Ротой Огневой Поддержки, получалось что в батальонах только три роты и один взвод вместо положенных по штату пяти рот и одной минометной батареи.
В такой же кастрированной ситуации оказался артдивизион. Полностью развернутой была только одна огневая батарея и батарея управления.
В 1998 с возрождением минометных батарей в батальонах (по 4 расчета 82-мм минометов и 3 расчета СПГ-9) и посчитав их огневую мощь достаточной, расформировали РОПы. ПКМы из Пулеметного Взвода, установки ПТУР из Противотанкового Взвода и АГС-17 из Гранатометного Взвода распределили по линейным ротам. Вооружение Зенитно-Ракетного Взвода ушло в Зенитно-Ракетную АртБатарею (ЗРАБ).
В 1998 году в 35-й сформирована Рота Тяжелых Пулемётов – РТП, на вооружении которого стоят 6 НСВ-12,7.
Самой большая рота в бригаде, это Рота Материального Обеспечения (на солдатском жаргоне - «Рота Материально Обеспеченных») – в ее штате числилось на 1996-й - 110 офицеров, прапорщиков и солдат. Самой малой - Рота Десантного обеспечения (на солдатском жаргоне – «Рота Диких Обезьян») – 12 солдат и почти столько же офицеров, прапорщиков и сверчков.
До осени прошлого 2007-го в штатах всех бригад пять лет, существовали подразделения Вневедомственной Охраны – народу на два отделения – одни контрактники, треть среди них - женщины. Они охраняли военные объекты бригад, освобождая тем самым линейные подразделения от несения караульной службы, для более полной боевой подготовки. До этого убрали хоз. наряды в столовые – наняв гражданские фирмы. Но теперешний гражданский министр обороны справедливо рассудил, что его предшественник был не совсем прав. Что несение Караульной Службы – это в принципе то же вид Боевой Подготовки, воспитывающий у военнослужащих ответственность и дающий навыки в бдительности и стойкости необходимые на войне. Своим решением он ликвидировал ВОХРы и вернул в линейные подразделения Караульную Службу.
На лето-2007, в 35-ой были полностью развернуты 1ДШБ и 2 ДШБ, по схеме Штабная Рота + 3 ДШР + Минометная Батарея. 3ДШБ развернут на половину. Полностью развернуты Арт.Дивизион и все остальные спецподразделения (РХЗ, РемРота, РМО, ЗРАБ, ИСР и т.д.).


Горная подготовка. Разведчики на Талгарском перевале - 3200м

В 37-ой Талды-Курганской бригаде другая структура. Все её три батальона и арт.дивизион и спецподразделения развернуты полностью. Все батальоны на БМП-1 и весь личный состав из контрактников. Поэтому в батальонных Минометных Батареях более солидные 6 расчетов 120мм минометов. В Штабных Ротах 37-й нет Взвода Разведки. Считается, что батальону из профессионалов-контрактников будет неслабо в случае чего, выставить от любой линейной роты подготовленную разведгруппу.
Почти такая же структура у 36-й Астанинской бригады. Она также состоит из контрактников. Разница в боевой технике в батальонах – там все на БТР-80А, выше упомянутых лендроверах-дефендерах и БМП-2.

38-я Алматинская ОМСБр АэМВ – это просто «мотострелковый полк советского образца». 2 МСБ - один на БМП-2 и другой на БТР-80, один Танковый Батальон на Т-72 и АртДивизион на САУ 2С1 «Гвоздика», ЗРАБ на «Шилках» и т.п..
Если в Штатно-Должностной Книге ДШБ 35-ой бригады весной-1994 было прописано 447 бойцов – то теперь эта цифра – 369. Для 37-ой бригады эта цифра – 318.

В отличие от Советской Армии, где штатная структура батальона-полка-бригады была прописана инструкциями из Министерства Обороны «от и до» на долгие пятилетки, в казахстанских АэМВ все это более гибко. Командир бригады во взаимодействии с управлением АэМВ сам строит оптимальную по времени и возможностям структуру. Перебираются возможные варианты – приобретается опыт.
Фактически по количественному составу, на сегодняшний день ни одна из бригад казахстанских Аэромобильных Войск, не соответствует своему названию – скорее им подходит определение Отдельные Полки. Но как в январе 2008-го заявил министр обороны Даниал Ахметов – «в ближайшее время будут доведены до оптимального уровня количество и численность линейных частей». Я так понял, что бригады по названию, станут ими на деле.

Ещё я считаю, что совершенно неправильно звучит название самих бригад – надо убрать прилагательное «Отдельная». Бригады – они, из своего определения, и так отдельные формирования – бригады не входят в состав дивизии и корпусов (Янки и Чапаев не в счёт). В советское время, когда кругом были одни дивизии – это было уместно. Бригады (ОДШБр, ОМСБр, ОТБр, ОЗРБр, От.Бригады ХЗ, ОБрМО и т.д.) подчинялись непосредственно Штабам Военных Округов или Штабам Армий (если дело за границей). Сейчас в казахстанской армии не осталось ни одной дивизии – одни бригады. И не в том количестве, чтобы награждать их громким титулом «Отдельная». Все наши АэМВ количественно тянут только на одну ВД дивизию – и значит в ней может быть только один генерал-майор. В наших АэМВ – их целых два (плюс Н.Ш.).

Продолжение - http://military-kz.ucoz.org/publ/sovremennyj_kazakhstan/nauka/istorija_sozdanija_aehromobilnykh_vojsk_respubliki_kazakhstan_chast_vtoraja/11-1-0-187

Мусабеков Ерлан kalabaha@ok.kz
Афган 87-89, Карабах-92, 35-я ОДШБр-94-96.
Вечный старлей запаса

Категория: Современная армия Казахстана | Добавил: Marat (19.11.2011)
Просмотров: 12520 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 3.7/3
Всего комментариев: 1
1  
Ух ты! На самом нижнем фото вижу знакомое лицо! Наш ПНШ в Малишево (Косово). Тогда к-н Журабаев! Здорово! Кто его знает передайте привет от 1 взвода 4 ПДР!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0