Главная » Статьи » Советский Казахстан » Афганская кампания 1979-1989

Афганский генерал Басир Дорани - пуштун и казахстанец.

ДУРРАНИ (ДОРАНИ) Басир Ахмад

[..1960 - ..] 
Пуштун племени момадзаев. Отец - губернатор Кандагара, рано умер.
Окончил Харби шуанзай – военную школу-интернат (6 лет), военный институт (4 года). Прошел спецподготовку в Институте военной психологии г. Веймаре, ФРГ.
После окончания военного института оставлен в нем командиром учебной роты.
После возвращения из Веймара - начальник штаба Военного института.
В 1986 году стал командиром танкового батальона, потом полка, который затем преобразовали в 16-ю танковую дивизию.
В 1992 г. - сотрудничал с А.Ш.Масудом. За отказ сотрудничать и подчиняться Г.Хекматьяру зверски избит его сторонниками. Вместе с семьей и родственниками на автомобиле, через Мазари-Шариф уехал в Узбекистан, затем - Москва, Одесса, в том же 1992 г., по приглашению тогдашнего главы УКНБ Южно-Казахстанской области Е.Мустафетова переехал на жительство в Шымкент.
Генерал-майор (1990), генерал-лейтенант (1992).
Друг Ахмад Шах Масуда. В настоящее время - бизнесмен.
С 1992 - проживает в Казахстане, в г.Шымкент.
В 2004 году принял гражданство Республики Казахстан.
Женат. Два сына и дочь. Старший сын - Сияр Ахмад (2002 г.р.).



Откровения афганского генерала
"Казахстанская правда", 09.10.2001

Вряд ли кто из бывших сослуживцев узнает сегодня в удачливом шымкентском предпринимателе бывшего генерала, командира танкового полка президентской гвардии во времена правления в Афганистане Дуктура Наджибуллы. 44-летний Дорани Басир Ахмад и его семья последние восемь лет живут в Шымкенте. Сын Пацун, родившийся в Казахстане и автоматически ставший гражданином нашей страны, в этом году пошел в школу. Профессиональный военный также подал документы на вступление в гражданство республики и надеется, что его знания и опыт послужат государству, протянувшему руку помощи в тяжелые для него годы.

…На встречу с незнакомым корреспондентом Басир Ахмад согласился без раздумий. Даже не спросил, откуда у меня координаты, хотя, признаюсь, найти его было не просто. Во всяком случае, в областном департаменте КНБ помочь наладить контакт с гражданином Афганистана отказались.

Офис бывшего генерала располагается в обычной квартире шымкентской "хрущевки". Стремительно поднявшись из-за стола, Басир Ахмад расплывается в улыбке и протягивает для приветствия руку. Вылепленный мною образ генерала, 18 лет прослужившего в армии и воевавшего с движением "Талибан", не очень-то совпал с реальным героем.

Родился Басир Ахмад в Кабуле. Когда исполнилось три года, отца назначили хакимом Кандагара, и большая семья перебрался жить в провинцию. Закончил шестилетнюю школу, как принято в Афганистане. Затем был военный танковый институт, по окончании которого получил красный диплом. Среди шестисот выпускников Дорани был лучшим, и по традиции его оставили работать в институте, назначив командиром роты. Уже в звании майора он продолжил образование в институте психологии в Германии.

В середине восьмидесятых, когда к власти в стране пришел Дуктур Наджибулла, это уже был вполне сформировавшийся профессионал. Побывав в СССР, глава Афганистана решил по примеру Союза создать президентскую гвардию, на службу в которую отбирали лучших из лучших. Дорани Басир Ахмаду доверили руководство 16-й танковой дивизией. Под его руководством штурмовали Кундуз, Майдантар, Джелалабад.

В Джелалабаде, расположенном на границе с Пакистаном, боевые действия против душманов были особенно ожесточенными. Здесь полковника настигла весть о присвоении ему звания генерала. В 1989 году ему доверили двухлетнее руководство учебным центром, располагавшимся в узбекском городе Термез. В нем готовили афганских офицеров и солдат. Вскоре после возвращения в Афганистан Басир Ахмад получил серьезное ранение ноги и залечивал раны в Чехии. Из благополучной Европы вернулся снова на войну, которую сейчас считает странной, неправедной и несправедливой.

- Неправильная политика афганских правителей, в частности Бабрака Кармаля, привела к войне, затяжной и кровопролитной, - Дорани берет в руки калькулятор и что-то сосредоточено высчитывает. - 24 года моя страна воюет. Растет второе поколение, которое толком не училось в школе, не ело досыта хлеба. Эти дети вместо колыбельных песен слушают выстрелы, едят на земле, а не за столом, живут в горах. Афганский народ потерял за последние два десятилетия все. Горе постигло каждую семью. Из шести моих братьев трое сложили головы на этой бессмысленной войне. Ввод в страну советских войск и участие их в боевых действиях только усилили противостояние правящей партии и оппозиции, подняв новую волну насилия и жестокости. Мы оказались заодно с армией СССР и пошли, по сути, против своих соотечественников.

Когда Наджибуллу хитростью захватили в плен, его сторонников взяли под домашний арест. Их жизнь резко перевернулась.

- Сначала все было хорошо, нам обещали безопасность и покой. Но так не получилось, нас выдавливали отовсюду. Мне запрещали носить галстук и называли коммунистом.

Ни передвигаться по стране, ни работать сторонники Наджибуллы, когда к власти пришли оппозиционные партии, уже не могли, постоянно находясь под охраной душманов. Две сестры Дорани, закончившие институты, также не могли работать. Нищета и безысходность подкрадывались исподволь. Вскоре вся семья смогла перебраться на север страны, получила статус международных беженцев ООН и выездные визы из Афганистана.

Родители жены выбрали местом нового жительства Австралию и до сих пор живут там. Часть родственников перебралась в Голландию. Дорани, его супруга, двухлетняя дочь Хиля и еще с десяток близких родственников решили отправиться в СССР. Их переезд держался в жесточайшем секрете. Вся операция по переселению проводилась КГБ. Три месяца жизни в Одессе усилили тоску по родному краю, и генерал решил перебраться в Казахстан. Здесь и климат ближе к афганскому, и среди местного населения затеряться и остаться незамеченным легче. Да, опять-таки, и поближе к своей стране.

- Мы считали, что наше изгнание из родной страны продлится несколько месяцев, а затем все образуется и мы вернемся обратно. На самом деле все вышло совсем не так. Мои дети не видели свою родину, они не знают толком языка. Но прекрасно говорят на казахском и русском. И я благодарен вашей стране, которая приютила нас и помогла обрести веру в себя и покой. Не дай Бог, чтобы здесь была война. От этого люди теряют все: разрушается экономика, теряется культура, забываются традиции. Я страдаю оттого, что Америка хочет нанести бомбовые удары с территории Казахстана.

Американцы правы, полагая, что никто в мире не располагает такими силами, кроме Усамы бен Ладена, чтобы совершать столь чудовищные террористические акты. Но не надо наносить ответные удары отсюда. Талибов взрастил Пакистан, так почему нельзя наказать их с территории этой страны?! Да и бомбежка ведь ничем не поможет. Талибам легко спрятаться, они в состоянии себя защитить. У них есть пища, одежда, оружие. Под бомбежки попадут только бедные люди, которым некуда бежать, они пострадают в очередной раз. Решать конфликт надо политическим путем, а не военным. Мне кажется, что объединить народ Афганистана сегодня в состоянии только король Захир-шах, сорок лет находившийся в изгнании. Пока не будет мира в Афганистане и править страной будут талибы, весь Центральноазиатский регион не будет знать покоя, не затихнет очаг напряженности в Чечне, Намангане, Таджикистане.

Дорани Басир Ахмад сейчас не имеет никаких связей со своей исторической родиной, где у него осталось много родственников. Раньше шли письма, часто звонили, но в последнее время нет связи, нарушена работа почты. Это заставляет волноваться и душой быть там. Но для себя Дорани твердо решил связать свою судьбу с нашей страной, принять гражданство Казахстана.

- Я уже сдал документы в посольство на отказ от афганского гражданства и вступление в казахстанское. Я могу, при моем опыте и знаниях, многое сделать для этой страны. Ведь я не коммерсант по своей природе, мой бизнес - это всего лишь способ обеспечить семью всем необходимым. Казахстан стал моей второй родиной, здесь у меня появился на свет наследник. Нас здесь поддержали и помогли, и отблагодарить я могу только своим трудом. Я и моя семья обязаны работать на этот народ, как бы высокопарно это ни звучало. Понять мои чувства в состоянии лишь тот человек, кому пришлось пережить нечто подобное.

Любовь ДОБРОТА
г. Шымкент.


Поклонение подвигу
"Казахстанская правда", 10.02.2004
Автор: Любовь ДОБРОТА

Вчера южноказахстанские воины-интернационалисты первыми в республике получили памятные медали, приуроченные к пятнадцатилетию со дня вывода советских войск из Афганистана.

 На встречу в областном акимате были приглашены бывшие воины-афганцы и родственники тех, кто не вернулся с той войны. В боевых действиях в Афганистане участвовали 2 186 жителей региона, 68 из них геройски погибли. Лидия Герасименко памятную медаль получила за своего сына Олега. Калыгуль Ахмедова держит в руках награду сына Серика. Среди награжденных также афганский генерал, командир 16-й танковой дивизии Басир Ахмад Дорани, выбравший после свержения президента Наджибуллы местом жительства нашу страну и получивший год назад казахстанское гражданство. (статья неполная)


Б.Дуррани: "Я не могу примириться с американским присутствием" (интервью)
"Литер", 02.08.2005 

Афганский надлом
Генерал, который не хочет воевать

Не нам судить, хорошо это или плохо, когда офицер бежит от войны. Просто войны бывают разные. Об афганской этот генерал вспоминать не любит. Наверное, потому, что сам – пуштун. И что бы там ни говорили, но воевать приходилось все-таки против своих. Просто в один далеко не прекрасный момент афганский народ разделили на мусульман, христиан, коммунистов. А затем в страну вошли советские войска. Как мы сегодня знаем, ничего хорошего из этого не получилось. А сейчас в Афганистане – американцы. Это одна из причин того, что генерал Басир Ахмад Дорани не хочет возвращаться на родину. Четырнадцать лет он живет в Шымкенте, а в прошлом году даже принял казахстанское гражданство. Но если позовут не воевать, а строить мирную жизнь, говорит генерал, поеду не задумываясь.
– Плохие мы афганцы или хорошие, но в конце концов мы сами разберемся и договоримся, – говорит он. – И не надо начинять Афганистан оружием, лучше на эти деньги строить дома. Я верю, если мою страну оставят в покое, туда вернется мир.

На днях воины-афганцы решили объединиться в республиканскую ассоциацию. Одним из ее членов будет и афганский генерал Басир Ахмад Дорани. Вот уже четырнадцать лет он живет в Шымкенте. В прошлом году стал гражданином Казахстана. И хотя он до сих пор тоскует по своей родине, но в Афганистан не возвращается: генерал не хочет вновь стать разменной картой в руках политиков.

Школа
45-летний Басир Ахмад Дорани – пуштун из рода момадзай. Все правители Афганистана – шахи и президенты – были из этого рода. Шах Ахматхан баба Дорани более 250 лет назад объединил разрозненные племена и основал независимое государство Афганистан. Столетиями аристократы Дорани входили во властную элиту (как бы сейчас сказали – правящую номенклатуру). Отец Басир Ахмада за свою жизнь был хокимом 13 городов, в том числе и Кандагара. Возможно, и сын бы пошел по его стопам и стал госчиновником, но отец умер, когда Басир Ахмад был еще маленький, и семья решила отдать ребенка в Харби шуанзай – военную школу-интернат. После шести лет обучения Басир Ахмад поступил в военный институт и, проучившись четыре года, окончил его в 19 лет.
Басир Ахмад Дорани был признан одним из лучших выпускников и оставлен в качестве командира учебной роты. Затем была спецподготовка в Веймаре (Германия), в институте военной психологии.
После Веймара он вернулся в Афганистан и через год стал начальником штаба института.

Война
О войне генерал не любит вспоминать и рассказывает скупо:
– Про предстоящий ввод войск никто из нас не догадывался. Накануне всем приказали соблюдать затемнение, сказали, что если в окнах будет свет, то могут стрелять. А утром мы увидели, что на каждом перекрестке стоит по русскому танку. Мы, офицеры, еще удивлялись, как сумели перебросить такое количество техники.
– Мы стояли на южных рубежах и фактически воевали с Пакистаном, потому что пакистанцы и иранцы во всем помогали моджахедам.
Ввод советских войск в Афганистан Дорани считает ошибкой. Пришельцы не знали обычаев, характера народа. Афганские солдаты и офицеры читали намаз, держали уразу, а советское командование все это не приветствовало. Самое тяжелое воспоминание – случай в 1980 году в городе Майданшар, что рядом с Кабулом. Накануне оттуда открыли стрельбу и убили двух советских солдат. Командир части решил подвергнуть город артиллерийскому обстрелу.
После этого во мне что-то надломилось.

Смутное время
После свержения президента Наджибуллы в стране начались разброд и шатания. В Афганистан вернулись оппозиционеры – 13 политических группировок, некоторые из которых правильнее было бы назвать бандами.
Какие-то надежды на восстановление порядка появились, когда к власти пришел Раббани, а министром обороны стал Ахмад Шах Масуд, хороший друг Басира Ахмада Дорани.
В 1990 году 30-летний Дорани получил звание генерал-майора. Его дивизия полностью сохранила свое вооружение и бое¬способность, в отличие от многих частей, которые разоружились согласно договоренностям с оппозицией. Дееспособное воинское подразделение стало проклятием для молодого генерала: политики, дерущиеся за власть, стремились перетянуть его на свою сторону. И использовали не только посулы и уговоры.
– В 1992 году однажды ночью ко мне пришли неизвестные (думаю, люди Хекматияра) и начали говорить: почему ты с нами не работаешь, а с ними работаешь. Я объяснял, что у нас не сто президентов, а один, и министр обороны один, я с ними сотрудничаю и с другими работать не буду. Они начали бить меня, но в ту ночь Бог меня сохранил. Меня вывели в узкий коридор и стреляли мимо головы. Я говорю, что вы меня пугаете, я – офицер, не мальчик. После этой ночи я решил, что делать здесь мне нечего.
Утром Дорани позвонил своему хорошему другу, министру внутренних дел, и сказал, что ему нужен паспорт. Друзья заказали автобус, он погрузил туда всю семью – 20 человек, следом поехал сам с двумя водителями и двенадцатью солдатами охраны.
– Доехали до Мазари-Шарифа, там все офицеры меня знали, уважали. Спросили – куда? Сказал – в Термез на два месяца отдыхать. На границе меня тоже все знали: "Комбат, комбат приехал". Встречали очень хорошо. В Ташкенте пробыл два дня, потом через Москву на поезде – в Украину.

Новый дом
Уезжая из Афганистана, семья Дорани хотела обосноваться "в европейской стране", подальше от ужасов войны. "Европейским городом" для беженцев стала Одесса. Но там они долго не задержались.
– Мне постоянно кололи глаза тем, что я афганский офицер, а ведь в Афгане русские парни погибали. Я не хотел это слушать.
И в том же году генерал с семьей переехал в Шымкент. Здесь у него было много друзей и знакомых, один из которых, тогдашний начальник департамента КНБ генерал Мустафетов, и пригласил. С тех пор все семейство Басира Ахмада Дорани – жена, дочь, сын и родственники – спокойно живет в Южном Казахстане. У генерала здесь свой бизнес, он не бедствует.
Дорани скучает по родине, но возвращаться туда не хочет. На его родине сейчас американцы…
– Если чужого вмешательства не будет, то года через два-три в Афганистане может наладиться жизнь. Но сейчас там Америка. Я не могу с этим примириться. Плохие мы афганцы или хорошие, но в конце концов мы сами разберемся и договоримся, – считает генерал. – И не надо везти в Афганистан оружие, лучше на эти деньги строить дома. Сейчас никто не хочет воевать, даже те, кто против нас воевал. Все устали от войны, очень устали. Я офицер, я обязан воевать, но и у меня сейчас аллергия на войну. Если мне скажут: поедем в Афганистан строить дома – ни секунды не промедлю.
Помолчав немного, он продолжает:
– Вам, может быть, трудно поверить, но афганцы – очень миролюбивый, уважительный народ. До начала всех этих войн мы жили не богато, но уважительно. У нас такие традиции. Мы с дядей до сих пор при маме не курим и громко не разговариваем, это не принято.

Юрий ЕЛИСЕЕВ
30.07.2005



Генеральская линия судьбы
"Экспресс К", 2006 год

Он получил генеральские звезды в 31 год. Отважный командир и талантливый офицер, но воевать больше не желает. Бывший командир 16-й танковой дивизии афганской армии генерал-лейтенант Басир Ахмад Дорани уже четырнадцать лет живет в Казахстане, считает его своей второй родиной. Генерал скучает по Афганистану, но возвращаться назад не хочет, опасаясь вновь стать разменной картой в руках политиков. В Шымкенте Басир Ахмад Дорани со всей своей большой семьей (всего около 30 человек) - с 1992 года. Приехав на несколько месяцев, он живет в Казахстане уже второй десяток лет. - Я мог бы уехать в любую страну мира, - говорит генерал, - но выбрал эту. И не ошибся. Эта земля дала мне двоих сыновей. Здесь же я узнал, как можно жить мирно. 

Офицерами рождаются
46-летний Басир Ахмад Дорани - пуштун из рода момадзай. Почти все правители Афганистана - шахи и президенты - были из этого рода. Столетиями аристократы Дорани входили во властную элиту. Отец генерала за свою жизнь был хокимом 13 городов, в том числе Кандагара и Кабула. Судьба госчиновника была уготована и одному из старших братьев Басира Ахмада. Его же самого отец видел только военным офицером. - Моя мама, которая тоже приехала с нами в Казахстан, говорит: "Сынок, ты родился офицером", - рассказывает Басир Ахмад Дорани. - С детства у меня было стремление к дисциплине, порядку, я всегда был лидером. Так, по желанию отца после окончания семилетки Басира Ахмада отдали в Харби шуанзай - военную школу-интернат. После шести лет обучения юноша поступил в Харби пухантун - военный институт. Сделать это было непросто. Иметь только хорошие знания было недостаточно. Требовалось также, чтобы в роду на два-три колена никто не опозорил свое имя - не сидел в тюрьме, не был уличен в дурных поступках. Институт он закончил с отличием, хотя учиться было тоже непросто. Хорошую оценку можно было получить только за действительно твердые знания. Не имело значения, чей ты сын и насколько твоя семья состоятельна. Требования были едины абсолютно для всех. Затем была спецподготовка в Германии в Веймарском институте военной психологии. Все, кто хотел сделать военную карьеру, должны были пройти этот курс.

- Подготовка наподобие кагэбэшной, - продолжает генерал Дорани, - учат понимать людей с первого взгляда, отличать ложь, уметь влиять на личность. Кстати, если бы "веймарцы" были рядом с Ахмадом Шахом Масудом, то вряд ли двум лжекорреспондентам удалось бы проникнуть к нему с бомбой в видеокассете. Дальше была работа в должности командира учебной роты. Через год Басир Ахмад Дорани был назначен начальником штаба института.

Ненужная война
Ввод советских войск в Афганистан генерал Дорани считает большой ошибкой. - Они не знали нашего менталитета, традиций, порядков. Люди читали намаз, их хватали и расстреливали, как басмачей. Запретив намаз и уничтожая мечети, русские сразу настроили против себя все местное население.

У генерала много тяжелых воспоминаний о той войне. Одно из них - случай, произошедший в 1989 году в городе Майданшар, что рядом с Кабулом.

- Мне доложили, что русские бомбят город, выставив на позиции десять танков, - с болью в сердце вспоминает Басир Ахмад Дорани. - Я тут же выехал на место. Нашел командира Дорнева, который распорядился произвести артобстрел, спрашиваю: зачем стреляете? Он мне отвечает, что накануне оттуда открыли стрельбу и убили двух русских солдат. Я говорю, знаете, что вы сделали, вы убили четыре тысячи человек - женщин, детей, стариков. Они думали, что в этом городе никто не живет. А в нем было 10 тысяч жителей. Самое ужасное, что случай этот был не единственным. Так происходило еще много раз. После этого война разгорелась еще сильнее. Теряя близких, люди уходили в горы, брались за оружие и становились на сторону наших врагов.

Кстати, на сторону басмачей переходили не только простые люди, но и офицеры правительственной армии, обиженные на русских командиров. И все же советских солдат генерал не винит. Говорит, что они сами стали жертвами политических игр. Сегодня ветеранов-афганцев он называет своими земляками и не просто поддерживает с ними хорошие отношения, а с февраля нынешнего года стал заместителем председателя Союза ветеранов войны в Афганистане и локальных войн Южно-Казахстанской области. Басир Ахмад Дорани воевал в Джелалабаде и Кандагаре. Был четырежды ранен. В 1986 году стал командиром танкового батальона, потом полка, который затем преобразовали в 16-ю танковую дивизию.

В ожидании перемен
Устав от войны, в начале 90-х годов руководство страны приняло решение сесть за стол переговоров с оппозицией, представляемой 13 политическими партиями. Президент Наджибулла предложил правительственным войскам разоружиться, рассчитывая, что и войска оппозиции сделают то же самое. - Он считал, что тогда в Афганистане настанет мир, - говорит Дорани. - Думал, что, сказав им "добро пожаловать", услышит от них, что теперь мы братья. Я был против разоружения, потому что не верил в благие намерения этих людей. Но к моему мнению никто не прислушался. В итоге, едва появившись в Кабуле, оппозиционеры начали угрожать президенту. В отличие от нас они были с оружием. А потом еще и наше захватили. Начался настоящий бардак: никто никого не слушает, дисциплины не стало. Власть никто не признавал: у кого в руках оружие, тот сам командир. Ко мне приходят, говорят: "Ты что здесь сидишь? Уходи отсюда, ты не мусульманин".

Надежда на восстановление порядка появилась, когда к власти пришел Раббани. Министром обороны у него стал Ахмад Шах Масуд, с которым у Басира Ахмада Дорани сложились хорошие отношения.

- Среди всех оппозиционеров Ахмад Шах был единственным человеком, с кем у нас сложились хорошие отношения, - говорит генерал. - Меня он назначил командиром округа в Кабуле. Вместе работали полгода. Мы похожи с ним характерами, а потому отлично друг друга понимали. В 1990 году 31-летний Дорани стал самым молодым генерал-майором во всем Афганистане. Звание генерал-лейтенанта он получил почти два года спустя. Его дивизия полностью сохранила свое вооружение и боеспособность.

- Когда все оставили оружие и сняли военную форму, я отказался, посчитав, что уход президента - не повод оставлять соединение, - говорит генерал. - На пенсию-то меня никто не отправлял. Ахмад Шах Масуд со мной тогда согласился. К сожалению, наши надежды на мирную жизнь и установление порядка в стране не оправдались. С каждым днем становилось только хуже. Оппозиция начала воевать между собой. В Кабуле не осталось ни одного целого дома.

В эту борьбу политики пытались втянуть и Дорани. Одни сулили ему высокие посты, другие - деньги, третьи же в случае отказа грозили убить. - В 1992 году ночью ко мне домой пришли неизвестные люди - бандиты Хекматияра, - вспоминает генерал. - Стали мне угрожать. Спрашивают: "Почему ты с Ахмадом Шахом Масудом работаешь, а не с нами". Я им ответил, что президент в нашей стране один и я знаю только одного министра обороны. Я офицер и буду делать то, что он скажет. Меня вывели в узкий коридор и стреляли вокруг головы. Я говорю: "Что вы меня пугаете, я офицер, не мальчик". Они связали меня. Хотели забрать. Но подоспела охрана. После этого я понял, что оставаться в этой стране больше не могу.

Вторая Родина
Покидая Афганистан, семья Дорани рассчитывала обосноваться в одном из городов Германии или Чехословакии. Однако, прожив три месяца в Одессе, от идеи поселиться в Европе Басир Ахмад отказался и привез всех в Казахстан. Здесь у него было много друзей и знакомых, один из которых - тогдашний начальник ДКНБ генерал Мустафетов - и позвал его в Шымкент. С тех пор для всех Дорани Казахстан стал второй родиной. Здесь они получили возможность спокойно жить, растить детей. Четыре года назад все семейство генерала получило казахстанское гражданство.

- Я никогда не забуду Казахстан и этот народ, где бы я ни был, - говорит Басир Ахмад. - Я очень уважаю президента этой страны. Таких политиков, как Нурсултан Назарбаев, в мире очень мало. В Казахстане мирно живут представители разных национальностей. Здесь имеют значение человеческие качества, а не то, какой ты нации и веры. В Казахстане мне приходится заниматься бизнесом, но я не очень хороший коммерсант, я хороший военный. Мне хотелось бы передать свой военный опыт этому народу, армии этой страны. Мне не нужно за это денег, я готов делиться им просто так.

Сегодня генерал мечтает, чтобы и на его Родине, в Афганистане, установился мир. Но говорит, что произойти это может только, если никто не будет вмешиваться в дела этой страны. Басир Ахмад Дорани очень скучает по Родине, но не возвращается потому, что знает: его как кадрового военного опять будут тянуть в разные стороны противоборствующие силы. К тому же в Афганистане сейчас американцы, а с их присутствием он мириться тоже не хочет.

- Я не хочу воевать, - говорит Дорани, - но если я понадоблюсь своей стране, чтобы строить мирную жизнь, буду просить президента Назарбаева отпустить меня назад. Вам, может быть, трудно поверить, но афганцы - очень миролюбивый, уважительный народ. До начала всех этих войн мы жили небогато, но уважительно. У нас такие традиции.

У Басира Ахмада Дорани - дочь и два сына. Продолжателем военной династии генерал видит младшего - 4-летнего Сияра Ахмада. Всеобщий любимец с удовольствием надевает специально сшитую для него форму и говорит, что он папин солдат.

- Если он пожелает стать офицером казахстанской армии, я не буду против, - говорит генерал. - Он в меня характером, поэтому я думаю, что из него выйдет хороший командир.

13.04.2006
Ирина ГАЛУШКО




КАЗАХСТАНСКАЯ СУДЬБА АФГАНСКОГО ГЕНЕРАЛА Б.А.ДОРАНИ
12.12.2009, "Страна и мир"

Он получил генеральские звезды в 31 год. Отважный командир и талантливый офицер воевать больше не желает. Бывший командир 16-й танковой дивизии афганской армии генерал-лейтенант Басир Ахмад Дорани уже 17 лет живет в Казахстане и считает его своей второй родиной.

Генерал скучает по Афганистану, но возвращаться назад не хочет, опасаясь вновь стать разменной монетой в руках политиков. В Шымкенте Басир Ахмад Дорани со всей своей большой семьей (всего около 30 человек) - с 1992 года. Приехав на несколько месяцев, он живет в Казахстане уже второй десяток лет.

- Я мог бы уехать в любую страну мира, - говорит генерал. - Но выбрал Казахстан. И не ошибся. Эта земля дала мне двоих сыновей. Здесь же я узнал, как можно жить мирно.

Офицерами рождаются

50-летний Басир Ахмад Дорани - пуштун из рода момадзай. Почти все правители Афганистана - шахи и президенты - были из этого рода. Столетиями аристократы Дорани входили во властную элиту. Отец генерала за свою жизнь был хокимом 13 городов, в том числе Кандагара и Кабула. Судьба госчиновника была уготована и одному из старших братьев Басира Ахмада. Его же самого отец мечтал видеть только военным офицером.
- Моя мама, которая тоже приехала с нами в Казахстан, часто мне говорила: "Сынок, ты родился офицером", - рассказывает Басир Ахмад Дорани. - С детства у меня было стремление к дисциплине, порядку, я всегда был лидером.

Так, по желанию отца после окончания семилетки Басира Ахмада отдали в Харби шуанзай - военную школу-интернат. После шести лет обучения юноша поступил в Харби пухантун - военный институт. Сделать это было непросто. Иметь только хорошие знания было недостаточно. Требовалось также, чтобы в роду на два-три колена никто не опозорил свое имя - не сидел в тюрьме, не был уличен в дурных поступках. Институт он закончил с отличием, хотя учиться было тоже непросто. Хорошую оценку можно было получить только за действительно твердые знания. Не имело значения, чей ты сын и насколько твоя семья состоятельна. Требования были едины абсолютно для всех. Затем была спецподготовка в Германии в Веймарском институте военной психологии. Все, кто хотел сделать военную карьеру, должны были пройти этот курс.

Дальше была работа в должности командира учебной роты. Через год Басир Ахмад Дорани был назначен начальником штаба института.

Ненужная война

Ввод советских войск в Афганистан генерал Дорани считает большой ошибкой.

- Они не знали нашего менталитета, традиций, порядков, - говорит он. - Люди читали намаз, их хватали и расстреливали, как басмачей. Запретив намаз и уничтожая мечети, советские солдаты сразу настроили против себя все местное население.
На сторону басмачей переходили не только простые люди, но и офицеры правительственной армии, обиженные на советских командиров. И все же солдат и генералов он не винит. Говорит, что они сами стали жертвами политических игр. Сегодня ветеранов-афганцев он называет своими земляками и не просто поддерживает с ними хорошие отношения, а с февраля нынешнего года стал заместителем председателя Союза ветеранов войны в Афганистане и локальных войн Южно-Казахстанской области. Басир Ахмад Дорани воевал в Джелалабаде и Кандагаре. Был четырежды ранен. В 1986 году стал командиром танкового батальона, потом полка, который затем преобразовали в 16-ю танковую дивизию.
Устав от войны, в начале 90-х годов руководство Афганистана приняло решение сесть за стол переговоров с оппозицией, представляемой 13 политическими партиями. Президент Наджибулла предложил правительственным войскам разоружиться, рассчитывая, что и войска оппозиции сделают то же самое.
- Он считал, что тогда в Афганистане настанет мир, - говорит Дорани. - Думал, что, сказав им "добро пожаловать", услышит от них, что теперь мы братья. Я был против разоружения, потому что не верил в благие намерения этих людей. Но к моему мнению никто не прислушался. В итоге, едва появившись в Кабуле, оппозиционеры начали угрожать президенту. В отличие от нас они были с оружием. А потом еще и наше захватили. Начался настоящий бардак: никто никого не слушает, дисциплины не стало. Власть никто не признавал: у кого в руках оружие, тот сам командир.
Надежда на восстановление порядка появилась, когда к власти пришел Раббани. Министром обороны у него стал Ахмад Шах Масуд, с которым у Басира Ахмада Дорани сложились хорошие отношения.
- Среди всех оппозиционеров Ахмад Шах был единственным человеком, с кем у нас сложились хорошие отношения, - говорит генерал. - Меня он назначил командиром округа в Кабуле. Вместе работали полгода. Мы похожи с ним характерами, а потому отлично друг друга понимали.
В 1990 году 31-летний Дорани стал самым молодым генерал-майором во всем Афганистане. Звание генерал-лейтенанта он получил почти два года спустя. Его дивизия полностью сохранила свое вооружение и боеспособность.
- Когда все оставили оружие и сняли военную форму, я отказался, посчитав, что уход президента - не повод оставлять соединение, - говорит генерал. - На пенсию-то меня никто не отправлял. Ахмад Шах Масуд со мной тогда согласился. К сожалению, наши надежды на мирную жизнь и установление порядка в стране не оправдались. С каждым днем становилось только хуже. Оппозиция начала воевать между собой. В Кабуле не осталось ни одного целого дома.
В эту борьбу политики пытались втянуть и Дорани. Одни сулили ему высокие посты, другие - деньги, третьи же в случае отказа грозили убить.
- В 1992 году ночью ко мне домой пришли неизвестные люди - бандиты Хекматияра, - вспоминает генерал. - Стали мне угрожать. Спрашивают: "Почему ты с Ахмадом Шахом Масудом работаешь, а не с нами?" Я им ответил, что президент в нашей стране один и я знаю только одного министра обороны. Я офицер и буду делать то, что он скажет. Меня вывели в узкий коридор и начали стрелять вокруг головы. Я говорю: "Что вы меня пугаете, я офицер, не мальчик". Они связали меня. Хотели забрать. Но подоспела охрана. После этого я понял, что оставаться в этой стране больше не могу.

Вторая Родина

Покидая Афганистан, семья Дорани рассчитывала обосноваться в одном из городов Германии или Чехословакии. Однако, прожив три месяца в Одессе, от идеи поселиться в Европе Басир Ахмад отказался и привез всех в Казахстан. Здесь у него было много друзей и знакомых, один из которых - тогдашний начальник ДКНБ РК генерал Мустафетов - и позвал его в Шымкент. С тех пор для всех Дорани Казахстан стал второй родиной. Здесь они получили возможность спокойно жить, растить детей. Семь лет назад все семейство генерала получило казахстанское гражданство.
- Я никогда не забуду Казахстан и этот народ, где бы я ни был, - говорит Басир Ахмад. - Я очень уважаю Президента этой страны. Таких политиков, как Нурсултан Назарбаев, в мире очень мало. В Казахстане мирно живут представители разных национальностей. Здесь имеют значение человеческие качества, а не то, какой ты нации и веры. В Казахстане мне приходится заниматься бизнесом, но я не очень хороший коммерсант, я хороший военный. Мне хотелось бы передать свой военный опыт этому народу, армии этой страны. Мне не нужно за это денег, я готов делиться им просто так.
Сегодня генерал мечтает, чтобы и на его родине, в Афганистане, установился мир. Но говорит, что произойти это может, только если никто не будет вмешиваться в дела этой страны. Басир Ахмад Дорани очень скучает по родине, но не возвращается, потому что знает: его, как кадрового военного, опять будут тянуть в разные стороны противоборствующие силы. К тому же в Афганистане сейчас американцы, а с их присутствием он мириться тоже не хочет.
- Я не хочу воевать, - говорит Дорани. - Но если я понадоблюсь своей стране, чтобы строить мирную жизнь, буду просить Президента Назарбаева отпустить меня назад. Вам, может быть, трудно поверить, но афганцы - очень миролюбивый народ.
У Басира Ахмада Дорани - дочь и два сына. Продолжателем военной династии генерал видит младшего, 7-летнего Сияра Ахмада. Всеобщий любимец с удовольствием надевает специально сшитую для него форму и говорит, что он папин солдат.
- Если он пожелает стать офицером казахстанской армии, я не буду против, - говорит генерал. - Он в меня характером, поэтому я думаю, что из него выйдет хороший командир.

Ирина ТЕМИНА,
Шымкент

P. S. Решением Союза ветеранов войны в Афганистане и локальных войн РК за вклад в ветеранское движение, оказание помощи семьям воинов, погибших в Афганистане, и инвалидам, а также в честь 20-летия вывода советских войск из Афганистана зампредседателя СВА и ЛВ Южно-Казахстанской области Басир Ахмад Дорани представлен к государственной награде РК - ордену "Курмет".

Иоганн ГЕТЕ,
немецкий поэт:
Невозможно всегда быть героем, но всегда можно оставаться человеком.


 
 
Категория: Афганская кампания 1979-1989 | Добавил: Marat (18.11.2011)
Просмотров: 4595 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 1
0
1 Marat   [Материал]
Помимо него еще два афганских генерала стали казахстанцами - экс-начальник воздушной обороны Афганистана генерал Абдуррахман и экс-командир вертолетного полка генерал Миралла.
Кроме этого, в Казахстане жили бывший министр госбезопасности и экс-министр внутренних дел Афганистана (затем решили уехать на Запад).

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0