Главная » Статьи » Советский Казахстан » Казахстан во время второй мировой войны

Солдаты победы
Они и сегодня остаются солдатами Великой Отечественной войны. В наши дни они взяли на себя миссию - донести до нас, их детей и внуков, правду о трагических и великих событиях 1941-1945-х годов.
Дорогие наши, сильные и хрупкие, мы гордимся вами и чувствуем вину, что именно на вашу долю выпало пережить такие испытания. Мы кажемся вам сегодня беспечными, но это не так. Все наши молитвы сегодня - за вас и за мир, который вы отстояли

Наш командир убит 10 мая
Лесной Виктор Михайлович, председатель Совета общественной организации защитников города-героя Ленинграда:
- Начал войну выпускником Рязанского артиллерийского училища, которое располагалось в Талгаре (там, где была наша казарма, сейчас находится училище механизации).
В первых числах апреля 1945 года был взят город Вена ударной силой Украинского фронта, девятой десантно-воздушной армией генерал-полковника Глагольева. Этой армии был придан и наш 409 Гвардейский Таллиннский пушечный полк, который был сформирован специально для борьбы с новейшими элитными немецкими танками "Тиграми” и "Фердинандами”. Эти орудия прославили себя на долгие времена. Наша стомиллиметровая пушка, которая пробивала танк насквозь, была снята с вооружения лет десять тому назад. Такая удачная конструкция.

После взятия Вены мы были отведены на отдых в лес под Веной. 1 мая наш полк вышел на первомайскую демонстрацию на одну из больших городских площадей этого города. Я вернулся в расположение части. Ночью была объявлена тревога. По тревоге мы перебазировались в Чехословакию, где один эсэсовский корпус не признал условия капитуляции и был также поднят по тревоге, чтобы противостоять советским войскам. Так, 9 мая мы наряду с другими частями 9 гвардейской воздушно-десантной армии вступили в сражение.
А 10 мая был убит наш командир полка подполковник Костаусов. Славный воин Великой Отечественной войны. Он имел множество орденов и медалей, в том числе награжден орденом Суворова II степени. Полк, который возглавлял Костаусов, ставили на танкоопасном направлении. Подполковнику было лет тридцать, когда он погиб. Замечательный человек, москвич, выходец из района улицы Сухаревки, которая "славилась” московскими хулиганами и бандитами. Из таких хулиганов и вырос наш комполка. Он умело руководил подчиненными ему батареями. Мы хоронили подполковника Костаусова 11 мая, когда фактически окончилась война. Было очень обидно: 9 мая мы услышали, что подписан акт о капитуляции Германии, но продолжали борьбу. А вот 9 мая, ночью, свою подпись под актом капитуляции Германии поставил маршал Жуков. Война закончилась.



Впервые в жизни напился
Байзулла Акинжанов, ветеран ВОВ, председатель комиссии по увековечению памяти защитников Родины Алматинского городского Совета ветеранов войны и пенсионеров:
- 8 мая мы стояли на аэродроме Котбус. Накануне мы его штурмовали перед берлинской операцией. 8 мая наш полк в полном составе сделал два вылета под Прагу. Дело в том, что 5 мая в Праге состоялось восстание местного населения против фашистов. Чехи захватили телеграф, почту. К восставшим устремились немцы, с нашей стороны тоже был приказ - помочь братскому народу. 8 мая вылетел под Прагу, туда же устремились наши танки. В канун самой Победы на душе было неспокойно. После ужина мы узнали, что в соседнем 95 гвардейском штурмовом авиационном полку сбили Героя Советского Союза Ивана Ивановича Григорьева. Мы оплакивали товарища, который от Сталинграда до Праги, Берлина дошел, и суждено ему было погибнуть на чехословацкой земле за день до Победы. Долго не мог уснуть, и спалось мне в эту ночь плохо, тревожно. Слышу стрельбу пушек и пулеметов. Из-под подушки хватаю свой пистолет ТТ, готовлюсь к бою. Тут заходит командир эскадрильи и говорит: "Ты чего, Акинжанов, сидишь тут в темноте? Война кончилась!” И из окна стреляет вверх. Я выскочил на улицу и тоже выпустил целую обойму в небо. Летчики, механики, мотористы, воздушные стрелки от радости обнимают друг друга. Здесь не было ни чинов, ни рангов.

На построении нас поздравил командир полка с Днем Победы, но при этом объявил готовность №3, то есть эскадрилья должна находиться на командном пункте полка в ожидании приказаний. Вечером в столовой был торжественный ужин. Вся его "торжественность” заключалась в добавлении к обычному рациону 43 граммов спирта и по бутылке вина. Я выпил разбавленный спирт, запил вином - и "каюк” мне. Впервые в жизни сделался пьяным. Утром на построении командир полка вызвал меня к себе. Поставил по стойке смирно: "Ты что же, Акинжанов, напился?” Я оправдывался, что обрадовался. Комполка отчитал меня: "Ты - командир, и где бы ты ни был, должен оставаться командиром. Выпивать можно, но в меру, и знать - где и с кем”. Я был младшим лейтенантом, старшим летчиком. К концу 1945 года стал командиром звена.

Наконец-то свободен!
Этот человек разделил участь многих советских солдат и офицеров, кто во время войны попал в плен: после счастливого освобождения из вражеского лагеря, побега, скитаний на чужбине уже на Родине вновь оказался за колючкой. Он радовался победе как участник и свидетель войны и совсем недолго наслаждался послевоенной жизнью на Родине. Призывы Сталина оказались хитрой уловкой: как и многие военнопленные, наш герой попал на Колыму с клеймом "врага народа”, "иностранного шпиона”. Приговор был суров - 25 лет лагерей.
Айткеш Толганбаев - человек удивительной судьбы. Первый профессиональный казахский музыкант-самородок. В юности ему прочили мировое имя в скрипичной карьере, но "пришла страшная война, которая перевернула всю жизнь и многое отняла”. Айткеш Толганбаев не изменил своему дару и получил музыкальное образование в сорок лет - после тяжких испытаний.

На Колыме Айткеш работал на лесоповале, добывал золото, кочегарил, стирал белье. Был терпелив. Но и здесь он оставался музыкантом: руководил эстрадно-симфоническим оркестром ссыльных музыкантов.
Айткеш Толганбаев больше половины прожитой жизни - сорок лет и тридцать три дня - боролся за свое честное имя. Лишь в августе 1990 года после обращения его к первому президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву прокуратура РК вынесла решение о реабилитации.
Сурово обошлась с этим человеком Родина, но сердце Айткеша не ожесточилось, он остался ее преданным сыном:
"Я не изменял Родине, не принимал присяги на верность врагу”.
Много пережил всего военнопленный музыкант из Казахстана, прежде чем оказаться в Италии: Туркестанский легион, побег, партизанский отряд французского Сопротивления. Но никогда не смолкала скрипка Айткеша. Когда Иосиф Сталин позвал военнопленных домой, Айткеш Толганбаев не колебался ни минуты. И вновь угодил за колючку.
В лагерях любимой Родины ему также помогла выжить скрипка.
Он вернулся с Колымы полный надежд и радости. Но судьба готовила Айткешу Толганбаеву новое испытание. На долгие десятилетия приклеился к нему ярлык изменника Родины.
Лишь 13 августа 1990 года было вынесено решение о реабилитации Айткеша Толганбаева. Этого могло не произойти, если бы музыкант-фронтовик не боролся все эти годы за свое честное имя.
"Этой минуты ждал долго, я боролся сорок лет и тридцать три дня - более половины жизни. Наконец-то, свободен?!”
Совсем недолго довелось Айткешу Толганбаеву жить свободным человеком с честным именем: умер вскоре после своей реабилитации.

Друг спас меня от гибели
Аскар Бекбаувич Бекжанов, ветеран войны и труда, полный кавалер орденов Отечественной войны. Имеет медаль "За победу над Германией”.
- С пяти лет рос я без отца. Мама, вдова, была колхозницей. В декабре 1942 года меня призвали на фронт. К тому времени я закончил семь классов русской школы и два - казахской. Таким образом, я оказался в Орловском пехотном училище города Чарджоу в Туркмении. Затем училище было эвакуировано в Сталинабад, сейчас Душанбе. Приехал туда генерал-майор Курбаткин, командующий Средне-Азиатским военным округом. Похвалил нашу роту, которой командовал старший лейтенант Александр Стрелин. Мы все учились на "отлично”. Стрелин просил оставить нас для того, чтобы выпустить хороших офицеров. Но начальник училища полковник Нерченко возразил, что по приказу Сталина всех курсантов необходимо направить в действующую армию.
Так я попал под Воронеж в пополнение 110 Александрийской ордена Суворова второй степени гвардейской дивизии 5-й гвардейской армии. С этой дивизией, 307 гвардейским полком, я воевал в районе Харькова, Чугуева, Кременчуга, станции Крюково, станции Знаменка, Кировограда, города Александрии и так далее. За освобождение Александрии наша дивизия получила в январе 1943 года звание Александрийской. Позже уже без меня наша дивизия воевала в Японии и получила дополнение к названию - Александрийско-Хинганская.
В Корсунь-Шевченковском котле, образованном нашими войсками, было окружено 11 немецких дивизий, которые пытались на своих бронетанковых частях вырваться из кольца, но им это не удалось. Вражеские дивизии были уничтожены в этом котле. Один из немецких генералов погиб в бою, так маршал Конев разрешил пленным немцам его похоронить с воинскими почестями.

Я служил в 7-й отдельной гвардейской танковой бригаде автоматчиком-десантником на танке. Автоматчики в капюшонах ездят наверху танка. В этом бою ночью случилось прямое попадание снаряда в наш танк. Мы улетели все, как горошины в поле. Когда я очнулся, обнаружил, что лежу в кукурузнике. Хотел встать, но не смог. Ощупал левую ногу, она была теплая, но я не ощущал ее. Услышал, что идут санитары. Спрашиваю: "Кто здесь?”, они отвечают: "Свои!”. В темноте ведь можно застрелить неизвестных. Меня положили в плащ-палатку и унесли в медсанбат. Так для меня кончилась война.

"Ночная ведьма”
Наша соотечественница Хиуаз Доспанова - кавалер боевых орденов и медалей - недавно, спустя почти 60 лет после окончания Великой Отечественной войны, была награждена высшей наградой РК "Халык кахарманы”.
Во время войны Хиуаз Доспанова совершила свыше 300 боевых вылетов. Служила в единственном в истории Второй мировой войны советском 46-м женском авиаполку под командованием Героя Советского Союза Марины Расковой.

Впервые Хиуаз увидела самолет в 1938 году. Школьница-комсомолка немедленно откликнулась на призыв: "Девушки и юноши - на самолет!” и поступила в аэроклуб. Когда не приняли в Военно-воздушную академию имени Жуковского, подала документы в 1-й Государственный московский медицинский институт.
В августе 1941 года Хиуаз Доспанова пришла в Центральный комитет ВЛКСМ, чтобы записаться в женский авиаполк, созданный по инициативе Героя Советского Союза Марины Расковой. Первое, что пришлось сделать казахской девушке, принятой в женский авиаполк, - состричь прекрасные длинные волосы.
Хиуаз Доспанова стала единственной женщиной-казашкой - штурманом ночного бомбардировщика. Девушка была откомандирована на передовую - на 2-й Белорусский фронт.
Фашисты называли их "ночными ведьмами”, девушек- летчиц самолетов У-2. До войны на этих самолетах учились летать молодые люди в аэроклубах. Теперь эта деревянная конструкция (лишь мотор из металла) использовалась в военных целях.
Девушки летали в основном ночью: днем самолет становился легкой мишенью для вражеской винтовки. Совершали по двенадцати вылетов за ночь. Завершали ночную вахту без сил, из кабин летчиц буквально вытаскивали.
Весной 1943 года освобождали Кубань и Таманский полуостров. 46-й авиаполк оказался в зоне действия авиации фашистов. Хиуаз Доспанова была уже штурманом в экипаже.
Как-то ночью экипаж Пашковой-Доспановой возвращался с боевого задания. При подходе к развороту в воздухе столкнулись два самолета. 46-й авиаполк узнал, что из всей четверки живой осталась только Доспанова. И только потому, что не пристегнулась ремнями. Когда самолет ударился о землю, девушку выбросило из кабины. Так случилось, что по ошибке на Хиуаз Доспанову в далекий казахстанский Уральск пришла "похоронка”.
После госпиталя вернулась в свой авиаполк. Девочки радовались до слез, обнимали свою Катю - так на русский лад ее здесь звали. Механик повторял: "Тебе жить долго! Ты воскресла из мертвых!” И после ранения девушка продолжала летать.

Душа ликовала
21 июня 1941 года Александр Шатковский закончил учебу в Белоусовской средней школе Восточно-Казахстанской области. Шумел выпускной вечер, а на рассвете 22 июня уже была война. Как и тысячи юношей и девушек, он добровольно вступает в Красную Армию. С июля 1942 года участвует в обороне Сталинграда в составе 35-й гвардейской дивизии 62-й легендарной армии, которой командовал генерал В.И. Чуйков. Гвардейцы этого соединения были бесстрашными, они не знали отступлений и дрались до последних сил.
В августе 1942 года в одном из боев в районе города Калача, что под Сталинградом, немцы под прикрытием колонны танков упорно атаковали позиции 35-й дивизии. Бои шли непрерывно днем и ночью. Были большие потери, смертельно ранило командира батальона, старшего лейтенанта Лизунова, его заменил командир пулеметной роты лейтенант Рубен Ибаррури. Вскоре и он был тяжело ранен (посмертно получил звание Героя Советского Союза). В отдельном огнеметном взводе ранило комвзвода лейтенанта Николая Борщ, его заменил наш земляк Александр Шатковский. К исходу дня огнеметчикам удалось вывести из строя четыре танка и немало живой силы. Противник не прошел. Александр Шатковский получил тяжелое ранение.

После выздоровления, в декабре 1942 года, был направлен в 5-ю гвардейскую воздушно-десантную бригаду. В сентябре 1943 года в ее составе десантировался в тыл противника в район Канево-Черкасских лесов.
Александр Федорович Шатковский, заместитель председателя Объединенного совета ветеранов Сталинградской битвы, почетный ветеран гвардейских воздушно-десантных войск:
- В апреле 1945 года мы с товарищами действовали в глубоком тылу: громили военно-промышленные объекты противника и тем самым способствовали успеху боевых действий сухопутных войск 52-й армии. Второго мая 1945 года на этом направлении велись еще бои с гитлеровцами. В канун войны я, старшина Шатковский, был на боевом посту. Вдруг слышу, что в части творится что-то непонятное. Бойцы маленького гарнизона выбегают из землянок, начинают стрелять из автоматов и пистолетов, пускают ракеты и кричат: "Победа, Победа, ура!” Люди бросались друг к другу, обнимались, не скрывали слез. Душа ликовала, сердце распирало от радости и счастья. Победа! Какое это дорогое слово! Мы шли к ней через жестокие бои, теряя друзей и товарищей. Буквально накануне в боях погибли Саша Семенов, Борис Добрачев, Петр Толмачев и другие мои земляки.
В 1947 году Александр Федорович Шатковский вернулся к мирной жизни.

Архитектор-воин
Имя этого человека вписано в историю отечественного зодчества. Малбагар Мендикулов - Заслуженный архитектор Казахстана, член-корреспондент Академии строительства и архитектуры, основатель и первый заведующий кафедрой истории и теории архитектуры архитектурного факультета Казахского политехнического института им. В.И. Ленина (впоследствии факультет был преобразован в самостоятельный архитектурно-строительный институт - ныне Казахская Головная Архитектурно-строительная академия). Умер Малбагар Мендикулов в возрасте 77 лет, который обычно принято считать периодом расцвета для архитектора.
Когда началась война, Малбагар Мендикулов только приступил к обязанностям главного архитектора города Ташкента. Пройдя специальные курсы при Военно-инженерной академии им В.В. Куйбышева, Мендикулов командовал инженерным саперным батальоном в звании майора, и участвовал в важнейших военных операциях под Москвой, на Курской дуге, освобождал Белоруссию, Польшу и Германию. Командир батальона в составе 65-й армии, 2-го Белорусского фронта, орденоносец в годы войны дважды был представлен и по иронии судьбы незаслуженно обойден наградами. В 1944 году за заслуги при освобождении Польши он был представлен к награждению польским орденом "Виртути милитари”. Однако награда где-то затерялась. В марте 1945 года за успешное выполнение крупной боевой операции под Данцигом командование приняло решение представить М. Мендикулова к званию Героя Советского Союза. Но вместо положенной награды майор получил орден Боевого Красного Знамени. Почему? Заместитель Мендикулова по политической части во время проведения боевой операции пьянствовал, за что его должен был судить военный трибунал. Майор Мендикулов решил простить своего заместителя, но в список награжденных тот его не включил. Озлобившись, замполит написал на него жалобу, где утверждал, что Мендикулов не считается с политической линией партии в армии. Жалоба не подтвердилась, но перестраховщики, сидевшие сверху, решили "уменьшить” награду Героя Советского Союза до ордена Боевого Красного Знамени.

Малбагар Мендикулов возвращается после войны в город Ташкент после демобилизации из рядов Советской Армии. Мендикулов возглавляет республиканскую проектную контору, проектируя и строя ряд уникальных объектов.
В 1947 году правительство Казахстана по просьбе архитектора Т.Басенова приглашает зодчего М.Мендикулова в Алма-Ату.
Манат Бейсембаев, архитектор, член Союза журналистов Казахстана


Не осталось фронтовых снимков
Даже в тяжелые годы голода в Казахстане 30-х годов, а с приходом войны - в 40-х годах прошлого века наш герой-фронтовик не оставлял школьной, а потом университетской скамьи.
Каскатай Досович Конакбаев, гвардии-капитан в отставке, бывший министр бытового обслуживания КазССР:
- Все свои знания, полученные во время учебы, всю свою отвагу, закаленную в армии, я отдавал на благо людям.
Каскатай Досович не опоздал на встречу с корреспондентом газеты, раньше времени покинув похороны своего дорого друга. "Я не мог вас подвести, - твердо сказал он, - раз обещал, должен слово сдержать непременно!”
Его рассказ похож на истории с войны многих других фронтовиков. И в то же время судьба этого человека, конечно, особенная. Как и любая другая.
В 1940 году окончил учительский институт, в который поступил двумя годами ранее, а с началом войны учился в Краснодарском артиллерийском училище. Уже в 1941 году молодой офицер был определен командиром взвода реактивной артиллерии - руководить именитой и устрашающей "Катюшей”. Позже стал капитаном. В этом звании в 1946 году и был демобилизован.
Участвовали в освободительных боях за Прибалтику и шли так до германского города Кенигсберга (ныне Калининград), который они захватили. Именно здесь Каскатай Конакбаев встретил День Великой Победы:
- За неделю наши войска штурмом взяли Кенигсберг. Он пал окончательно 5 апреля 1945 года. Немцы планировали сделать его своей опорой, поскольку город был укреплен. Мы штурмовали город безжалостно, шевельнуться не давали фашистским бойцам, бомбили день и ночь. С воздуха, с земли, со всех сторон на город направлялся беспрерывный огонь. "Катюша” грозно давала залп за залпом. В один из дней немецкие солдаты начали сдаваться. Они выходили из своих укрытий невменяемыми: запасы еды уже истощились, а долгие сутки без сна отнимали последние силы, и только одну фразу доносили их судорожные уста до наших солдат: "Гитлер капут!” Советские бойцы расположились в захваченном городе и начали готовиться к дальнейшим военным действиям. Тут и пришла Победа.
В эту ночь - на 9 мая 1945-го - я был ответственным гарнизонным дежурным по городу. Поэтому был там единственным из наших, кому было доступно радио, и первым, кто услышал по "Великому слепому” - так мы называли радио - радостное сообщение о том, что Берлин сдался. Рейхстаг пал! То, что я почувствовал, не объяснить словами. Конечно, это была безграничная радость оттого, что наш труд принес плоды и наши жизни, которыми мы жертвовали ради победы, спасены. Весь мир ждал этого дня. Как только услышал сообщение, так и побежал будить всех. Сколько крика, свиста, шума было тогда. Солдаты плакали и смеялись, подкидывали вверх шапки.
Так случилось, что у Каскатая Досовича не осталось никаких фотоснимков военных лет.
- Да я же не думал, что шестьдесят лет после войны еще жить буду. А так бы собрал целый чемодан всякой всячины.

Гаухар Наурызбаева, np.kz
Категория: Казахстан во время второй мировой войны | Добавил: Marat (26.11.2011)
Просмотров: 2411 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0