Главная » Статьи » От Казахского ханства до Октябрьской революции » В составе Российской империи

Первый казахский военный разведчик Ч.Ч.Валиханов
В этой статье я хочу рассказать об одном из славных сынов казахского народа, известном ученом и путешественнике Чокане Чингисовиче Валиханове. Казахстанские ученые справедливо считают Ч.Ч.Валиханова выдающимся просветителем своего времени. О нем написано много научных статей, очерков, книг, выпущен сборник материалов научной конференции, посвященной 150-летию со дня его рождения. Однако до сих пор малоизвестно, что Ч.Ч.Валиханов был разведчиком Генерального штаба российской армии и ему доверялись ответственные секретные поручения, что подтверждается архивными документами Генштаба российской армии.

      Чокан Чингисович Валиханов (полное его имя Мухаммед-Ханафия, а Чокан прозвище, данное матерью) родился в ноябре 1835 года в крепости Кушмурун, ныне Семиозёрный район Кустанайской области в Казахстане. Он являлся правнуком хана Аблая, который вел свой род от самого Чингисхана. Детство его прошло в степи, среди народа, первоначальную грамоту, представление о восточной поэзии он получил в медресе в родном поселке Кушмурун, где научился арабскому языку. С детства он имел склонности к рисованию, также отец Чокана привлекал его к сбору материалов, касающихся легенд и народных преданий, и вовлек его в круг высокообразованных российских ученых, инженеров, офицеров.
      Наместник Кушмурунского округа султан Чингис Валиев, сам армейский офицер, в звании полковника определил 12-летнего сына на учебу в Сибирский кадетский корпус. Правительство России поощряло привлечение на службу аристократов из коренного населения восточных окраин, а офицерский корпус российской армии был многонациональным еще с петровских времен.
      Годы наиболее интенсивного духовного становления личности Чокана связаны с учебой в Омском кадетском корпусе. Здесь сложился круг общения, включавший и его наставников, так и однокашников в лице ориенталиста (востоковеда) Н.Ф.Костылецкого, историка П.В.Гонсевского, публициста, исследователя истории народов Сибири и Казахстана Н.М.Ядринцева, выдающегося географа Г.Н.Потанина, Н.Ф.Анненского и других. Впоследствии в этот круг вошли такие выдающиеся деятели как петрашевец С.В.Дуров, П.П.Семенов-Тян-Шанский, Е.П.Ковалевский, Ф.М.Достоевский. Последний писал в одном из своих писем к Чокану: «Я Вам объявляю без церемоний, что я в Вас влюбился. Я Вас так люблю, что мечтаю о Вас и о судьбе Вашей по целым дням». Из учебы в кадетском корпусе вышел человек, в котором были посеяны семена русской и современной передовой культуры, науки и искусства.
      Любопытно, что при поступлении на учебу Чокан знал по-русски едва ли несколько слов, а через 6 лет вышел из корпуса, свободно владея несколькими восточными и западными языками, европейски образованным человеком. И эту оценку дал ему Фёдор Достоевский. Перед отъездом на службу рядовым в расквартированный в Семипалатинске линейный батальон после 4-х лет каторги в «мертвом доме» писатель на целый месяц задержался в Омске. В это время и произошло их знакомство, которое переросло в крепкую мужскую дружбу. И хотя встречаться доводилось не часто, их связывала продолжительная переписка. Вопреки разнице в возрасте, почти в полтора десятка лет, они обращались друг к другу в письмах не иначе как «голубчик Федя» и «дорогой мой Валихан». Для Достоевского он был самым дорогим другом, «не исключая родного брата».
      История с Чоканом Валихановым показательна еще и тем, что наглядно демонстрирует уровень подготовки в Сибирском кадетском корпусе, откуда выходили высокообразованные офицеры. Помимо военных наук они хорошо знали всеобщую историю, литературу, географию, ботанику, зоологию, физику, математику, геодезию, черчение, рисование, иностранные языки, которые оказали ему неоценимую помощь в его разведывательной деятельности.
      Позже петербургское общество тепло приняло Чокана. Его ждали чины, награды, высочайшая аудиенция у царя-освободителя. Прожив два года в Петербурге, Чокан работал в Главном штабе над подготовкой к изданию карты Азии, он участвовал в изданиях трудов Российского географического общества, членом которого он был избран в 1860 году. Здесь Чокан публиковал работы, посвященные истории и культуре Средней Азии и зарубежного Востока; среди них исследования «Киргизы» (так тогда называли казахов), «Следы шаманства у киргизов», «Киргизское родословие», «О кочевках киргизах» и другие, в которых собран и обобщен огромный материал об истории, этнографии казахов, их быту, обычаям и культуре.
      Дальнейшая карьера Чокана была предопределена семейной традицией и полученным образованием: он – российский офицер, разведчик, чиновник, исполняющий различные поручения царской администрации. И в то же время он не мог не почувствовать своей собственной кожей, что он остается «инородцем» (к примеру, нижний сокращенный класс обучения в кадетском корпусе), не мог не видеть, какие притеснения и унижения испытывают его сородичи, подвергаясь беспредельному произволу со стороны самого последнего российского чиновника и жандарма и их местных прислужников. Оставалась единственная надежда, остаться человеком - посвятить себя «нейтральному делу» - науке и литературному творчеству. Уже в кадетском корпусе у него зародилась страсть к путешествиям и мечта «открыть миру неизведанную Азию». Мечте было дано свершиться, но в более глубоком смысле, чем предполагал юный Чокан: он не только исследовал и описал «неизведанные» европейской наукой места как географ, путешественник, он приоткрыл завесу над самым центром Азии - человеком, его историей, образом мыслей и чувств. Касается ли дело его знаменитой Кашгарской экспедиции, благодаря которой он прославился на весь мир как отважный путешественник, Иссык-кульской экспедиции или поездки в Кульджу - везде он выступает не просто как офицер, географ, экономист, этнограф, а через все это и помимо этого перед нами выступает человек, стоящий на стыке цивилизаций способный взглянуть на виденное как изнутри, так и извне, глазами образованного европейца. Мировая наука обязана именно ему записью блестящего отрывка из «Манаса» - «Смерть Кукотай-хана и его поминки». Устному народному творчеству казахов посвящены статьи «Предания и легенды большой Киргиз-Кайсацкой орды», «Очерки Джунгарии» и другие. Интересны его высказывания об особенностях импровизаторского искусства акынов, о видах песен, о ритмике казахского стиха. Он записал народную эпическую поэму «Козы-Корпеш и Баян-сулу».
      Первая экспедиция Валиханова исследовала восточное побережье озера Иссык-Куль. Результатом экспедиции стали ценные этнографические материалы, открыта для науки и записана в переводе на русский степная Илиада - эпос киргизского народа «Манас», который по праву вошел в золотой фонд мировой литературы. Уже этого было бы достаточно, чтобы навсегда остаться в истории. Заслуги ученого оценены по достоинству, его заочно избирают действительным членом Российского географического общества. Потом он инкогнито сопровождает торговый караван в недружественный тогда России Коканд.
      Но это лишь рекогносцировка, пролог к куда более серьезному предприятию - путешествию в таинственную, проводившую изоляционистскую политику Кашгарию. «Страна шести городов», как её еще именовали, много веков оставалась совершенно закрытой для европейцев.
      Если называть вещи своими именами, то скорее речь шла не столько о научной экспедиции, сколько о классической, тщательно продуманной разведывательной операции. Тем более, откровенный интерес к этому стратегически важному региону стала проявлять Англия - извечный соперник в Азии и совсем недавний противник в только что завершившейся Крымской войне.
      Положение усугублялось еще и тем, что Восточный Туркестан раздирали внутренние междоусобицы и мятежи, кашгарские города походили на осажденные крепости. Китайские власти, подчинившие себе страну, и местные феодалы продолжали преследовать всех иноземцев. В 1857 году цивилизованный мир потрясла страшная весть - в Кашгаре публично казнен немецкий ученый Адольф Шлагинтвейн, проникший туда из Индии. Его отсеченная голова была водружена на башню, также сооруженную из человеческих черепов.
      Практически одновременно с Хорасанской экспедицией Ханыкова и миссией Игнатьева состоялась секретная миссия Валиханова в Кашгар с целью выяснения перспектив политико-экономических связей с Синьцзянем. Переодевшись купцом из Коканда, Чокан примкнул в середине 1858 года к специально организованному для его миссии каравану из Семипалатинска и через Заукинское ущелье, озеро Иссыкуль, 1 октября 1858 года вступил в на территорию Синьцзяна. 11 марта 1859 года отправился в обратный путь и 12 апреля вернулся в укрепление Верный (Алматы). Вся поездка заняла 1,5 года, из них год, находясь на нелегальном положении, он собирал сведения об экономической и политической обстановке в Малой Бухарии. В этой поездке он подорвал свое здоровье, заболев тяжелой формой туберкулеза [4].
      Военный министр получил от непосредственного начальника Чокана генерал-губернатора Гасфорта самые лестные рекомендации о подчиненном. Данной экспедиции придавалось исключительное значение. Есть данные, что с ее планом посчитали необходимым познакомить самого Александра II. Подготовка к ней шла в обстановке повышенной секретности. В роли прикрытия выступал формировавшийся в Семипалатинске купеческий караван. Валиханов получил секретное предписание Генштаба и большую сумму денег на выполнение военно-разведывательной задачи. По заранее разработанной легенде Чокан стал сыном кокандского купца Алимбаем и родственником караван-баши. Мнимого отца Валиханова действительно знали в Кашгаре. Он в последнее время обосновался в Поволжье и не исключено, что тоже, вместе с караван-баши, был посвящен в план операции. Генерал-губернатор Гасфорт тайно встретился с Чоканом по ходу следования каравана в Каратале, и они еще раз согласовали все детали операции. Семипалатинские купцы благополучно добрались до Кашгара. Чокан ни на минуту не забывал о служебном долге. Собирал сведения о политическом устройстве Восточного Туркестана: кто правит, как живут люди, сделал географический обзор местности.
      В январе 1859 года над разведчиком нависла смертельная опасность. В Кашгаре все-таки появился слух о том, что при караване Мусабая находится российский офицер, необходимо было принимать меры безопасности. По одной из версий это произошло из-за того, что Чокан не мог спать на земле (сказывалась болезнь туберкулезом) и использовал современное техническое для того времени устройство «железную раскладушку», что и позволило по данному признаку предположить о го причастности к разведке. Поэтому семипалатинский караван спешно отправился в обратный путь. По пути кокандцы остановили купцов и потребовали выдать российского офицера. Мусабай откупился от них, и караван благополучно добрался до Верного (Алматы). Валиханов доложил Гасфорту об успешном выполнении поручений Генерального штаба. Более 6 месяцев поручик Валиханов обрабатывал добытые им сведения о Кашгарии. Его отчет был составлен в стиле, отличавшемся от протокольного стиля официальных бумаг, - написан свободно, вдохновенно, с большим знанием дела и превзошел все ожидания военного начальства. Вслед за военным курьером, доставившим отчет в Генеральный штаб, в Санкт-Петербург отправляется и сам автор. Военный министр обратился к царю с ходатайством о награждении поручика Валиханова. С формулировкой «За отличную, усердную, ревностную службу» император Александр II пожаловал его кавалером ордена Святого Владимира, а также произвел в штабс-ротмистры. За усердный труд и спасение российского офицера Валиханова от кокандского плена и содействие в успешном выполнении секретной миссии золотыми медалями были награждены купцы Мусабай и Букаш.
      После полного приключений возвращения в российские пределы Чокана встретили как героя. Его доклад, долго остававшийся засекреченным, дошел до нас написанным в оригинальной авторской манере, без правок и купюр. Полученные сведения помогли выработать стратегическую линию политики России в этом регионе в противовес экспансии Англии. Суть её не в колонизации, а в укреплении влияния через расширение экономических, торговых связей. Автор отчета даже составил сводные статистические таблицы цен на российские товары, как бы сейчас сказали, широкого потребления, сделав вывод, что наши изделия продаются лучше английских и азиатских. Это, к примеру, ситец и сукно. Просто в Иваново-Вознесенске нужно изучить любимые рисунки тканей восточных модниц.
      Факты, о которых сегодня стараются забыть, говорят о том, что поручик Валиханов был разведчиком Генштаба российской армии и обладал помимо этого талантом исследователя. Представленные им материалы о Кашгарии имели огромную ценность. Они были засекречены на 35 лет. Только в 1904 году Российское географическое общество напечатало их, да и то с купюрами. Ученые Европы получили ценные сведения об истории, географии и культуре народов Восточного Туркестана. Они могли бы узнать о неведомых землях Азии гораздо больше, но чахотка сделала свое дело. Чокан Валиханов прожил всего 30 лет. На его могиле в ауле Тезека генерал-губернатор Семиреченского края Колпаковский поставил памятник штабс-ротмистру, который верой и правдой служил своему Отечеству. В настоящее время неподалеку от урочища Коген-Тоган, где был похоронен в 1865 году больной, трагически одинокий Чокан Валиханов, в местности под названием урочище Алтын-Эмель, ныне в Талды-Курганской области, построен в честь 150-летия со дня его рождения (1985 год) мемориальный комплекс. Выдающийся вклад в изучение творчества Валиханова внес А.X.Маргулан, благодаря которому в 1961-1972 гг. было опубликовано собрание сочинений Ч.Валиханова в 5-ти томах.
      Необходимо особо отметить, что Ч.Валиханов тяжело больным нашел силы изложить свои мысли на бумаге под диктовку в «Записках о судебной реформе». Он торопился составить свое политическое завещание, думая о судьбе «миллионов людей, подающих несомненные надежды на гражданственное развитие, людей, которые считают себя братьями русских по отечеству и поступили в российское подданство добровольно». B своем политическом завещании он отстаивал интересы целого народа, которые не должны быть пожертвованы интересам отдельного сословия. «На мнения же привилегированных классов общества следует смотреть не иначе, как на отрицательное выражение истинных народных нужд, ибо интересы знатных и богатых людей, даже в обществах высокоцивилизованных, бывают большею частью враждебны интересам массы, большинства». Валиханов пишет: «Все революции, бывшие в Европе с 1793 года, происходили единственно от стремления правительства подавить свободное народное движение. Реформы же насильственные, привитые, основанные на отвлеченных теориях или же взятые из жизни другого народа, составляли до сих пор для человечества величайшее бедствие.
      Чокан предупреждал своего читателя, что не принадлежит к последователям той узкой теории народности, которые думают, что народность должна развиваться сама из себя. «Напротив, мы думаем, что усвоение европейского, общечеловеческого просвещения и энергическая борьба с препятствиями, мешающими достижению этой цели, должна составлять конечную цель для всякого народа, способного к развитию и повышению культуры». В «Записке о судебной реформе» Валиханов утверждал, что «...для нормального роста народа, на какой бы степени развития он ни стоял, необходимы: саморазвитие, самозащищение, самоуправление и самосуд...». Здесь названы лозунги русского революционного движения. Н.П.Огарев писал в 1863 году в «Колоколе»: «В России бунт невозможен иначе, как чтобы вместе с ним возникли и учредились народное землевладение, самосуд и самоуправление».
      У Валиханова в «Записке о судебной реформе» про общинно-родовые отношения казахов сказано: «Наконец, что всего важнее, формы нашего общественного развития находятся в том самом безыскусственном периоде, когда они представляют наибольшую аналогию с результатами высшего, культурного развития. На этом факте основаны все наши надежды на будущее». Здесь «результаты высшего культурного развития» обозначают для понимающего те формы общественной жизни, о которых мечтают лучшие умы Европы и России.

Использованная литература:

  1. Стрелкова И. Жизнь замечательных людей «Валиханов», Молодая Гвардия, Москва, 2003.
  2. Маргулан А. Ч.Ч.Валиханов, по отзывам российских и западноевропейских ученых. Вестник Академии наук Казахской ССР. №10, 1966.
  3. Разведка и контрразведка в лицах. Энциклопедический словарь российских спецслужб. Под ред. А.Диенко, В.Величко.- М.: Русский мир, 2002. С.601.
  4. Осадчий Ф. «Под видом купца Алимбая» разработка: НЕГА-Сеть – ФЭП, 2000. Опубликовано в «Независимой газете» от 30.11.2000 Алма-Ата-Москва.
  5. Потанин Г.Н. В юрте последнего киргизского царевича. Русское богатство. 1896.
  6. Российско-туркестанский исторический словарь. Том 2. Осло, 2004 (Рукопись).
  7. Семенов-Тян-Шанский П.П. Путешествие в Тянь-Шань. Москва, 1958.
  8. rusrazvedka.narod.ru/base/htm/velih.html.
  9. www.peoples.ru/science/history/walihanov.

Статья взята из «Сборника материалов научно-теоретической конференции адъюнктов, соискателей и молодых ученых Академии КНБ РК», Ч.3, Астана, 2006. С. 117-124


http://svr.kz/index.php/ru/publication/91-pervyj-kazakhskij-voennyj-razvedchik-chchvalikhanov

Категория: В составе Российской империи | Добавил: Marat (13.05.2012)
Просмотров: 3241 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0