Главная » 2011 » Декабрь » 23 » З.Гельман: Ядерный Пакистан между террористами и радикалами
23:43
З.Гельман: Ядерный Пакистан между террористами и радикалами
Ядерный Пакистан между террористами и радикалами
История Пакистана пронизана духом государственных переворотов, а целостность нации держится на исламских и военных элитах

Пакистанские рейнджеры на учениях.
Сельскохозяйственные культуры хлопок и джут, а также чай и пшеница изображены на щите в центре государственной эмблемы Исламской Республики Пакистан (ИРП). Но невоинственные картинки пакистанского герба не должны вводить в заблуждение. История Пакистана пронизана духом государственных переворотов, а целостность нации после отделения от Индии держится на исламских и военных элитах.

НАЧАЛО ТРАДИЦИИ ВОЕННЫХ ПРЕЗИДЕНТОВ

Эта страна расположена в регионе Южной Азии, который считается такой же точкой кипения планеты, как и Ближний Восток. Пакистан четырежды воевал с Индией, участвовал в многочисленных пограничных конфликтах с этой страной, а также с Афганистаном. Воинский контингент Вооруженных сил Пакистана (ВСП) принимал участие в миротворческой операции Restore Hope (в пер. с англ. "Возрождение надежды") в ходе гражданской войны в Сомали в 1993–1995 годах. Цель операции, которая и была достигнута, состояла в обеспечении безопасной доставки гуманитарных грузов и их распределения среди населения.

Пакистанские армейские подразделения присутствовали в ряде ближневосточных государств во время арабо-израильских войн. Они также входили в состав антисаддамовской коалиции в 1991 году и участвовали в военной операции, вошедшей в историю как "Буря в пустыне". Сегодня ВСП ведут бои против афганских талибов и пытаются ликвидировать инфраструктуру "Аль-Каиды", создавшей базы в горных районах Пакистана. С другой стороны, мировое сообщество подозревает пакистанских военных и особенно разведывательные службы этой страны в сотрудничестве и с "Аль-Каидой" и "Талибаном".

После раздела Британской Индии был провозглашен доминион Пакистан. Это произошло 14 августа 1947 года. Иными словами, страна получила независимость, но формально главой государства оставалась британская королева, от имени которой правил генерал-губернатор. Индийский Союз провозгласили 15 августа 1947 года. В1956 году власть генерал-губернатора в Пакистане завершилась и страну возглавил президент. Последний генерал-губернатор доминиона Пакистан Искандер Мирза (1899–1969) стал и первым пакистанским президентом. Мирза, выпускник Военного колледжа Эльфинстоун в Великобритании, положил начало череде пакистанских президентов-генералов.

К моменту обретения Пакистаном статуса доминиона самым старшим по званию мусульманским офицером был Мухаммед Айюб Хан (1907–1974), пуштун по происхождению, выпускник Королевской военной академии в Сандхерсте (Великобритания). В том же 1947 году он возглавил армейскую группировку в существовавшем тогда Восточном Пакистане. Ныне это государство Бангладеш. В Пакистане нередки были военные перевороты. Поэтому большинство президентов-военных в этой стране на всякий случай оставляли за собой и портфели министров обороны или начальников штабов Сухопутных войск – самой мощной военной силы страны.

При разделе Британской Индии пакистанцам досталось шесть танковых полков, а индийцам в два раза больше. Разница в наличии артиллерийских и пехотных полков была еще значительнее – соответственно почти в пять и в три раза. Пакистано-индийские войны (в 1947, 1965 и 1971 годах) и пограничные конфликты в основном возникали из-за территориальных притязаний обоих государств на штат Джамму и Кашмир. Этот штат был поделен еще в 1947 году. Однако тамошняя пограничная линия до сих пор оспаривается обеими сторонами. В результате пакистано-индийской войны, разгоревшейся в марте 1971 года, Пакистан потерял свою восточную часть, на территории которой и возник Бангладеш.

Показательно, что, согласно Конституции ИРП, вооруженные силы обязаны "не только защищать Пакистан от внешней агрессии или угрозы войны", но и "оказывать помощь гражданским властям в рамках правовых норм". По сути, этот пункт Конституции можно понимать таким образом, что, если военные будут не довольны гражданскими властями, то они вправе вмешаться. До недавнего времени так происходило довольно часто. Однако военные, используя в основном силовые методы, не могли положительно влиять на социально-экономические процессы. Поэтому в последнее время заметна тенденция к снижению политической роли армии в стране.

По численности ВСП занимают седьмое место в мире. И тем не менее они примерно в три раза уступают армии Индии, насчитывающей в мирное время почти 1,5 млн. человек. Пакистанская армия комплектуется на добровольной основе. Военнослужащими могут стать лица мужского пола от 17 до 23 лет. Несмотря на тот факт, что в 1956 году Пакистан провозгласил себя исламским государством, Конституция страны носит светский характер. Таким образом исламский аспект государственности следует толковать только как символ и дань религиозным и культурным традициям. Поэтому неудивительно, что в ИРП разрешен набор в армию определенного количества женщин. В случае же возникновения форс-мажорных обстоятельств, к которым, разумеется, относится и война – как мужчины, так и женщины в возрасте 16–49 лет будут призваны в ВСП по категории "человеческих ресурсов, пригодных для воинской службы".

Основу ВСП составляют Сухопутные войска, представленные девятью корпусами, каждый из которых, в свою очередь, состоит из двух или трех дивизий. Всем дивизиям, кроме действующих в горах, придан один или даже несколько танковых дивизионов. В Сухопутных войсках ВСП 19 пехотных дивизий, две бронетанковые и одна артиллерийская.

Дивизия включает в себя три бригады, поделенные на батальоны и полки. Во главе корпусов, бригад и полков стоят соответственно генерал-майоры, бригадные генералы и полковники. По штату в бригадах имеются пехотные, артиллерийские, механизированные подразделения и часть материально-технического обеспечения. Личный состав полков насчитывает от 600 до 900 военнослужащих.

ОТ ПЕРЕВОРОТА К ВОЙНЕ

Мухаммед Айюб Хан недолго занимал пост командующего группировкой войск в Восточной провинции. В 1951 году его назначили главнокомандующим ВСП, а в 1956-м ему вручили портфель министра обороны. В октябре 1958 года он совершил военный переворот и встал во главе государства. Считается, что именно он начал Вторую пакистано-индийскую войну и инициировал вхождение Пакистана в "Багдадский пакт", иначе именуемый СЕНТО (Организация центрального договора, аббревиатура от английского The Central Treaty Organization) и Манильский пакт, иначе именуемый СEATO (Организация договора Юго-Восточной Азии, аббревиатура от The South-East Asia Treaty). Эти военные блоки, признанные мировым сообществом агрессивными, просуществовали до 70-х годов прошлого века.

По приказу Айюб Хана в 1965 году был создан пакистанский спецназ, ныне состоящий из трех батальонов общей численностью 2100 бойцов. В формировании этого отборного подразделения принимали участие американские инструкторы. В дальнейшем пакистанские коммандос привлекались для противостояния вылазкам исламистов. Так, в июле 2007 года пакистанский спецназ штурмовал так называемую Красную мечеть ("Лал Масджад") в Исламабаде, в которой укрылись исламистские боевики. Однако особую выучку спецназовские бойцы тогда не показали. В результате штурма мечети погибло более 100 прихожан и 10 спецназовцев во главе с их командиром полковником Харуном Исламом.

Показательно, что после бойни в Мумбаи (Бомбее) в ноябре 2008 года индийцы обратились к израильтянам с просьбой оказать помощь в формировании высокопрофессиональных коммандос. Исламабад не остался безучастным к такого рода сотрудничеству отнюдь не дружественной соседней страны с Иерусалимом. Генеральный директор пакистанской разведки ISI (аббревиатура от англ. Inter-Services Intelligence – Межведомственная разведывательная служба) генерал Ахмед Шуджа Паша обвинил МОССАД (MOSSAD, Израильскую внешнюю разведку) в сотрудничестве с индийской разведкой и афганской агентурой. По словам Шуджа Паши, израильтяне, индийцы и афганцы провоцируют столкновения на индо-пакистанской границе и координируют теракты внутри ИРП. Однако президент Афганистана Хамид Карзай обвинил именно пакистанские спецслужбы в организации покушений на его жизнь и помощь фундаменталистскому движению "Талибан". Индия также видит руку ISI за терактами, время от времени осуществляемыми боевиками, проникающими с территории Пакистана.

В 1969 году внутриполитическая ситуация в стране резко ухудшилась и Айюб Хан вынужден был передать власть Ага Мухаммед Яхья Хану (1917–1980), который на тот момент был начальником штаба Сухопутных войск. Начавший воинскую службу еще в рядах Британской армии в 1938 году, он неплохо показал себя в боях против немецких и итальянских фашистов в Северной Африке, Италии и Ираке. Яхья Хан, выпускник Индийской военной академии, инициировал создание Пакистанской военной академии в Кветте, столице провинции Белуджистан. Заняв высший государственный пост в стране, Яхья Хан сразу же отменил Конституцию, ввел военное положение и распустил законодательные органы.

У Яхьи Хана, тем не менее, не было политических амбиций, и на долгое пребывание на вершине власти он не рассчитывал. Уже через год он предложил стране временную Конституцию. Однако назревавшее отделение Восточного Пакистана и разразившаяся Третья пакистано-индийская война отодвинули на дальний план все намечавшиеся политические и экономические преобразования. Пакистан потерпел сокрушительное поражение от Индии. В одной только Дакке, нынешней столице Бангладеш, а в то время административном центре Восточной провинции, сдались без боя 90 тысяч пакистанских солдат и офицеров. В критике Яхьи Хана объединилось едва ли не все пакистанское общество, обвиняя именно его, президента и верховного главнокомандующего, в тяжелом военном поражении. Яхье Хану ничего не оставалось, как передать власть Зульфикару Али Бхутто (1928–1979), лидеру победившей на последних выборах Пакистанской народной партии (ПНП).

ОТ ПРОИЗВОЛА К ПЕРЕВОРОТУ

Будучи выходцем из семьи крупных землевладельцев, Бхутто тем не менее начал свое правление с национализации и аграрной реформы. Однако коррупция и произвол при этом казались бы благом, начинания росли невиданными темпами. Пытаясь преодолеть эти пороки, Бхутто действовал диктаторскими методами. Не обладая военным опытом, он понимал, что в такой стране, как Пакистан, без опоры на военных власть удержать трудно. Но последовательным Бхутто не был.

Весьма показательно, что поначалу лозунг ПНП звучал так: "Социализм, ислам, демократия". Однако "социализм" не мог не раздражать местные исламские и военные элиты. Тогда Бхутто не нашел ничего лучшего, как заменить в программных документах ПНП "социализм" на выражение "мусават-и Мухаммади" ("Мухаммадово равенство"). Бхутто изменил Конституцию, сделав пост президента страны номинальным и сосредоточив бразды правления в руках премьер-министра, коим себя и не преминул назначить.

Своими указами Бхутто наложил запрет на спиртное, запретил ставки на бегах, закрыл ночные клубы, а вместо воскресенья выходным днем сделал пятницу. В апреле 1977 года было объявлено, что через полгода в стране вступят в силу законы шариата. Но гражданскому президенту уже никто и ничего не могло помочь. Потому что в стране зрел заговор, который весьма умело плел генерал Мухаммед Зия-Уль-Хак (1924–1988) – между прочим, самый близкий к Бхутто человек, которому он и поручил претворение в жизнь шариатских реформ и которого сам же назначил начальником штаба Сухопутных войск. 5 июля 1977 года Бхутто был свергнут, арестован, предан суду и через два года казнен.

Возглавивший переворот, а затем и страну Мухаммед Зия-Уль-Хак, потомственный военный, выпускник Индийской военной академии, участник боевых действий против японцев в Бирме, Малайзии и Индонезии, на самом деле не был ярым исламистом. Он ориентировался на Соединенные Штаты, в военных колледжах которых дважды стажировался. Однако он опасался проводить политику, направленную на уменьшение влияния исламистских организаций.

Пакистанская ядерная ракета на параде в честь Дня независимости.
Фото Reaters
Дело в том, что Пакистан – особая страна. До разделения так называемой Британской Индии на два государства все граждане этой огромной страны ощущали себя индийцами. Размежевание произошло исключительно по религиозному признаку. Правильно пишет видный французский аналитик Жиль Кепель: "Без ислама Пакистана не было бы: ничто в этом случае не оправдывало бы его существования отдельно от Индии и мало объединяло бы населяющие его народы – пуштунов и синдхов, пенджабцев, белуджей и беженцев из Индии (мухаджиров), не говоря уже о бенгальцах, которые отделились в 1971 году" (Жиль Кепель. Джихад. Экспансия и закат исламизма. Пер с франц. М.: Ладомир, 2004. – С. 63).

Да и само название Пакистан, продекларированное в 1933 году одним мусульманским студентом, учившимся в Кембридже, для обозначения мусульманской общины той же Британской Индии – всего лишь акроним, составленный из начальных букв названия провинций: буква "П" – от Пенджаба; "А" – от афганцев, живущих на границе с Афганистаном; "К" – от Кашмира; "С" – от Синда; "тан" – от Белуджистана. Египетскому президенту, подполковнику Гамалю Абдель Насеру в противостоянии исламистам и сторонникам монархии было намного легче, ибо он мог опереться на тысячелетнюю историю своей страны. Поэтому для укрепления своего военного режима, самого длительного в пакистанской истории, генерал Зия-Уль-Хак возвел исламизм в ранг государственной политики. В этой связи вполне закономерными видятся его сближение с Саудовской Аравией и помощь афганским моджахедам, противостоявшим тогдашнему кабульскому режиму и советским войскам. В 1979 году Зия-Уль-Хак, опиравшийся на исламистскую партию "Джамаат-и-ислами", установил в Пакистане шариат.

Весьма показательно, что ни одно пакистанское правительство не пыталось форсированными методами превращать армию в "плавильный котел". До сих пор в ВСП существуют такие национальные формирования, как пенджабский, белуджский и синдский полки. Отдельными воинскими частями считаются Полк свободного Кашмира и Северный легкопехотный полк.

ВООРУЖЕНИЯ: ИСТОРИЯ И НАСТОЯЩЕЕ

Будучи танкистом по военной профессии, Зия-Уль-Хак много внимания уделял именно этому роду войск. Он и погиб 17 мая 1988 года в результате крушения самолета, возвращаясь с испытаний прибывшей партии американских танков "Абрамс". Причина крушения самолета, в котором находился глава ИРП, осталась неизвестной, хотя многие подозревают теракт.

Считается, что именно Зия-Уль-Хак заложил основы пакистанского танкостроения. Однако первый образец тамошнего боевого танка "Аль-Халид" был создан на базе китайской модели "Тип 90-II" только в 1992 году. В дальнейшем "Аль-Халид" усовершенствовался и к концу прошлого века, согласно военной доктрине ИРП, вполне уже мог противостоять индийскому танку "Арджун".

Следует иметь в виду, что нынешние образцы "Аль-Халида" надо рассматривать как интернациональные машины. На них стоит компактный украинский двигатель 61D мощностью в тысячу лошадиных сил. Динамическая защита – китайского производства, а автоматическая система управления огнем, включающая в себя низкоуровневый прицел командира, комбинированный прицел наводчика с тепловизором (оба имеют лазерные дальномеры и независимую стабилизацию поля зрения) – французского производства. Вооружение этого танка – 125-мм пушка под боекомплект в 39 выстрелов и два спаренных пулемета китайского производства: 7,62-мм и зенитный 12,7-мм.

Боевых танков "Аль-Халид" в ВСП совсем немного. По последним данным, всего 45 единиц. Большую часть танкового парка (примерно 1100 машин) составляют китайские средние танки "Тип-59", созданные на базе советского танка Т-54А. Сотни машин представлены танками Т-80D, поставленными с Украины, американскими танками "Паттон" образца 50-х годов прошлого века, а также другими моделями танков китайского и совместного китайско-пакистанского производства. Пакистанцы производят боевые машины пехоты, а также закупают их у Эр-Рияда. Кроме того, в парке ВСП присутствует не менее 70 БТР еще советского производства.

Следует заметить, что Пакистан, обладая небольшими промышленными мощностями, пытается налаживать совместное производство различных видов вооружений прежде всего с Китаем. Определенные виды оружия Пакистан производит по лицензии. Например, пакистанцы с китайцами выпустили совместный истребитель, по характеристикам весьма схожий с российским "Миг-29". Еще пакистанцы по советской лицензии наладили выпуск различных видов ручных противотанковых гранатометов.

В парке боевых вертолетов ВСП больше всего советских Ми-171, и только потом следуют американские "Кобры" и франко-итальянские "Алуэтт". Подвижные зенитные комплексы тоже представлены российскими ПЗРК С-75 "Двина". Франция поставила Исламабаду пять подводных лодок типа "Агоста", производство которых было начато еще в 70-е годы, а все фрегаты – британского производства.

РЕГИОНАЛЬНАЯ ЯДЕРНАЯ ГОНКА

Старт ядерной программе Пакистана дал еще в 1972 году премьер-министр Зульфикар Али Бхутто, подписав приказ о создании Министерства науки и технологии и о расширении деятельности Комиссии по атомной энергии. Цель была совершенно очевидна: опередить или по крайней мере не отстать от Индии в создании ядерного оружия.

Но Дели все-таки оказался впереди – индийская армия провела первые испытания атомного оружия 18 мая 1974 года. В ответ пакистанцы вложили огромные средства в научно-исследовательские лаборатории под руководством видного ученого-атомщика Абдул Кадыр Хана. В 1995 году завершилось строительство первого реактора на "тяжелой воде" в городе Кхушаб (провинция Синд), и пакистанцы получили оружейный плутоний. Первые испытания ядерных устройств Исламабад провел 28 мая 1998 года на полигоне Чагай (провинция Белуджистан).

Значительный вклад в пакистанскую ядерную программу внесла Беназир Бхутто (1953–2007), дочь Зульфикара Али Бхутто, которая дважды занимала посты премьер-министра страны: с 2 декабря 1988 года по 6 августа 1990 года и с 19 октября 1993 года по 5 ноября 1996 года. Американцы не верили ей, когда она утверждала, что пакистанские военные скрывают от нее сведения о неконвенциональном оружии. Бхутто неоднократно заявляла, что не обладает никакими данными о проделках Кадыр Хана, продававшего ядерные технологии Ливии и Северной Корее. И это при том, что доподлинно известно о ее личном посредничестве между Пхеньяном и Исламабадом.

По данным разведки одной из арабских стран, Абдул Кадыр Хан продавал ядерные технологии также и Ирану. В свое время он предлагал свои услуги и Саддаму Хусейну, но тот по ряду соображений от них отказался. Кадыр Хан был арестован, приговорен к тюремному заключению, но генерал Первез Мушарраф, стоявший во главе ВСП (совершивших в 1999 году военный переворот, четвертый в истории Пакистана), знаменитого ядерщика от наказания освободил.

Сейчас трудно утверждать, остается ли Кадыр Хан главарем международной преступной сети, агенты которой пытаются похитить ядерные материалы и технологии. Однако нет сомнения, что такая сеть существует. И похоже, что лазейки эта самая сеть ищет именно в Пакистане.

Международные организации обеспокоены отсутствием данных о том, как Исламабад хранит ядерные устройства и материалы. Неизвестно даже, существует ли блокировка ядерных боеприпасов и как часто обновляются коды допуска. Затруднен и подсчет пакистанских ракет, ибо для введения в заблуждение потенциального противника армия использует макеты ракет.

Пакистан, как и Индия, обладают членством в МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии), но к Договору о нераспространении ядерного оружия они не присоединились. Обе страны также не подписали Конвенцию о физической защите ядерных материалов, а потому не участвуют в международных договоренностях по контролю за ядерным экспортом.

Несомненно, ВСП обладают парком ракет, которые могут нести ядерные заряды. Последние модели ракет "Гхаури" способны пролететь с ядерными зарядами до 2300 км.

В мае-июне 1999 года между Индией и Пакистаном в округе Каргилл (штата Джамму и Кашмир) разгорелся конфликт, который некоторые аналитики именуют Четвертой пакистано-индийский войной. В этой войне победа досталась Индии. Но с огромным трудом. Генерал Первез Мушарраф, который и совершил последний переворот "по следам" проигрыша в этой войне, не исключил применение его страной ядерного оружия "в случае слишком сильного давления со стороны Индии".

И хотя сегодня у власти в Пакистане находятся не генералы, традиция военных переворотов там не закончилась с уходом Мушаррафа в отставку в августе 2008 года. С учетом того, что индо-пакистанский конфликт имеет долговременный характер и в принципе не особо зависит от того, кто находится у власти в Исламабаде, международные организации должны быть начеку. Важно вовремя погасить искру, которая в любой момент может взорвать Индостан и привести к мировому пожару.

2011-12-23 / Захар Гельман - профессор.
Источник - НВО-Независимая газета
Категория: Международные военные новости | Просмотров: 536 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Календарь