Главная » Статьи » Казахи и другие тюрки в иностранных армиях » Участие в зарубежных религиозных военных организациях

Подборка статей по казахстанцам в Гуантанамо (2-ая часть)

«Правду о Гуантанамо он унесет с собой…»
Автор: Лаура КОПЖАСАРОВА, Абай — Шымкент.
(13.01.2007)
33-летнего казахстанца Ильхомжона Ботаева освободили из тюрьмы американской военно-морской базы Гуантанамо на Кубе


Таким в эфире новостей «Хабара» увидели родители пропавшего сына.

В июле 2002 года «Комсомолка» первой в Казахстане рассказала о его задержании.
Но в том, что именно он — один из троих вернувшихся на родину из Гуантанамо казахстанцев, мы не были точно уверены. Пока наш корреспондент не съездил в его родной поселок Абай Сарыагашского района Южно-Казахстанской области.
О Гуантанамо — ни слова
Дело в том, что имя одного нашего соотечественника, оставшегося в Гуантанамо, до сих пор неизвестно. Появившаяся в казахстанских СМИ информация о Ботаеве была противоречивой: одни издания, ссылаясь на данные Пентагона, сообщали, что его среди вернувшихся нет, другие называли совершенно иные фамилии, а где-то Ильхомжон «был» гражданином Узбекистана.
Таксист, который вез меня в поселок Абай за 140 километров от Шымкента, не сразу вспомнил о существовании своего знаменитого земляка. Но, немного подумав, сообщил: «Да, был такой случай… Парень недавно вернулся домой».
…Когда я переступила порог настежь открытых ворот дома Ботаевых, во дворе были двое мужчин — отец и дядя Ильхомжона.
— Вы журналист? — тут же спросил дядя Алим, и, получив положительный ответ, сразу отрезал: — Никаких комментариев… Вы не первые пришли к нам, и, по-видимому, не последние, — продолжил он. — Приезжали даже из Астаны. Но у нас для всех один ответ.
— Мы можем предложить вам попить с нами чаю и пообедать, — добавил отец Турдыбай, — но ничего больше.
Уже в доме Алим сказал: «Он не будет ничего говорить не потому, что мы вас не пустим или запрещаем ему, он сам так решил».
— Даже с нами он не разговаривает на эту тему, — поделился отец, — говорит: «Это все прошлое, о котором я не хочу не то что говорить, но даже и вспоминать. Я не хочу вновь возвращаться к этому, я буду жить настоящим».
Турдыбай-ака поддерживает сына, он тоже не захотел вспоминать прошлое — как пропал Ильхомжон, как его искали, что пережили за годы ожидания.
Прошлое, связанное со словом «Гуантанамо», для Ботаевых — дурной сон, который они хотели бы поскорее забыть. Простые люди не желают вновь становиться героями большой политики, на которой замешаны истории всех наших так называемых «талибов».
— А как себя чувствует Ильхомжон, как его здоровье? — спрашиваю я.
В ответ лишь короткие похожие фразы — «все хорошо», «все нормально».
— Главное, мой сын жив-здоров. И он вернулся домой, — говорит Турдыбай-ака и решает продолжить: — Мы несколько раз писали Нурсултану Назарбаеву. Получили ответ, в котором было написано: «Наше государство не оставит своего гражданина в любом краю земли». Только благодаря президенту нашего сына освободили. Он вернулся в Казахстан 16 декабря. Так что этот День независимости стал для нас двойным праздником. В аэропорту Алматы мы встречали Ильхомжона с женой. Тем временем дома, в Абае, нас ждала вся наша многочисленная семья. С того дня к нам постоянно приходят родственники, друзья, поздравляют нас. У нас почти каждый день той...
Больше всего, по его словам, сын соскучился по 86-летней бабушке Ашурбиби. Именно она растила первенца Турдыбая и Хасият Ботаевых с малых лет. И все последние годы жила лишь одним желанием — увидеть внука перед смертью. Бабушка верила, что Ильхомжон обязательно вернется. Верили все Ботаевы. Дома его ждали жена и трое детей. Младший, 5-летний сын Ильхомжона, впервые увидел отца только сейчас...
«Талиб» поневоле
Более настроены на разговоры Ботаевы были несколько лет назад, когда только узнали об американской «прописке» сына. Они сами выходили на журналистов, писали в официальные органы и международные организации. Но тогда были совершенно иные обстоятельства: Ильхомжона надо было вернуть любым способом, любой ценой.
Мать даже ездила искать сына в раздираемый войной Афганистан.
Ильхомжон Ботаев — старший сын из шестерых детей семейства Ботаевых. Физкультурник по образованию, по окончании техникума он несколько лет работал учителем в школе, потом занялся бизнесом.
В январе 2001 года поехал по коммерческим делам в Таджикистан и не вернулся.
Потерявшие покой и сон родители лишь через год случайно узнали, где их сын. 5 января 2002 года в выпуске новостей агентства «Хабар» был репортаж из освобожденных от талибов афганских территорий. Показывали временный лагерь военнопленных в северном городе Шебергане. Из укрывавшихся в военной крепости 800 талибов в живых осталась лишь десятая часть. Люди, не выдержав голода, темноты и изнурения, добровольно сдались в плен войскам Северного альянса. В основном это были наемные боевики-иностранцы. Среди них мелькнуло и лицо Ильхомжона, он даже дал небольшое интервью казахстанскому тележурналисту. Возможно, таким образом он хотел подать родным хоть какую-то весточку о себе. Тогда на камеру он заявил, что оказался на чужбине не по своей воле, незнакомые люди отняли у него казахстанский паспорт, 10 дней держали в заложниках, потом насильно затолкали в вертолет и увезли в неизвестном направлении...
Лишь по прибытии он узнал, что находится в Афганистане. Ильхомжон ничего не говорил о своем участии в боевых действиях, но подчеркнул, что «никого не убивал!»
После этого сюжета мать упала в обморок, у отца случился инфаркт. Мама, едва придя в себя, собралась ехать в Афганистан…
Ошеломленные родственники обратились в администрацию президента, парламент и МИД с просьбой вернуть Ильхомжона на родину. Представители внешнеполитического ведомства обещали помочь и заверили, что государство не бросит своих сограждан на произвол судьбы. Как следовало из официального ответа за подписью тогдашнего первого вице-министра Идрисова, МИД предпринимает все необходимые меры для установления местонахождения, выяснения обстоятельств, по которым оказался за границей, а также поиска путей и возможностей возвращения Ильхомжона Ботаева в Казахстан.
Однако дипломаты предупредили, что решение вопроса может занять неопределенное время.
Хасият Ботаева не стала ждать наступления «неопределенного времени» и отправилась на поиски сына сама, выехав вместе с братом в начале июля в Афганистан. Они обошли все тюрьмы в Мазари-Шарифе и Шебергане, но месяц поисков ничего не дал — ни в одном из списков заключенных Ильхомжон Ботаев не значился.
Тогда по совету одного американца она обратилась в Международный Комитет Красного Креста в Кабуле. И там выяснилось, что ее сына 28 февраля вместе с другими заключенными вывезли на военную базу на Кубу.
А через неделю после возвращения мамы и дядьки в Казахстан пришло первое письмо от Ильхомжона по линии Красного Креста без обратного адреса.
Хасият Ботаева была уверена, что ее сын стал заложником дважды: сначала его насильно увезли в Афганистан, а затем, не разобравшись, переправили на Кубу.
— Что будет с ним дальше, как с ним поступить, пусть решают казахстанские власти, это их дело, — заявила тогда мать. — Лишь бы он был здесь, в Казахстане. Хоть за решеткой, но мы бы знали, что он жив и здоров, и могли навещать его. Если нужно будет, продам последнее и на Кубу поеду, но его увижу и сделаю все, чтобы мой сын оказался на своей родине, в Казахстане!
Долгий путь домой
В Гуантанамо, конечно, Хасият Ботаева не попала. К тому времени возвращением казахстанских узников из тюрьмы для международных террористов плотно занялось государство. Начался долгий — завершившийся меньше месяца назад — процесс защиты прав наших граждан на международном уровне. Родственники Ботаева считают, что эта многолетняя работа значительно активизировалась после последнего визита Нурсултана Назарбаева в США.
КНБ РК заявляло, что Казахстан намерен добиться экстрадиции четырех наших заключенных для отбывания наказания на родине.
МИД — что с казахстанцами поддерживается постоянная связь, наши дипломаты регулярно встречаются с ними, проверяют условия содержания, о чем сразу сообщают родственникам.
Да и представители следственных органов Казахстана не раз посещали Гуантанамо для знакомства с материалами дела.
Между тем в освобождении казахстанца далеко не послед-нюю роль сыграло участие американского адвоката Томаса Р. Джонсона. Защищая права иностранца, которого обвиняли в «участии в боевых действиях на стороне противника в рамках войны США с терроризмом», в частности, в причастности к талибану, он фактически выступил против собственного государства.
Взялся за это дело американец из демократических убеждений и уважения к правам человека, будучи уверенным, что на том и стоит великая Америка. По мнению господина Джонсона, Ботаев был абсолютно невиновен, стал жертвой трагических обстоятельств. А вся его «вина» в том, что он оказался не в том месте и не в тот час.
Кстати, общаясь с казахстанскими журналистами несколько месяцев назад, адвокат Джонсон уже тогда выразил уверенность в ближайшем освобождении Ильхомжона. По его информации, военные трибуналы собирались отпустить часть заключенных, и адвокат предположил, что в их число, скорее всего, войдет и его подзащитный.
И оказался прав! Продержав граждан Казахстана в тюрьме пять лет, американская сторона так и не нашла доказательств их вины.
В Алматы их отправили спецрейсом в сопровождении наших дипломатов. В аэропорту всех «передали» в руки родителей и родственников. Кстати, друг с другом соотечественники — товарищи по несчастью — увиделись только в самолете: ни до этого, ни в Гуантанамо они ни разу не встречались...
Что теперь?
Ильхомжону Ботаеву сейчас 33 года. Пока он человек без паспорта, у него на руках единственный документ — справка о том, что он является гражданином Казахстана. А шести лет на чужбине, пять из которых он провел в заокеанской тюрьме, вроде бы и не было. По крайней мере, подтверждающего этот факт документа у него тоже нет.
Вскоре ему предстоит получить новый паспорт. И начать новую жизнь.
Как он сам оценил гуантанамовский период в своей жизненной биографии, мы вряд ли узнаем. Но в том афганском репортаже он обозначил свою неволю как промысел божий. Так и сказал: «Волею Бога я оказался в заложниках…»
— Не изменилось его мнение теперь, после освобождения? — спросила я напоследок его дядю.
— Нет. Он и сейчас так считает. Заметьте, он никогда — ни тогда, ни сейчас — не обвинил в произошедшем никого из людей. Он очень порядочный и глубоко верующий человек. Думаю, правду о Гуантанамо он унесет с собой, — сказал он на прощание…
P.S. Отказавшись от каких-либо комментариев, родственники Ильхомжона обещали обязательно пригласить нас во время грядущего приезда в ЮКО адвоката Джонсона.

Посольство США в РК продолжает консультации с правительством республики об освобождении гражданина Казахстана из тюрьмы Гуантанамо
22.05.2007, Kazakhstan Today.
Посольство США в РК продолжает консультации с правительством республики об освобождении гражданина Казахстана из тюрьмы Гуантанамо. Об этом сегодня в ходе пресс-конференции журналистам сообщил посол США в РК Джон Ордвей, передает корреспондент агентства. 
"Мы продолжаем консультации с правительством Казахстана относительно освобождения и возвращения гражданина Казахстана домой", - отметил он.
Как сообщалось ранее, в декабре 2006 года три гражданина РК освобождены из тюрьмы Гуантанамо и вернулись на родину. Граждане Казахстана были освобождены ввиду отсутствия доказательств их вины. В настоящее время еще один казахстанец остается в Гуантанамо.
На американской военно-морской базе в Гуантанамо содержатся лица, захваченные в плен войсками США во время операции в Афганистане против войск движения "Талибан" в 2002 году. Еще полтора года назад на базе находилось порядка 600 человек, которые являются гражданами 40 стран мира, в том числе четыре казахстанца. Их статус, по определению США, - "участники боевых действий на стороне противника" в рамках войны с терроризмом. В то же время власти США отказываются признать их военнопленными.

Казахстанские парламентарии просят США освободить гражданина республики из Гуантанамо
[2008-02-02]
Газета "Наш Мир" Газета «Наш Мир»
Казахстанские парламентарии обратились к представителям военного ведомства США с просьбой рассмотреть вопрос об освобождении гражданина республики, который содержится в Гуантанамо. 
Как передает Интерфакс, ссылаясь на слова депутата Валихана Конурбаева на встрече с американской делегацией во главе с помощником министра обороны США по делам Центральной Азии Митчеллом Шиверсом в четверг в Астане, трое граждан Казахстана оправданы и возвращены из Гуантанамо на родину. Между тем один все еще находится в тюрьме. 
"Он безвинно в течение нескольких лет находится в заключении в Гуантанамо. Его возвращение покажет, что борьба с терроризмом ведется объективно и справедливо", -- заявил В.Конурбаев. 
В ответ М.Шиверс пообещал передать просьбу депутатов в соответствующую структуру оборонного ведомства США. 
Источник Синьхуа

Последний казахстанский узник Гуантанамо может быть передан на родину

06.11.2008
Есен СМАГУЛОВ

Среди узников американской тюрьмы Гуантанамо на Кубе было четверо казахстанцев. Трое из них смогли увидеть родину два года назад. Судьба четвертого решилась несколько дней назад.
В минувшую пятницу министерство обороны США объявило о передаче Казахстану гражданина этой страны, содержавшегося в тюрьме на военной базе Гуантанамо. Информацию об этом, со ссылкой на официальных представителей американского военного ведомства, распространило агентство France Press. Одновременно стало известно о возвращении на родину гражданина Таджикистана.
Как говорится в заявлении Пентагона, «после всестороннего рассмотрения дел в ходе ряда процессов было установлено, что задержанные могут быть переданы». Имена передаваемых граждан Казахстана и Таджикистана не называются. «Событие демонстрирует желание Соединенных Штатов не содержать задержанных дольше, чем это необходимо», – отмечается в заявлении.
В лагере на базе Гуантанамо остаются около 255 задержанных в ходе «войны с терроризмом», из которых около 60 имеют право быть перемещенными на родину или отпущенными на свободу. «Выезд этих задержанных является предметом продолжающихся переговоров между Соединенными Штатами и другими государствами», – утверждается в заявлении Пентагона.
Большинство из узников тюрьмы Гуантанамо участвовали в боевых действиях в Афганистане на стороне движения Талибан и попали в плен во время американской антитеррористической операции, в основном - в 2002 году. Официально Соединенные Штаты не признают этих лиц военнопленными. За последние годы 520 из них были переданы по меньшей мере в 30 стран мира.
Как известно, среди сотен заключенных, попавших в тюрьму на американской военной базе Гуантанамо на Кубе, было четверо граждан Казахстана. Трое из них были доставлены на родину в декабре 2006 года. Представитель министерства иностранных дел Казахстана заявил о том, что они освобождены, «потому что нет доказательств их вины».
Тогда же в МИДе заявили о том, что продолжаются переговоры о судьбе оставшегося на Гуантанамо последнего казахстанца. Как видим, ждать результатов этих переговоров ему пришлось почти два года.
http://rus.azattyq.org/content/article/1338657.html

Освобожден гражданин Казахстана, сидевший в тюрьме Гуантанамо
06.11.2008, http://www.svobodanews.ru/content/news/471978.html
Последний из четырех граждан Казахстана, находившихся в заключении на американской военной базе в Гуантанамо, вернулся на родину.
Об этом сообщил сегодня в интервью казахской редакции Радио Свобода посол США в Казахстане Ричард Хоглэнд.
Освобожденный Долкун Керимбакиев был задержан в Афганистане в октябре 2001 года американскими военными. По словам членов его семьи, он был студентом, учившимся в Пакистане.

Последний казахстанский узник Гуантанамо вернулся домой в Кызыл Шарык
07.11.2008 , Ермек БОЛТАЙ
Долкын Керимбакиев, последний из четырех казахстанских узников Гуантанамо, доставлен домой после 7-летнего срока заключения. Он просит ни о чем его не спрашивать, родные в шоке от его состояния.
АЙТУ АБЫКАНОВ ИЗБЕГАЕТ ВСЯЧЕСКИХ КОНТАКТОВ С ПОСТОРОННИМИ ЛЮДЬМИ
Последний казахстанский узник американской тюрьмы Гуантанамо Долкын Керимбакиев был доставлен в Астану 3 ноября на самолете ВВС США, оттуда домой, в село Кызыл Шарык под Алматы. Он один из четырех казахстанцев, которые учились в медресе Пакистана, а в 2002 году на территории Афганистана попали в руки американским солдатам.
Их было четверо – Долкын Керимбакиев, Айту Абыканов, Ильхонжон Ботаев и Сухрат Арупов. В нашей поездке в село Кызыл Шарык мы нашли сразу двоих из них. Впервые о них, как о пропавших без вести, казахстанская пресса стала писать два года назад, когда стало известно, что они сидят в американской тюрьме. А до этого отчаявшиеся родственники думали, что их уже нет в живых. Айту Абыканов до сих пор не может забыть ужасы Гуантанамо.
Село Кызыл шарык находится на расстоянии 120 километров от Алматы. Но найти дом Долкына Керимбакиева оказалось непросто. Пришлось опросить многих жителей села, чтобы найти нужный дом. В селе Кызыл шарык живет около 300 семей.
Однако никто не мог ответить на наш вопрос. И только шестилетний мальчик, гнавший впереди себя теленка, остановился и спросил: «Вы спрашиваете про Айту Абыканова, который сидел в тюрьме вместе с Жан- Клод Ван Даммом? Он наш сосед. Если вы пойдете за мной не торопясь, я приведу вас прямо в его дом».
Мальчик нас не подвел. Он действительно привел нас в дом Айту Абыканова. Уже заходя в свой двор, мальчик обернулся и сказал: «Дядя, будьте осторожны, когда Айту в дурном настроении, то может кого угодно поколотить».
Когда мы собрались зайти в дом Айту, вдруг на пороге появился он сам. По его виду и коврику в руках мы поняли, что он собрался на вечернюю молитву. Мы спросили у него: «Айту, мы слышали, что вчера приехал Долкын Керимбакиев, ты не мог бы подсказать, где он живет?» Однако бывший узник тюрьмы Айту Абыканов повел разговор совсем о другом. Он начал рассказывать про свою бабушку, которая уехала в Китай и скоро должна приехать.
Тут мы поняли, что он немного не в себе. Вдруг Айту нам сказал, что он «сейчас подойдет». С этими словами он юркнул в дом и совсем пропал. Через некоторое время к нам подошел его брат по имени Орал. Он начал интересоваться, кто мы и откуда. Пока мы беседовали с братом, из дому вышла девочка лет семи и сказала, что дядя Айту сбежал из дому через окно задней комнаты. Орал рассказал нам без утайки, что Айту после тюрьмы заболел, и такие вещи с ним происходят часто.
– Айту страдает нервно-психической болезнью. Вот уже больше года как он приехал из Америки, а до сих пор не может прийти в себя. Так что вы не обижайтесь, сегодня он вряд ли с вами сможет поговорить, – сказал Орал.
Оказывается, Орал Абыканов не слышал, что приехал Долкын Керимбакиев. Но он рассказал нам, как можно найти родственников Долкына Керимбакиева.
ДОЛКЫН КЕРИМБАКИЕВ ПРОСИТ НЕ ВКЛЮЧАТЬ СВЕТ ПО ВЕЧЕРАМ
По указанному адресу мы пришли в дом Керимбакиевых. Мы постучали в ворота дома. Вышла сестра Долкына – Эльмира. Когда мы объяснили, кто мы и зачем приехали, Эльмира ответила, что ее брат не в состоянии разговаривать с посторонними людьми. Эльмира рассказала нам о встрече бабушки с внуком, вернувшимся из тюрьмы:
– Восемь лет она ждала своего внука и все глаза выплакала. Когда она увидела своего внука, то чуть не потеряла сознание. Это было для нее тяжелым ударом. Хотя она и была рада его возвращению. У нее подскочило давление, несколько раз вызывали скорую. Теперь не может подняться с постели. Мы опасаемся, как бы не случилась трагедия. Увидев, что бабушке стало плохо, брат мой Долкын совсем расстроился. Поэтому было бы хорошо, если бы вы пришли в другой день.
Нам пришлось вновь объяснять Эльмире, что мы на работе и возвращаться в Алматы просто так мы не можем. Тогда Эльмира зашла в дом, чтобы убедить своего брата выйти к нам. Ответа мы прождали более часа. Потом она вышла и сказала, что брат не в состоянии с нами разговаривать: Долкын боится электрического освещения.
Тогда мы за помощью обратились к тете Долкына Нурхан-апай, которая все время выходила во двор. Она решила нам помочь и завела нас в дом. Когда мы проходили в комнату, где находился Долкын, то услышали болезненный стон бабушки Долкына. По пути Нурхан-апай нас предупредила, чтобы мы не фотографировали Долкына. Нурхан-апай поражается изменениям, произошедшим с ее племянником:
– За восемь лет многие меняются. Но то, как изменился мой племянник Долкын, - что-то особенное. Внешне он не сильно изменился. Но внутренний мир его стал совсем другим. Вчера, когда он приехал, он сразу нас попросил, чтобы мы его ни о чем не расспрашивали и прежде всего про Гуантанамо.
Нурхан-апай рассказала о пытках в тюрьме:
– Вы видели Айту Абыканова, он тоже сильно изменился. В детстве они были неразлучными друзьями. Все в ауле говорят, что Айту психически больной. Наш Долкын тоже заболел. Два друга пока не желают общаться. И еще - Долкын боится электрического освещения. Как только наступает вечер, он требует, чтобы мы не включали освещение. Он сказал, что за семь лет в тюрьме охранники ни разу не выключали освещения. Из-за этого он заболел. Он боится и фотовспышки. Если он увидит, что вы захотите его снять на фото, он может потерять над собой контроль.
Когда мы зашли в комнату Долкына, то увидели, что он сидит на маленьком стульчике и разговаривает сам с собой. Мы не могли разобрать, о чем он говорит. Он даже не повернулся в нашу сторону. Мы попытались с ним заговорить, но он даже не среагировал. Когда мы поняли, что у нас ничего не выйдет, мы вышли из комнаты.
Тогда мы решили поговорить с его близкими. По словам сестры Долкына Эльмиры Керимбакиевой, в том, что случилось с братом, никто не виноват:
– Это судьба. Хотя Долкын сидел в тюрьме семь лет, никто не смог доказать, что он в чем-то виноват. Поэтому, когда писали, что он причастен к теракту 11 сентября 2001 года, я этому не поверила. Он поехал в Пакистан для получения духовного образования. Оттуда он поехал в Афганистан, чтобы служить в мечети. До поездки в Пакистан он был очень открытым и веселым парнем. Сейчас он стал совсем другим человеком. Боится яркого света, электричества. Вчера он купался в бане, так ему стало плохо. Еле откачали. Кажется, он простудил легкие, да и печень не в порядке. Конечно, мы постараемся его вылечить. Но как нам вернуть былого Долкына?
Когда Долкын Керимбакиев вместе с друзьями исчез на территории Афганистана, его мать Сания выехала туда в поисках сына. Как рассказали родственники Долкына, его мать Сания поехала в Пакистан с пятилетним сыном.
В то время еще никто не знал, что Долкын Керимбакиев, Айту Абыканов, Ильхонжон Ботаев и Сухрат Арупов были захвачены в плен американскими военными. Сегодня Долкын Керимбакиев вернулся домой живым, но до сих пор не известна судьба его матери. Она как ушла в Пакистан в поисках сына, так и не вернулась.
http://rus.azattyq.org/content/Abykenov_Kerimbakiev/1339399.html

Семь лет без солнца. Из американского концлагеря Гуантанамо выпущен последний гражданин Казахстана Д.Керимбакиев
11.11.2008 
Как сообщалось в прессе, в тюрьме на американской военной базе Гуантанамо на Кубе не осталось ни одного казахстанца.
31 октября в Астану на военном самолете ВВС США был доставлен Долкун КЕРИМБАКИЕВ, который провел в Гуантанамо почти 7 лет. На днях он наконец-то смог попасть домой - в село Кызыл Шарык Алматинской области.
  
Наша газета уже не раз писала о злоключениях казахстанских пленников Гуантанамо. В 2002 году четверо казахстанцев - Долкун Керимбакиев, Айту АБЫКАНОВ, Ильхонжон БОТАЕВ и Сухрат АРУПОВ - попали в руки американских военных на территории Афганистана. Парни обучались в медресе в Пакистане, а потом отправились в Афганистан, чтобы пройти практику в одной из кабульских мечетей. Осенью 2001 года во время очередного американского авиаудара мечеть была разрушена. Вместе с другими беженцами казахстанцы направлялись к афгано-пакистанской границе, когда их захватили в плен пуштуны. Афганцы продержали наших соотечественников у себя несколько месяцев, а потом продали американским военным. Американцы отправили ребят в тюрьму Гуантанамо - как подозреваемых в причастности к терактам 11 сентября 2001 года, однако доказать ничего не смогли. В 2006 году трое казахстанцев вернулись на родину, а четвертому - Долкуну Керимбакиеву - пришлось провести в тюрьме еще почти 2 года. Так и не предъявив ему официального обвинения, американцы наконец отпустили парня восвояси. Нам не удалось поговорить с ним лично: Долкун сейчас не общается ни с кем, кроме родственников. На вопросы газеты "Время" вчера ответила его сестра Эльмира КЕРИМБАКИЕВА.
- О том, что брат возвращается, нам сообщили сотрудники КНБ, - рассказала она. - Дядя ездил за ним в Астану. Встречали Долкуна представители МИД и других служб. Хорошо встретили, пожелали ему всего наилучшего. Утром 2 ноября Долкун приехал домой.
- Как он себя чувствует?
- Потихоньку приходит в себя, привыкает к нормальной жизни. Конечно, заключение сильно отразилось на его здоровье: он очень слаб, к тому же простужен. От малейших мысленных усилий его тут же прошибает пот. Да и вообще он изменился, стал другим.
- Ваш брат рассказывал что-либо о своем пребывании в Гуантанамо?
- Толком он ничего не говорит. Рассказывает, что в тюрьме все забетонировано. Долкун за эти годы почти не видел солнечного света - его выводили на прогулки на два часа в день по утрам, а стены в тюрьме высокие - вот солнце туда и не проникает.
- Чем Долкун теперь намерен заняться?
- У него нет никаких документов - мы сейчас их восстанавливаем. Дядя с тетей хотят устроить его на работу, только не сейчас, а позже, когда он придет в себя.
- Есть ли какие-то известия о вашей матери (когда 7 лет назад Долкун пропал, его мать с маленьким братом выехала в Пакистан на поиски сына и до настоящего времени не вернулась. - М. А.)?
- Нет. Брат, как только приехал, первым делом спросил меня о ней. Но я ничего не знаю...
Мадина АИМБЕТОВА, 11 ноября 2008 |
Источник - Время
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1226356380

Ответы Временного поверенного в делах США в Казахстане Джона Ордвея на онлайн-конференции с читателями журнала "Exclusive", http://russian.kazakhstan.usembassy.gov/tr-05-27-2011.html,  25.05.2011
Вопрос: Уважаемый г-н Посол,
В свое время была информация о гражданах Казахстана, содержащихся в тюрьме Гуантанамо. Так ли это? Если да, то кто они, в чем их обвиняют?
Ответ: В Гуантанамо находились четверо граждан Казахстана, они уже вернулись в Казахстан. В США им не было предъявлено никаких обвинений.

Угроза была, есть и будет
2 июня 2011, http://caspionews.kz/?p=5826
В Казахстан проникают экстремизм и терроризм, считает научный сотрудник международного центра культур и религий Есбосын Смагулов, сообщает Tengrinews.kz. 
"Последние события (Смагулов имеет в виду взрывы в Актобе и Астане – Прим.автора) для нас стали вспышкой, как бы таким сигналом, когда общество изменило свое отношение. На самом деле ситуация накапливалась несколько десятилетий: и в 90-е годы, и в 2000-е. Были события, которые свидетельствовали о том, что у нас появляется идеология и появляются силы экстремизма и терроризма. 
Наших людей вербовали за рубеж, они попадали в Афганистан, Пакистан на Кавказ. Когда велась операция НАТО в Афганистане, США задержали несколько граждан Казахстана, которые совсем недавно были на базе Гуантанамо. 
Были теракты в Ташкенте в 2000-е годы, один из взрывников-самоубийц был тоже гражданин Казахстана, тоже в начале двухтысячных у нас появилась организация "Джамаат моджахедов Центральной Азии”, она тоже признана экстремистско-террористической”, – рассказал Есбосын Смагулов сегодня, 2 июня, в Астане на "круглом столе”, посвященном теме "Современная религиозная ситуация: проблемы и тенденции развития”.
"Из скрытой фазы экстремизм и терроризм перешел в более открытую. Хотя сами эти события, может, и не были террористическими, по крайней мере, то, что было в Астане. Вывод один: угроза была, есть и будет. Просто общество стало на это смотреть несколько иначе, более трезво, реалистично. От терактов никто не застрахован ", – добавил Смагулов. 
Автор: Асель Сатаева
Источник: Tengrinews.kz

Категория: Участие в зарубежных религиозных военных организациях | Добавил: Marat (10.11.2011)
Просмотров: 1354 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
здесь продолжение на английском - http://military-kz.ucoz.org/publ....1-0-151

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0