Главная » 2011 » Октябрь » 18 » И.Берг: Сирийская оппозиция - кто они? Вероятность исламизации страны довольно высока
18:44
И.Берг: Сирийская оппозиция - кто они? Вероятность исламизации страны довольно высока
Сирийская оппозиция глазами немецких экспертов и комментаторов

1 сентября парламент Южного Судана утвердил список правительства страны. В его составе – 29 человек. Пост министра по делам правительства занял Денг Алор Куол, министра обороны и по делам ветеранов – Джон Конг Нуйон, министра иностранных дел и международного сотрудничества – Ниал Денг Ниал, министра национальной безопасности и по делам канцелярии президента – генерал Ойя Денг Аджак, министра внутренних дел – генерал Алисон Манани Магайя.

14 октября с.г. Организация Объединенных Наций объявила, что за семь месяцев продолжающихся в Сирии антиправительственных выступлений было убито 3000 человек. Пресс-секретарь ООН Руперт Колвиль уточнил, что сотни сирийцев были брошены за решетку, подвергнуты истязаниям или просто исчезли. По его словам, близкие тех, кто поддерживает оппозицию, подвергаются преследованиям со стороны сирийских властей как внутри страны, так и за рубежом.

Немецкие эксперты полагают что есть несколько возможных сценариев действий оппозиции в современных условиях. Первый - военный переворот, осуществленный силами старших офицеров, которые считают: выход из политического кризиса возможен вне семьи Асада. При этом оппозиция должна гарантировать защиту алавитов от актов мести со стороны большинства. Тем более, что военный переворот возможен только представителями сообщества алавитов. Армия даст людям свободу в политической сфере, а сама продолжит играть роль защитника нации, как это было в Египте. Второй сценарий связан с включением в процесс, которым руководит оппозиция, широких гражданских масс. Однако при противопоставлении их армии неизбежны огромные жертвы: армия – организованная, сплоченная и вооруженная сила. Кроме того, значительная часть лидеров оппозиции категорически против насильственных действий. Третий сценарий – активизация участия сирийской оппозиции в ее зарубежном формате. Однако ввиду разобщенности и разновекторности целей и задач вероятность успешных преобразований в Сирии ее силами наименее продуктивно. Каков бы ни был политический расклад, актуальная ситуация в Сирии весьма тревожит мировое сообщество. Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллай предупредила о том, что "беспощадные репрессии" в Сирии грозят привести страну к полномасштабной гражданской войне.

Ивеса Любхен, эксперт Центра исследований Ближнего и Среднего Востока при университете Марбурга, считает, что движение к демократическим переменам надо начинать с единства целей, которые преследуют в Сирии различные политические группировки. Заменой режиму Асада она считает альтернативный Переходный совет наподобие ливийского. Кто должен войти в него, представители оппозиции в изгнании или сирийские правозащитники, загнанные сирийской охранкой в подвалы? Скорее всего, все политические силы, представители всех конфессий. Но революционные преобразования должны обязательно оставаться мирными, поскольку вооруженные действия могут дать режиму повод для еще больших репрессий и приведут к еще большему числа жертв.

Поскольку силы оппозиции в Сирии систематически подавляются и преследуются, выход только один – попытка формирования и объединения за рубежом. Мир должен взять на себя обязательства защищать интересы сирийского народа, говорится в ряде публикаций, в том числе в Стамбуле, где в марте c.г. вновь образованный Национальный совет, включающий в себя представителей основных партий, пытался возглавить оппозиционное движение в ближнем зарубежье. Цель 140 членов совета - свергнуть режим президента Башара Асада, в случае необходимости с помощью сил международной поддержки, говорилось в обращении Национального совета (НС) от 10 марта с.г. Заявление оппозиции являлось декларацией о намерениях, оценивают документ немецкие эксперты, поскольку изнутри она сама ослабляет себя внутренними конфликтами, суть которых – кто должен возглавить оппозиционное сопротивление. Реальность для оппозиции, которая будет символом общенационального единения, стала для противников президента Башара Асада суровым тестом на жизнеспособность.

Созданный в Стамбуле НС вместе с генеральным секретариатом во главе с профессором Сорбонны Бурханом Гальюном представляет собой довольно широкий политический спектр. В числе 29 членов секретариата - пять представителей "Братьев-мусульман", четыре курда, шесть представителей так называемых революционных комитетов, четыре лидера либерального лагеря и другие представители. Вопрос в одном: смогут ли они договориться, размышляли в ту пору немецкие эксперты. "Я думаю, режим Асада совершенно потерял доверие в мире. Мир ждет объединенной сирийской оппозиции, которая предложит альтернативу этому режиму, чтобы мир мог ее признать" - сложно сказать, насколько вняли данному призыву Бурхана Гальюна его собратья из других регионов и крыльев сирийской оппозиции.

Одно несомненно. Создание им и его соратниками НС - первый серьезный шаг в объединении разрозненных оппозиционных сил. Их объединила общая идея - призыв о завершении правления Башара Асада. Все группы требовали положить конец правлению диктатора и призвали иностранные государства и организации остановить преступления и нарушения прав человека режимом. Тем не менее, оппозиция отклоняла виды вмешательства, которые бы ограничивали суверенитет Сирии. Редкий зарубежный наблюдатель мог понять подобную словесную эквилибристику, из которой непонятно было, согласна ли оппозиция на иностранную инвервенцию, а если согласна, то на каких условиях. Поэтому к декларациям Национального совета отнеслись с осторожностью. Бурхан Гальюн в речи, которая транслировалась по всем арабским телеканалам, указал: "Для нас речь идет о форме создания общего фронта, который мог бы противостоять массовым убийствам, которые совершаются каждый день".

Попытка создания другой организационной формы объединения противоборствующих режиму сил – протестное движение, созданное в середине сентября с.г. Сирийская оппозиция делает первые шаги к единству, заключая новые альянсы, сообщила пресса ФРГ. Так она оценила итоги состоявшейся неподалеку от Дамаска пресс-конференции, которую дал 18 сентября с.г. один из лидеров сирийской оппозиции Хасан Абдул Азим. Сирийская оппозиция активизирует усилия по разработке общей линии. В последние дни противники режима на родине и за рубежом предприняли несколько попыток сформировать единый политический фронт. Он обусловлен рядом обстоятельств. Во-первых, 70 из 140 членов Национального совета – жители Сирии. Во-вторых, в совете представлены различные политические силы, и предпринимаются попытки вовлечь в него остальные группы, как заявил Хосан Ибрагим, член комитета координации (LKK), своего рода зонтичной организацией демонстрантов. Комитет включает в себя светские и исламистские оппозиционные группы. Переговоры не завершены, председатель не определен.

Иными словами, подытожили немецкие эксперты, через шесть месяцев после начала акций протеста против режима Башара Асада, оппозиция по-прежнему лишена ярко выраженного организационного лица. Из Стамбула и Дамаска тем временем приходят противоречивые сообщения. С одной стороны оппозиция организует акции протеста, в которых погибают все новые активисты. С другой стороны, в конце августа с.г. Национальный совет сообщил, что не будет предпринимать никаких конкретных шагов по объединению оппозиционных сил. "Появляются все новые советы и комитеты. Каждый день кто-то к нам приходит, утверждая, что именно он будет представлять сирийскую улицу. Но все это лишь пустые слова. Эти люди играют с нашей жизнью", говорят активисты из Стамбула.

Образование в Турции 2 октября с.г. нового Национального совета, как центрального исполнительного и координирующего органа оппозиции, - еще одна попытка становления главного штаба сопротивления режиму Асада. В основе его, по различным данным, от 150 до 200 человек. Один из ведущих лидеров – Б.Гальюн, однако окончательный выбор вождя еще не сделан: возможно, в обновленный НС вольется "Координационный совет", который представляет группа интеллектуалов во главе с Арефом Далиля, Хасаном Абдель Адьемом, Мишо Кило, имеющими международный авторитет. А от этого зависит признание мировым сообществом нового НС. Иными словами, речь идет о расширении состава руководящих кадров на базе прежнего НС. Представительский состав в семи группах НС тот же: "Братья-мусульмане", представители племен, интеллектуалы, либералы, курды, независимые, христиане.

Сирийский обыватель не знает, какая организация и в самом деле представляет интересы масс. "Все в движении, - комментирует события активист из Дамаска Амер аль-Садек. – Процесс формирования политических течений не завершен. Существует ряд признаков того, что оппозиция в последнее время стала более зрелой. Но она по-прежнему разобщенная и амбициозная".

В стане оппозиции царит напряженность и подозрительность. Встречи оппозиции в Сирии ее турецкими покровителями воспринимаются особенно болезненно: считается, что эта оппозиция не просто проасадовски настроена, а Асадом и создана. Тем более, что на подобных конференциях присутствуют представители старшего поколения сирийской части оппозиции, левые светские интеллектуалы, которые работают десятилетия в аспекте движения к демократическим переменам. Тем не менее есть и диссиденты и молодые активисты. Критики, однако, указывают, что это - игра режима, который пытается включением известных фигур симулировать готовность к компромиссу.

Одновременно стало известно, что новый оппозиционный сирийский альянс сформирован в Париже. По заявлению пресс-секретаря "Коалиции демократических и светских сил" Р.Кассис, цитируемого в немецкой прессе, "Наша цель заключается в борьбе за свержение Асада. А наша удаленность от Сирии – не проблема, а преимущество: таким образом, мы скорее можем быть убежденными в том, что Сирия не попадет в руки исламистов".

Вероятность исламизации Сирии довольно высока. Сирийская оппозиция за перезагрузку, перезагрузка означает свободу, а дать ее может только шариат. Таков смысл призывов из уст исламских эстремистов, которые волею политического расклада попали в настоящее время в ряды правозащитников. Рийад Шафка, генеральный инспектор сирийского крыла "Братьев-мусульман", прошел школу фундаменталистов в Дамаске, Хаме, Ираке и Йемене. Его соратник Фарик Тайфур – постоянный представитель генерального инспектора, который с 1981 года находился в Иордании, и, как Шафка, ждал сигнала к наступлению. Они утверждают со страниц немецкой печати: "Если мы выиграем на выборах, мы не будем делать различий между мусульманами, христианами и алавиты. Все они являются равноправными гражданами. Напротив, мы готовы защищать права меньшинств, как того требует шариат – в Коране сказано: не может существовать принуждения к религии".

"Братья-мусульмане" в Сирии набирают политические очки по принципу "Пообещать – не обязательно сделать", отмечают немецкие эксперты. Это – предсказуемые декларации тех, кто, скорее всего, разделяет воззрения собратьев в том же Египте, где в последние недели развернулось истребление коптов, и в Ливии, где археологам, исследующим развалины синагог, предложено убраться из страны, поскольку "новая демократическая Ливия не потерпит евреев", отмечают немецкие эксперты.

Cудьба противников режима Асада отслежена в ряда документов правозащитников. Последний их них, названный "Длинная рука спецслужб Сирии", по времени датирован октябрем 2011 года и подготовлен экспертами Amnesty International. В нем отслежена практика преследований более 30 сирийских оппозиционеров в 8 странах мира Европы, Северной и Южной Америки, в том числе во Франции, ФРГ, Испании, Швеции, Великобритании, Канаде и Чили. Причем, Amnesty International считает, что данное расследование может быть только частью более широкого мониторинга. Жертвы находятся под пристальным вниманием сирийской контрразведки, работающей под официальным прикрытием. Так, сотрудники посольств Сирии ведут видеонаблюдение и подвергают систематическому запугиванию по телефону, оповещениями по электронной почте, сообщениями в сети Facebook.

По существу, речь идет от молодых людях от 19 до 38 лет, которые участвуют в антиасадовских демонстрациях, призывая к прекращению насилия в отношении к инакомыслящим, а также к отстранению сирийского диктатора от власти. Силами сирийских спецслужб, которые действуют под крылом посольств Сирии в названных странах, проводится явная и тайная слежка за демонстрантами, формирование секретных досье на них, включая фотографии, и давление на оппозиционеров – главным образом, путем репрессий их родственников, живущих в Сирии. В ряде случаев родственники покидают родину, также становясь политическими беженцами, как это было, к примеру, с родителями Малека Джандали, живущего с 1994 г. в штате Джорджия, США, - 73-летним Мамуном Джандали и 66-летней Линах Джандали, неоднократно избиваемых в Дамаске после того, как Малек принимал участие в акциях протеста в Вашингтоне. Тот же путь за океан проделали члены семьи Радвана Зидеха, который до 2007 г. был директором центра по правам человека в Дамаске.

Многочисленные сирийские активисты стали мишенью спецслужб Сирии в разных странах мира, констатирует Кристина Шмидт, немецкий эксперт по Сирии от Аmnesty International. Все, кто сбежал от преследований режима Башара Асада и поселился в странах Запада, автоматически причисляются режимом к государственным изменникам и шпионам, на которых ведется охота. Чтобы быть зачисленным в ряды шпионов, достаточно послать по Интернету хотя бы одно текстовое сообщение или видеофайл. Уже одно это будет расцениваться Дамаском как подстрекательство к насильственному свержению строя. В связи с этим сирийским спецслужбам, в первую очередь, армейской разведке даны широкие полномочия по дискредитации соотечественников за рубежом. Из окон сирийских посольств в странах Запада с помощью видео- и фототехники фиксируются лица участников демонстраций. Затем эти документы пересылаются в Дамаск, и спецслужбы на местах начинают обработку родных и знакомых, вплоть до допросов с применением насилия. В Германии это соответственно - посольство Сирии в Берлине, поясняет Кристина Шмидт.

Известно, что политическая слежка, которая известна на Арабском Востоке под словом Mukhabaraat, проходит под руководством сотрудников посольств и других сотрудничающих с правительством Сирии организаций, откуда в ряды активистов засылаются шпионы, раздаются телефонные звонки или угрозы в электронном формате. По существу, находясь на Западе, оппозиционеры подвергаются такому же давлению, как и на родине, однако оно более эффективно, поскольку по подозрению и обвинению в пособничестве шпионам задерживаются или подвергаются пыткам многочисленные родственники, живущие в Сирии. Порой агенты спецслужб задерживают родственников прямо на улице, как это было с бизнесменом Ясином Зиаденом, братом сирийского активиста Радвана Зиадена: он шел по одной из улиц и был остановлен тремя людьми в штатском 30 августа с.г.. В течение многих недель о его судьбе никому из родных ничего известно. Все это время он, по данным правозашиников, содержится в полной изоляции в специальном центре пыток на территории базы военно-воздушных сил и подвергается допросам и пыткам. Активисты Amnesty International публикуют на своем сайте адрес правительственных организаций, включая и резиденцию Башара Асада, куда много недель стекаются письменные требования об освобождении Ясина Зиадена. Вполне возможно, предполагают эксперты Amnesty International, его постигла участь 88 людей, убитых в заключении с 1 апреля по 15 августа 2011 года.

Иман аль-Багдади переехала в Швецию из Сирии девять месяцев назад, и с той поры и не осмеливается выходить из квартиры, расположенной в пригороде Стокгольма: ей постоянно угрожают расправой. По данным местных правозащиников, речь идет о ежедневной работе сирийской службы внешней разведки, которая идентифицирует соплеменников в Швеции, обвиняя беженцев в шпионаже, и затем осуществляет давление на них. Эта деятельность осуществляется в 20 государствах западного мира, где сегодня живут сирийские правозащитники. Иман аль-Багдади – одна из них. "В Сирии я работала в учреждениях, которые защищают права женщин и детей. Я была так счастлива, что я наконец смогла беспрепятственно заниматься защитой прав человека, когда попала сюда". Еще дома Иман была активисткой в Интернете и распространяла критические суждения о режиме, что не осталось незамеченным сирийской полицией. В Швеции она успешно использует видео-блоги и другие медиа-ресурсы, и эта ее деятельность также оказывается под наблюдением. То ли и дело под дверь ее квартиры подкладывают письма на арабском: "Молчи, иначе твоя семья в Сирии окажется в опасности". Адрес и телефон, который то и дело звонит и предупреждает женщину суровыми мужскими голосами, хорошо известны только в одном учреждении в Стокгольме – в посольстве Сирии. После ряда угроз спецслужбы приступили к действиям. Брат Иман был арестован в Дамаске, заключен в тюрьму и подвергнут пыткам. "Они сломали ему обе руки. Затем заставили его подписать документ, в котором он пообещал, что моя семья отвергнет меня", говорит Иман. Даже после того, как Иман выступила по Шведскому радио под вымышленным именем, спецслужбисты прислали ей письмо: "Мы узнаем вас по голосу, даже если вы назоветесь не Надия, как недавно, но и под другим именем". Иман остерегается, но работу свою по разоблачению диктаторского режима продолжает. "В конце концов, я не одна. В Швеции есть еще 17 активистов, которые получают такие же угрозы". "Они напрасно ждут, что смогут всех запугать, - говорит Джабер Заин, член координационного комитета по поддержке сирийской оппозиции. - Ряд сирийцев в Швеции даже рискуют выступать в программах TV4, поэтому те люди, которые стоят в окнах посольства Сирии и фотографируют нас, не так уж страшны. Вместо фотокамер в их руках могут оказаться снайперские винтовки. Однако мы готовы даже получить пулю в голову, чем отказаться от своих убеждений".

В течение девяти месяцев режим Башара Асада борется с оппозиционным движением в Сирии и за ее пределами. Но даже в изгнании, включая Германию, противники режима не чувствуют себя в безопасности, подчеркивает политический комментатор Беттина Маркс. В их числе Зонзоз Сулейман, которая почти десять лет живет в Германии. Она родом из города Хама в Сирии, была вынуждена покинуть родину, потому что находится в оппозиции к правящей в стране партии. Зонзоз Сулейман принадлежит к "Партии за демократию и модернизацию" с ее небольшим офисом в Берлине. Это - светская партия, члены которой живут во всех сирийских городах и стоят за равенство всех сирийцев, "независимо от того, какой они религиозной конфессии, арабы или курды, сунниты или алавиты. Мы все должны иметь равные права". Сама она – представитель алавитов, тех самых, в чьих руках сосредоточена вся военно-политическая власть в Сирии, включая президента Башара Асада. Это религиозное меньшинство вместе с христианами и друзами составляет только около десяти процентов населения. Ключевые посты в иерархии Сирии дают алавитам привилегии, которые отвергает Зондоз Сулейман: она ничего не хочет знать о предпочтении и решительно выступает за равные для всех права. В Сирии ей приходилось действовать в конспиративных условиях. В Германии она также осторожничает: надо считаться с тем, что ее семью преследуют за ее убеждения, которые она открыто высказывает в интернет-обращениях. Чтобы спасти семью от тюрьмы, она поощряет действия ее брата Халеда, который публично в телепередачах сирийского телевидения оклеветал ее, обвиняя во всех смертных грехах, от аморального поведения до "разоблачения ее связей с иностранной разведкой и действий на подачки империалистов США и Европы". Халед одно время гостил у сестры, однако вернувшись по личным причинам в Сирию, был арестован, подвергнут пыткам в течение месяца в тайной тюрьме. После освобождения скрылся, и с тех пор судьба его неизвестна. Таковы реалии жизни сирийской оппозиции.

ВЫВОДЫ

Первый. Ядро сирийской оппозиции в настоящее время формируется в треугольнике Дамаск – Стамбул (ближнее зарубежье) – Париж (дальнее зарубежье). Трудно сказать, на какой из городов следует ставить акцент, поскольку в разных центрах оппозиционного сопротивления есть политические фигуры, обладающие достаточным авторитетом и признанием.

Второй. События в странах "арабской весны" активизировали крыло сирийской оппозиции, которое сформировалось в дальнем зарубежье, включая страны Северной и Южной Америки и Европы. При этом отчетливо прослеживаются его интеллектуальный и светский характер, возрастные особенности (как правило, это молодежь 25-30 лет), решительность и готовность к самопожертвованию ради идеи свержения режима Б.Асада.

Третий. Различные оппозиционные центры, созданные в Дамаске, Стамбуле и Париже, несмотря на различный опыт политического сопротивления, роднит единая особенность – недоверие друг к другу. С одной стороны, это вектор Дамаск – зарубежье: считается, что последние не владеют актуальной ситуацией и не способны выносить грамотные политические решения. С другой стороны, это вектор Стамбул – Париж, где каждая пребывающая там ветвь оппозиции считает: именно у нее есть неоспоримые преимущества для лидерства.

Четвертый. Сирийские спецслужбы усиливают отслеживание активистов оппозиции в дальнем зарубежье. При этом они применяют методы и стиль, присущие иранским спецслужбам, что говорит о наличии инструкторов из Ирана в ряде структур как в самом Дамаске, так и в посольствах Сирии в странах Северной и Южной Америки и Европы.

Использованы данные сайтов ZEIT ONLINE, taz, ВВС, Deutsche Welle, TV4 (Швеция), Dagens Nyheter, Amnesty International.

И.С.Берг
17.10.2011
Источник - Институт Ближнего Востока
Категория: Международные военные новости | Просмотров: 838 | Добавил: Marat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Календарь
«  Октябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31